ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гномий транспорт был хорош многим: в отличие от извозчика он не задавал вопросов, не дышал вчерашним перегаром и не интересовался кредитоспособностью пассажира. У него имелся всего лишь один маленький недостаток: его невозможно было остановить или уговорить свернуть в сторону.

Сиреневый осколок испускал вокруг горячие искры, в брюхе соседнего, прозрачного камня подпрыгивали «ежи». С равнодушием тупого механизма тележка неслась вперед, неся в своем жестком металлическом животе тихо подвывающего от страха Квайла. Несчастный пленник напрягал слух, пытаясь определить по звуку, где находится страшная дробилка, но натыкался лишь на отраженное стенами тоннеля эхо собственных стонов и мерный скрип.

Кроме того, в какой-то момент направляющие разветвились, и теперь бок о бок с его вагонеткой тряслась вторая. По неведомой ему самому причине Квайл перелез в нее на ходу, чуть не убившись, и опять сполз вниз, впав в уже привычный ступор.

Иногда краем глаза удавалось рассмотреть слабо подсвеченные ниши. В основном они были наглухо забиты камнями, но одна оказалась разрушенной, и сквозь нее Квайл увидел подвешенный в воздухе неподвижный скелет громадного дракона. Судя по матовому блеску, костяк зверя был изготовлен искусственно, из железа или другого металла, и выглядел до того угрожающе, что студенту пришлось бороться сразу с двумя взаимоисключающими чувствами – страхом и любопытством.

После пятого поворота факел погас. Сколько прошло времени с момента посадки в вагонетку, Квайл не знал. Он вообще потерял чувство реальности, утвердившись в мысли, что все это ему снится.

Жуткий в своей монотонности сон тянулся и тянулся до тех пор, пока вагонетку вдруг не подбросило резко в воздух.

Дико заорав, Квайл оттолкнулся обеими руками от бортика, уронив факел, и сделал единственное, что мог в этой ситуации– прыгнул. Прыжок получился удачным – ноги студента приземлились на ровный пол. Потревоженные летучие мыши спорхнули со стены и с неприятным писком скрылись в длинном коридоре, который оканчивался короткой лестницей и слабо подсвеченной аркой.

Абсолютно идентичной той, что осталась позади, на предыдущей станции.

Квайл замер. Это был как раз один из тех моментов, когда чаша весов судьбы останавливается в неустойчивом равновесии. Куда она качнется, предсказать невозможно, можно только ждать и молиться. Крепко прижав левую руку к нательному кресту, студент как бы ненароком приложился ладонью к вшитому под кожу планкиту – в его ситуации не стоило пренебрегать ни одним из талисманов-защитников.

В оставленном позади тоннеле что-то лязгнуло.

По золотисто-рыжим прядкам на висках Квайла поползли крупные капли пота.

Весы качнулись.

Коралловое Море. Раннее утро

«Любишь кататься, люби и саночки таскать» – эту народную мудрость и ей подобные Изот ненавидел. Весь его жизненный опыт свидетельствовал, что везут саночки одни, а сидят в них совершенно другие. Следовательно: «любишь кататься– найми неудачника, который будет тебя катать».

В данный момент он как раз и был таким неудачником.

«Нуэстра Сеньора де Марра» представляла собой самые кривобокие и неудобные «санки», которые только можно было купить за деньги. Непропорционально уменьшенная бездарная копия оттийского галеона, она не мчалась вперед, рассекая волны, а неуклюже переваливалась с бока на бок, как старая утка. Линии силуэта корабля не назвал бы чистыми даже восторженный подслеповатый оптимист. Четыре фальконета «на непредвиденный случай» грозили стрельнуть в противоположную цели сторону. Прямое парусное вооружение подставляло ветру заплаты, чудом не разлетаясь на составные части. И все это богатство надлежало в целости и сохранности доставить вместе с грузом хозяину.

В первом же порту наемный капитан Изот сошел на берег и, повинуясь безотчетному чувству опасности, сделал то единственное, что зависело от него: застраховал судно. И сразу же начались мелкие неприятности.

Во время короткой стоянки два матроса умудрились ввязаться в драку. Местные жители были неплохими бойцами. Полученные тупицами увечья оказались столь серьезными, что их пришлось оставить подлечиться, а взамен нанять чиков– специалистов широкого морского профиля с сомнительным прошлым, которые толкутся в каждом порту.

