ЛитМир - Электронная Библиотека

Но одно дело мечтать и работать официанткой в придорожном кафе, другое – ухватить синицу и даже погнаться за журавлем в небе. Синицей была подслушанная ею тайна о «золотой воде». Ради журавля – свободной и сытой по ее детдомовским понятиям жизни – она без зазрения совести приготовилась пройти по головам всех встреченных на пути. К несчастью, Насте никто никогда не говорил, что зло, сделанное другим, вернется к ней многократно увеличенное.

В тот день, когда ей удалось всучить Прорве свой липовый диплом и устроиться на работу, она решила, что женит на себе бездельника Леню, а там… «Там» было пока туманным.

Работа пока была непыльная – заклеить конверты, подать кофе, проводить к шефу посетителей, сделать ксероксы с документов… Вот эта ее обязанность и помогла Насте в ближайшее же время сделать копии результатов двух независимых экспертиз воды, пласт которой залегает на участке Лобовых. Калисяк отпустил ее в тот день пораньше, и она наконец сама позвонила Лене:

– Алло! Слышишь меня? Может, заедешь?

Леня был счастлив.

В последнее время он часто ревновал Настю: к телу не подпускала, все время около нее вились разные ухажеры, к тому же, не сказав ему ни слова, на новую работу перешла – с потерей зарплаты… Зачем, не объясняла. Настя при этом строго следовала своему «бизнес-плану». Во-первых, наблюдала, как поведет себя Леня после разрыва с Оксаной, не захочет ли вернуться к своей невесте; во-вторых, действительно сумела заставить его ревновать к совершенно незнакомым мужчинам – это было в кафе, ну а когда вдруг оттуда ушла – причины не назвала, пусть погадает, мозги хоть чем-то займет.

Леня, ходивший всю неделю мрачный, после Настиного звонка повеселел. По дороге забежал на кухню, откуда доносились аппетитные запахи. Лика с мамой Таней стряпали ужин. Леня сделал себе бутерброд.

– Мам, посмотри на него! – прицепилась Лика. – Как ни в чем не бывало… Тебе не стыдно?

– Стыдно, у кого видно. Ты о чем? – удивился Леня.

– А ты как будто не знаешь. Ты что с Оксанкой творишь? Она тебя ждала, надеялась…

– А я просил? – жуя, ответил Леня. – И не лезь в дела старшего брата, поняла?

– Это не чужие дела. Она моя подруга. Ходит как тень. Извинись перед ней.

– Ты подруга, ты и извиняйся!

– Вот свинья, ни капельки не изменился!.. – вспылила Лика.

Тут мама Таня сказала:

– Лика, не вмешивайся! Сами разберутся. Лика удивленно посмотрела на мать:

– Мам, ты что? Может, медаль еще ему дать?

– По-твоему, лучше было бы, если бы он ее обманывал. Знаешь, это дело такое. Полюбил другую… – защищала мама Таня любимого сыночка, который молча ел.

– Да в кого наш Леня может влюбиться? В эту, что ли, честную официантку?

– Что ж с того? Она хорошенькая, а работа, знаешь, всякая бывает, – сказала мама Таня.

– Сестра! Ну что ты скалишься, – усмехнулся Леня. – Чтоб ты знала, она у Прорвы работает секретарем.

Вот это была новость так новость. Лика не нашлась, что и ответить.

***

Леня забрал Настю у ворот фабрики, и они поехали к ней на квартиру. Дорогой девушка загадочно молчала. Когда вошли в ее комнату, Леня сразу полез целоваться, но Настя строго сказала:

– Ты должен меня познакомить с родителями.

– Ты же с ними знакома, ну, Насть… – ласкался Леня.

– Во-первых, с отцом не знакома. А во-вторых… Я могу произвести на них впечатление?

– Тебе зачем? Насть, ну я соскучился…

– Перестань! – осадила она. – Помнишь того парня? Ты нас как-то вместе видел? Он сделал мне предложение. Хочет на мне жениться, слышишь?

Леня поцеловал ее в шею:

– Ну и пусть женится…

Настя вырвалась из его объятий и отошла к окну.

– Не подходи!

– А что я такого сказал? Поженитесь, нарожаете детей, – подошел к ней Леня.

– Я с тобой серьезно, а ты… – закусила губку Настя.

– Если серьезно, гони этого хмыря, он и детей тебе дебильчиков наделает.

– Не шути так, для меня это важно.

