ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пообещав себе в самое ближайшее время сжечь дотла пару фабрик по производству косметики (исключительно для успокоения нервов, ничего личного), я криво улыбнулся, стряхнул красавицу на пол и распахнул люк.

– Ш-ш-ш…

Неужели база?

В наушнике отчаянно затрещало, и вдруг прорезался ничем не заглушаемый крик куратора:

– Молодец, Пятый! Я немедленно доложу главе филиала: вы первые! Как же тебе это удалось, сынок? Ну спасибо, вот удружил так удружил! Утерли мы нос гордецам-соседям! На их собственной территории утерли! Надеюсь, с командой все благополучно? А то я что-то беспокоился. Особенно за Третьего.

– Это еще почему? – деревянным голосом поинтересовался я.

– Да ты и сам знаешь,– доверительно зашептал куратор.– Наш толстячок черт в целом хороший, только вот на желудок слабоват. Стоит ему увидеть достойную съедобную цель, и пиши пропало. Как на него ни ори, куда, фигурально выражаясь, ни целуй, везде… гм…

– Вы не поверите, но новое задание уже изменило Третьего,– перебил я,– До неузнаваемости. Сейчас его куда ни целуй, везде лицо. И сзади, и спереди.

– Да ну?! – изумился куратор.– Покрутись, Третий. Ох! И правда! Как же это он так?

– Переборщил с маскировкой.

Вторая согнулась пополам от смеха.

– Придется паричок какой-нибудь приспособить,– озабоченно сказал администратор.– Или шляпу натянуть поглубже. Вторая, ты бы не смеялась над чужой бедой, а помогла товарищу. Там в багажнике, в лекарственном кофре, красный кошель с монограммой – это вам на непредвиденные расходы. Купите Третьему шляпу, заодно и в городе помелькаете, поищете жилье.

При слове «кошель» чертовка моментально оживилась. Мой мозг еще не успел дать команду мышцам, а она уже выудила из хвоста кофр, из кофра кошель, потрясла им в воздухе и на вес оценила содержимое:

– Всего-навсего четырнадцать паундов? Не густо… Товарищ куратор!

– Да!

– Это что – мелкие монетки для раздачи чаевых? Или я неправильно поняла задание, и вы планировали погрузить в анабиоз всю нашу команду?!

– Действительно,– поддержал я.– На эту сумму не то что приличного ночлега для троих – доброго стойла не наймешь.

– Пятый! Пятый! – осадил меня администратор.– Поднимись из теплого пекла на грешную землю, сынок! Откуда такие барские замашки? Экономная хозяйка на четырнадцать паундов легко прокормит в течение месяца десяток ртов. Ты хоть знаешь, как живут смертные?

– Под нами замок,– тактично намекнула Вторая.– И что-то мне подсказывает…

– Хорошо. Поставлю вопрос иначе. Что можно купить на один паунд?

Напарники не подвели, выпалив ответы практически одновременно:

– Двадцать кругов домашней свиной колбасы!

– Э-э-э… ночную сорочку с воскресной распродажи?

– Все ясно,– подвел итог куратор.– Скажу коротко: Организация не так богата, чтобы разбрасываться монетами направо и налево. Но если вы не станете транжирить казенные средства, то сможете снять пару приличных комнат недалеко от дворца.

– А если в свободное от работы время выйдем на площадь просить подаяния, то еще и с завтраком! – оптимистично закончила Вторая.

– Хотелось бы посмотреть на благодетеля, который достанет из кармана хоть гнутый сентаво, чтобы подать его Третьему!– хохотнул куратор.

– Не волнуйтесь, он сам возьмет,– отбрила Вторая.– Вместе с карманом.

– И вообще,– опомнился наш администратор.– Сколько можно пререкаться со старшим по должности? За дело, ребята! Третий, о чем задумался?

– Или пятнадцать горшков сечки со шкварками,– мечтательно причмокнув губами, сообщил толстяк.

– Что-о?

– Я говорю: на один паунд еще можно купить…

– Да ну вас!..– наушник исторг из себя что-то вроде сухого плевка и умолк.

– Тонкая нервная система административного работника не вынесла столкновения с грубой реальностью в лице нашего толстяка,– хихикнула Вторая.

– Даже в двух лицах,– поправил я.– Лично я предлагаю не транжирить и без того скудные казенные средства на покупку ненужной в будущем шляпы для Третьего. Все равно личина в течение суток отклеится.