На обратном пути из госпиталя (где с него содрали по две монеты за каждого пациента) дорогу ему перебежала крыса– дурной знак. Изот метнул в нахалку кинжал, но промахнулся, испортив этим себе настроение еще больше. Стоило ступить на трап, и тут, как увесистая ложка дегтя в бочку и без того паршивого меда, добавился он.

Пассажир нервничал, то и дело шумно сглатывал, срывался на крик и вообще вел себя неподобающе. Тыча под нос Изоту какой-то бумагой, он умолял взять его до Тора «за любые деньги».

Изот не планировал делать крюк. Только что он заправился пресной водой, провиантом и собирался идти прямиком в Лагас, где его ждал груз (шерсть, сукно и лампадное масло), не заходя в Залив Желтых Медуз. Если уж на то пошло, «Нуэстра Сеньора де Марра» вообще не являлась пассажирским судном. Но деньги… кто же от них отказывается?

И вот результат: монеты в кармане, а пассажир по-хозяйски прохаживается по палубе, щупая жирными пальцами ветхие паруса, уговаривая матросов дать гребцам команду грести быстрее и спотыкаясь о концы. Мысленно пожелав нахалу уронить себе на ногу пушечное ядро, Изот поднял глаза вверх и чертыхнулся: неприятности продолжались – пара нанятых в порту матросов как раз заканчивала разворачивать очередной парус. Случайностью это быть не могло, наверняка настырный путешественник каким-то образом уломал чиков поторопиться любой ценой и сунул им взятку.

Ветер усиливался, к тому же одна из мачт была повреждена во время прошлого рейса. Кому нужен этот глупый риск? А вот кому: рыхлому бледному господину, из кармана которого, как из рога изобилия, все сыплются и сыплются монеты.

– Отставить! Кто посмел?! – взревел Изот. Чиков как ветром сдуло, но пассажир даже не дрогнул.

– Господин капитан! – с неподдельным интересом выкрикнул он, задирая голову к капитанскому мостику.– Как раз хотел вас спросить: что за странное судно идет за нами? С таким э-э… ярким флагом? И без названия почему-то! Эй! Господин капитан! – Пассажир никак не мог угомониться.

Не отвечая, Изот скрипнул зубами, рассматривая «морского дракона», выпрыгнувшего из-за острова на повороте и сейчас все более набирающего скорость.

Узкий, с малой осадкой, с косо срезанным килем и высокими бортами корабль по сравнению с корявой «Нуэстро Сеньорой де Марра» казался призраком – настолько легко и проворно он летел по волнам. Обшитый гладким рюнским дубом, он едва заметно покачивал боками и гордо задирал над волнами свой форштевень, как знающая себе цену красотка задирает нос. Словно акула, вышедшая на охоту, корабль был целиком в своей стихии.

– Они нас обгоняют! – В голосе пассажира зазвучало искреннее возмущение.– Как же так? Меня уверяли в порту, что «Нуэстра Сеньора» быстроходное судно! Если бы я знал, что ваша посудина не плавает, а только ползет, лучше бы попросился к ним!

– И сейчас еще не поздно,– буркнул Изот и перекрестился.

– Чур меня,– тихо пробормотал рулевой, вцепляясь в колесо.– Если «морской дракон» успеет завершить маневр, то отнимет у нас ветер. Лучше бы это были пираты! Только не эти изверги, чур, чур, чур…

– Пан капитан! – На мостик взбежал взъерошенный помощник.– «Дракон» отрезает нас от берега. Что делать?

– Орудийной прислуге приготовиться! Идем напролом! Полный вперед!!! – скомандовал Изот.

Дальнейшее было как в страшном сне: матросы вяжут узлы, парусина не желает сдаваться, хлопая под напором ветра; нелепый пассажир путается под ногами, и вдруг – выстрел с «морского дракона», жуткий грохот, треск ломающегося дерева, сверху на палубу, словно переспелые яблоки, валятся матросы. Бедная уродливая «Сеньора», предчувствуя близкое поражение, вибрирует и стонет кожаными уключинами.

24
{"b":"10396","o":1}