– Что важно, Настя? Подгузники? – воскликнул Леня.

– Да… Только ты вряд ли поймешь. У тебя все есть. С детства на всем готовом… У тебя дом, родители, тебя опекают, защищают… – серьезно говорила Настя.

– А тебя не опекают, поэтому пойдешь за парня, которого не любишь, – разозлился Леня.

– Может, я его люблю.

– Ага, и жить без него не можешь! Эта песня мне знакома, только от тебя-то я не ожидал.

– Я, Ленечка, просто тебя предупредила.

– Все бабы одинаковые. Все замуж торопятся. А я не спешу. Разве так плохо? Зачем тебе семья? Мы же молодые, – он опять попытался обнять ее.

Настя снова вырвалась и усмехнулась:

– Я тебя разве о чем-то прошу? С чего ты взял, что я хочу, чтобы ты на мне женился? Больно надо. Проваливай!

Настя избрала правильную тактику. Леня привык, что девушки сами вешаются ему на шею и лезут в постель. Оксана, правда, открыла счет недотрог, теперь еще и она… Леня вернулся домой, ни с кем не разговаривая, поднялся к себе в комнату и заперся. Настроение было ужасное: что-то изменилось в России за время его двухгодичного отсутствия, а что – непонятно! В Германии он всегда был первым парнем…

Утром к нему постучалась мама Таня:

– Леня, открой! Полдень… Отец злится…

– Открыто, – отозвался Леня.

– Лень, я вот тебе творожка принесла. С вареньем, поешь?

Молча, не вставая с кровати, он проглотил две ложки и отдал миску матери.

– Лень, ну что стряслось, выкладывай! – мама Таня потрепала по голове великовозрастного сыночка. – Может, я помогу?

– Отец достал, – загнул мизинец Леня. – Лика грузит по полной, – загнул безымянный. – Работу не могу найти…

– С работой сейчас непросто. А отец ждет, чтобы ты помог ему по хозяйству.

– Какое хозяйство, мам! Мне деньги нужны. Дай, пожалуйста, творог, доем… – Леня взял обратно миску.

– А может, все дело в той девушке? – осторожно предположила мать.

– Ну, все! – разозлился он. – Я обратно в Германию уеду.

Мама Таня ничего не успела ответить, внизу раздался звонок. Она пошла открывать.

На пороге стояла Настя, одетая просто, причесанная гладко.

– Здравствуйте, – сказала она. – Я к Лене, он дома?

– Добрый день, – ответила мама Таня. Из кухни вышел Лобов.

– Здравствуйте, – сказал. – Леня-то дома, но спит. Настя, глядя на часы, изобразила удивление.

– Он в ужин завтракает. Барон… – объяснил Лобов.

– Отец!.. – осадила мужа Татьяна. – А вот давайте с нами чайку…

– С моим медом, – добавил Лобов.

– Спасибо, – ответила Настя и неуверенно пошла на кухню за хозяевами.

Сели пить чай. Настя наложила себе в розетку меда, определила:

– Липовый…

– О! Барышня в меде разбирается, – оценил Платон.

– Мой детдом в деревне был. Пасечник местный нас жалел, угощал. Он много меду качал, килограммов по сто с каждого улья.

– Мы по сто пятьдесят качаем, – похвастался Лобов.

– Правда? Здорово! – порадовалась Настя.

Закончив чаепитие, мама Таня наконец сказала:

– Леня у нас в своей берлоге залег, никак не вытащу. Услышит, что вы здесь, мухой прилетит!

– Ой, не надо на «вы»! Зовите меня просто Настя.

– Настя, так Настя! – улыбнулся Лобов.

– Может, растормошишь своего кавалера? Иди через гостиную налево, наверх… – попросила мама Таня.

– Спасибо, – поблагодарила Настя и тут же подмаслила Лобова: – А вы мне еще расскажете про вашу пасеку?

– Расскажу, коль интересно. Когда она ушла, мама Таня сказала:

– Милая девушка… Скромная.

– В меде разбирается, – положительно охарактеризовал Настю и Лобов.

Настя встретилась с Леней на середине лестницы: она поднималась, он спускался. Они обменялись ничего не значащими приветами.

– Счастливо оставаться! – сказал Леня и пошел вниз.

– Куда собрался? – остановила его Настя. – Может, сначала поговорим?

– О чем! – усмехнулся он.

– Есть о чем. Иначе не пришла бы.

– Скажешь, беременная?

19
{"b":"10395","o":1}