ЛитМир - Электронная Библиотека

– Люба, если бы что-то случилось – разве я бы сидел вот так, на мягком стульчике?

– Ты, пожалуйста, больше мне таких сюрпризов не устраивай. Я бог знает что подумала… – отлегло у Любы.

– Ничего не могу обещать, – рассмеялся Жилкин. – Ты же знаешь, влюбленные способны на все.

По дороге домой Люба сказала, что через неделю она выйдет на полную ставку. Тема была слишком болезненная:

– Абсурд! Что это такое, твоя полная ставка? Три рубля,– завелся он. – Не ставка, а подставка! Бесконечная усталость, и никаких перспектив! Я даже слышать не хочу этот бред…

– Хочешь не хочешь, а дело решенное! Что мне дома-то делать, ты подумал? А на работе меня ценят и уважают! А это ни за какие деньги не купишь, между прочим.

– У тебя фабрика есть, фаб-ри-ка! А ты про какое-то дежурство! Это просто смешно!

– Вот и веселись, я очень рада. А фабрикой этой я заниматься не буду! Неинтересно мне это, – понимаешь? Душа не лежит. Я врачом стать мечтала… Тебе ведь нравится фабрикой заниматься?

– Нравится, и что? – вспылил Гриша.

– Вот и занимайся, никто не мешает, – язвительно сказала Люба.

– Да как же я один справлюсь?

– Возьми себе помощников.

– Откуда я их возьму, ты подумала? Кого я тут у нас найду?

– Да ты только свистни, враз набегут. Вот хоть Аскольд! Чем не помощник? Или этот, ты про него всегда говорил, – «очень успешный предприниматель», пока он тебя не подставил…

– Козловский? Ты что, издеваешься?

– А вот он-то умеет других запрягать. Прирожденный начальник! Поучился бы…

Перебранка продолжалась до самого дома. Конструктивных решений не выявилось. У дома Гриша поставил жирный восклицательный знак:

– Все, приплыли!

На следующий день он допустил Козловского к документам фабрики…

Глава 12

СТРАСТИ-МОРДАСТИ

Неумолимо приближалось время вступительных экзаменов. Лика с Раей прилежно занимались на квартире Зарецкого, устраивая друг другу мини-зачеты. Рая почти всегда давала верные и быстрые ответы. У Лики сдавали нервы.

– Я точно завалю… – хныкала она.

– Попрошу без фанатизма и экстремизма. Прорвемся, – бодро отвечала подружка.

– Слушай, а что будем делать, если не поступим?

– Я… Вернусь к предкам, – решила Рая.

– А я уеду к Мишке, в Канаду, – вздохнула Лика. – Тебе так хочется вернуться к предкам?

– А тебе в Канаду свалить? Учи лучше… Мы обязаны поступить!

Первым был экзамен по рисунку. Никогда в жизни Лика так не волновалась, и непонятно почему, ведь рисунок был для нее самым простым испытанием – гипсовую голову трудно плохо нарисовать… Когда абитуриенты рассаживались по местам, из Канады вдруг прозвонился Миша и пожелал успеха.

– Только не посылай меня к черту! – донеслось с другого конца земного шара. – Я уверен, ты сдашь!

– Спасибо, что веришь, – голос Лики задрожал. – Я сразу кину тебе эсэмэску, целую, скучаю. Мишка, боюсь…

– Привет будущим студенткам! – из-за спины раздался голос Зарецкого. – Волнуетесь?

Рая отрицательно покачала головой, Лика кивнула, сунув мобильник в сумочку.

– Волноваться не советую, – улыбнулся он Лике. – Чем спокойнее на душе, тем тверже рука и увереннее линии.

Лика вдруг поняла, что именно из-за него боится провалиться: Зарецкий сделал ей столько добра, и если она не поступит…

– Ой, мамочки, начинается, – воскликнула она и вошла в аудиторию.

Рисовали шесть часов. Рая вышла через четыре. Лика сидела до последней секунды, пока не начали отбирать работы. Она вышла, увидела Раю и заныла:

– Мне кажется, я не поступлю. Я думала, что хорошо рисую, пока не увидела, как это делаешь ты…

– Не выдумывай, – философски заметила подруга и повела ее к выходу. – И я не Рафаэль, и ты не маляр со стройки. Лика, тесты будут завтра, а до завтра еще жить да жить. Как-нибудь прорвемся.