– Правильно! – обрадовалась Вторая, прижимая к сердцу тощий кошель.– Позаимствуем у господина Ниацина аптекарскую шляпу, пока он спит, и дело с концом!

– Решено. Ну что, орлы, достаем костюмы…

Горы. Старая дорога от прииска на Тор

– Помоги, Макарий,– Ужка обеими руками навалился на низкий выступ скалы, который, по мнению Квайла, ничем не отличался от точно таких же по соседству, за исключением криво намалеванной красной метки «FE-45».– Ы-ых…

– Как хотите, но я не верю, что это вход,– заявил Квайл, поднимая факел выше и скептически глядя на пыхтящих товарищей.– Да, понимаю, мой город далек от гор и гномьих поселений, я дикий невежа, и о подземке только слышал от других, но где же логика? Не может быть, что гномы вот так, как сейчас вы…

– Помолчи, студент! – рявкнул Макарий.

Ужка молча метнул в Квайла мрачный взгляд. От чрезмерного усилия лоб Вольдара покраснел, а на шее вздулись жилы, что вкупе с широкими скулами неожиданно сделало его похожим на упрямого бычка.

Насупившись, Квайл сдвинул «шалашиком» несколько валунов, которыми была в изобилии завалена дорога, пристроил факел между ними, прошаркал в сторонку (после стремительного спуска со старой дороги одна из подметок начала отрываться, и башмак теперь просил каши) и, скрестив руки на груди на манер оперного героя, уставился в гору. Чем больше он смотрел, тем больше убеждался, что скала абсолютно монолитна, и в ней нет не то что полноценной двери, но даже щели, в которую сможет без ущерба здоровью протиснуться мышь.

Разве что вот этот камень лежит не слишком естественно. Как-то не так. Словно его специально поместили между двумя другими, а на самом деле…

– Я понял! – крик Квайла унесся куда-то вверх и спустя секунду вернулся слабым эхом.

– Что орешь, Рыжий? – рассердился Вольдар.– Еще одного обвала хочешь?

– Мне кажется, что вы давите не на то место. Вход здесь,– он ткнул пальцем.

– Ох уж эти умники! – скрипнул зубами Макарий.– Всех учат. И бабу рожать, и корову доиться. Поучи местного жителя дорогу находить, поучи…

– Погоди.– Ужка отодвинул Квайла в сторону и прижал ладонь к камню.

Длинные пальцы еле заметно перемещались по серой поверхности, легонько постукивая по ней подушечками. Закончив исследование, он смущенно опустил голову.

– Правда…

– Что правда? – не сразу сообразил крепыш.– Ты хочешь сказать, что мы как деревенские дурачки битый час бодали глухую скалу, вместо того чтобы сдвинуться на шаг?

– Я не виноват! – тут же запротестовал Вольдар.– Какие-то шутники перенесли метку. Откуда я мог знать?

– А Рыжий откуда узнал? Эх, ты…

– Ученье свет,– не слишком одобрительно пробормотал проштрафившийся Ужка.

– Может, все-таки попробуем открыть? – ненавязчиво предложил светящийся от гордости студент.

– Да что тут пробовать! – Вольдар подковырнул камень сбоку и, подпихнув плечом, медленно сдвинул его в сторону.

– Прошу!

Из черноты потянуло пылью и сыростью. Квайл отшатнулся.

– Узковато.– Макарий вынул голову из дыры и оглянулся на лошадей.– А они?

– Придется наведаться завтра с мужиками,– пожал плечами Вольдар.– Мне не откажут. Заодно и до городского прокатного пункта подкинут, чтобы пешком не возвращаться. Лишь бы не сожрали их за ночь… – Ужка с сомнением глянул на понурых лошадок и на минуту задумался.– Послушайте! У кого-нибудь спиртное есть? Лучше не пиво, а что покрепче.

– Вот,– после секундного колебания студент достал из-за пазухи плоскую флягу,– полыняк.

– Ничего себе собрался в дорогу наш Рыжий! – присвистнул Макарий.– Решил прихватить с собой зеленую фею? Уважаю, уважаю…

– Очень хорошо! – обрадовался Ужка, откручивая пробку и щедро поливая скалу над лошадями полынной настойкой.– Зверье эту горечь терпеть не может! Будем надеяться, что обойдется. Вещи и факелы берем с собой. Давайте по одному, я первый.

14
{"b":"10396","o":1}