– Меня до тестов даже не допустят, я в рисунке напортачила…

– Не боись, мне сегодня сон приснился, что тебе вручают студбилет! – Рая показала бутылку дорогого ликера. – Завтра уже будем пить за все хорошее, подруга, ау!

– А тебе вручили студенческий? – спросила Лика, чуть повеселев.

– Не поняла, ты меня на этом месте разбудила…

***

Сон, как выяснилось, был в руку. После экзамена абитура разошлась по домам трястись дальше, а кое за кого слово уже замолвили. Зарецкий пригласил друга доцента ударить по пиву с королевскими креветками в модном баре. Но тот за отсутствием времени отказался. Поговорили они на бегу, пока шли к своим машинам.

– Ну что, еще не сдалась твоя абитуриенточка? – подкалывал Дроздов. – На шею, срывая одежды, не бросилась? Меня терзают сомнения, не наткнулся ли ты на профессиональную динаму. Дорого же она тебе обходится…

– Не терзайся! – ответил Зарецкий. – Расскажи, как наши красавицы сдают экзамены…

– Правду сказать или то, что ты хочешь услышать?

– Давай, как есть…

– Твоя протеже – обычная посредственность. Девочка старательная, но… весь талант в мордочку ушел…

– Но ты ведь… сможешь повлиять? – насторожился Зарецкий.

– Обещал – сделаю. А вот вторая – блеск! Открытие сезона.

– Тогда я рассчитываю на твою помощь…

– Что, и тут – «повлиять»? – засомневался Дроздов.

– Мы же обо всем договорились…

– Послушай, Андрей! Одно дело – вытянуть бездарность. Но эта Раиса… Она очень способная. И валить ее… подло, – вдруг заявил Дроздов.

– Поступит через год. Какой ты, Костя, стал щепетильный да жалостливый…

– Ты этого мутного потока абитуры не видишь, а я вижу. И когда там попадается одаренный человек… – сказав это, Дроздов вернулся к своему обычному цинизму. – Надеюсь, что эта жертва будет ненапрасной.

– А я так просто уверен!

На этом разговор завершился, и друзья разъехались на своих машинах.

***

Рая тесты не прошла, хотя не только ответила на все вопросы, но и ухитрялась подсказывать Лике – по совместно разработанной системе подсказок.

Уверенные в победе, девушки вместе ожидали результатов. Когда вывесили списки, фамилии Раи среди поступивших не оказалось.

– Это невозможно, – побелела она и пошла прочь от ненавистной Доски объявлений. Лика нагнала подругу у выхода на улицу. Рая не слушала слов утешения, перебежала дорогу и брела куда глаза глядят.

– Райка, остановись! Рая, а может, это ошибка? Надо подать на апелляцию…

– Бесполезно, – вдруг ответила Рая и села на скамейку в сквере. – Это же тест. Подчеркивай и обводи кружочками правильный ответ. Все прозрачно…

– Тогда я попрошу Зарецкого. Может, он сможет что-нибудь сделать. Его друг у нас в экзаменационной комиссии, я видела его… Дроздов!

– Не надо никого ни о чем просить. Блата мне не надо.

***

Разговор о Рае Лика завела на следующий же день, когда после экзаменов вернулась на свое рабочее место в офисе Зарецкого. Шеф встретил ее поздравлениями.

– Вы так помогли мне. Если бы не вы… Я многому у вас научилась!

– Не скромничай. Талант всегда пробьет себе дорогу, – заверил Зарецкий.

– Мне Раю жалко, – грустно сказала Лика.

– Что поделаешь, жизнь… – развел он руками. – Я видел ее работу – практически ни одного правильного ответа.

– Это невозможно! Я все писала по ее подсказкам! Как же получилось, что у меня все верно, а у Раи – нет? – доискивалась Лика правды.

Зарецкий глазом не моргнув стал убеждать ее, что Рая… неправильно подсказывала.

– Зачем? – совсем смутилась Лика.

– То есть хотела неправильно, но сама ошибалась, – выкрутился он. – Не рой ближнему яму, сам попадешь… Другого объяснения я не нахожу. Ты еще очень наивна, Лика. Экзамены – это жесткая конкуренция, проверка даже для самой большой дружбы.

– Ну да, проверка… Рая помогала мне готовиться, одна-бы я не справилась, – ответила Лика, не желая верить в предательство Раи.

– Видишь, ты пожалела подругу, предложила ей пожить в квартире, а она… Увы, так бывает, – тоном бывалого человека сказал Зарецкий, открыл шампанского и налил в два бокала.

53
{"b":"10395","o":1}