ЛитМир - Электронная Библиотека

В ответ Рейф ухмыльнулся, поднес бокал с лимонадом к губам и с видимым удовольствием сделал несколько глотков.

– Как долго вы намерены задержаться здесь, Бэнкрофт? – сухо поинтересовался граф.

– До возвращения Найджела, – торопливо ответила Фелисити, лишая Рейфа возможности завести разговор о фальшивом титуле, герцогах и Африке.

– Он продает мне поместье. – Рейф не спеша долил лимонад, не сводя при этом глаз с Фелисити.

– Что?!

У Дирхерста кровь отхлынула от лица, и он, онемев, лишь переводил изумленный взгляд с Рейфа на Фелисити и обратно.

– Ничего подобного, – как можно убедительнее заявила Фелисити, бросая возмущенный взгляд на Рейфела. – Мистер Бэнкрофт вас разыгрывает.

Дирхерст еще раз оглядел их обоих и принужденно рассмеялся

– Признаюсь, странные шутки у вашего друга. Фелисити забрала бокал у графа и легонько подтолкнула того к фаэтону.

– Вполне с вами согласна. Но можете не волноваться – Харрингтоны как были, так и останутся вашими соседями.

Граф улыбался и изо всех сил тянул шею, стараясь не потерять из виду Рейфа.

– Будем надеяться. Вы мои близкие друзья! – Он взял девушку за руку и патетически прижал ее к груди. – Мои самые близкие друзья!

– Конечно, граф, конечно, – с готовностью подтвердила Фелисити.

– Если я вас потеряю, то просто не вынесу этого.

– Не переживайте, граф, ничего такого не случится. – Фелисити осторожно, но настойчиво высвободила руку, удивляясь про себя, с чего это их сосед так расчувствовался, Дирхерст, помимо одной своей привычки, появившейся сразу после отъезда Найджела – время от времени предлагать ей в долг большие суммы денег, – был вполне приятным джентльменом. Кроме того, он был ее первым и пока единственным поклонником.

Граф влез в фаэтон и уселся на скамью.

– Вы по-прежнему собираетесь посетить в пятницу ужин в Вордсворте? Мне хотелось бы с вами немного поболтать.

– Постараюсь не пропустить. До встречи, граф. Дирхерст хлестнул серого в яблоках жеребца вожжами, и тот легкой рысью направился к выезду из поместья. Фелисити смотрела графу вслед и махала рукой, но стоило только фаэтону скрыться из глаз, она, взбешенная, стремительно повернулась, готовая обрушить весь свой гнев на старого друга семьи. Однако, к ее разочарованию, Рейфа нигде не было видно.

– Где он? – скрипнув зубами, сердито спросила она.

– Пошел на конюшню, – показала пальцем Мэй. – Ты чего злишься?

– Я не злюсь, – наигранно-беспечным голосом ответила Фелисити. – Просто хочу прояснить маленькое недоразумение.

Приподняв юбки, она направилась к конюшне.

– Зла как мегера, – сообщила Мэй мистеру Грэму. – Я же сказала» что не сержусь! – бросила через плечо Фелисити.

Рейф старательно чистил щеткой Аристотеля, когда она влетела на конюшню и встала прямо перед ним.

– Да как вы посмели! – выкрикнула она, упирая руки в бока.

Он неторопливо повернулся к ней:

– Посмел – что?

– Вы ведь обещали, что не будете болтать направо и налево о вашем предполагаемом владении усадьбой! Обещали?

– Ничего я вам не обещал, – возразил он. – Только сказал, что собираюсь вступить во владение усадьбой. Я полагал, что поступаю вполне порядочно.

– Порядочно?! Да вы, по сути дела, вышвырнули лорда Дирхерста вон!

Рейф бросил щетку в корзину.

– Он нес околесицу и все никак не мог остановиться: Вы должны быть мне благодарны.

Нарочитое спокойствие Рейфа ничуть не утихомирило ее бешено бьющееся сердце.

– Он наш очень близкий друг! – горячо запротестовала Фелисити.

– В таком случае ему следовало сбросить сюртук и влезть на крышу, чтобы нам помочь.

– Не насмешничайте! Он дворянин! – Таких дворян пруд пруди.

Фелисити не совсем понимала, отчего она так взбеленилась, но была уверена, что во многом виновата не она, а Рейф.

– Вы совершенно его не знаете и при этом еще имеете наглость гнать прочь моих знакомых!

Пожалев, что сейчас у нее под рукой нет того самого знаменитого чайника, Фелисити сердито развернулась и устремилась к выходу. Но Рейф неожиданно удержал ее за руку и повернул к себе лицом. Девушка едва успела набрать полную грудь воздуха, чтобы высказать свое возмущение, как он наклонился и ласково коснулся губами ее губ.

– Приношу мои извинения, – выпрямившись, сказал он. Она в растерянности захлопала глазами, сообразив, что невольно прижалась к нему.

– За… за что вы извиняетесь? – наконец пробормотала она. – За то, что гоню прочь ваших знакомых.

Фелисити изо всех сил старалась вспомнить, о чем, собственно говоря, они спорили.

– А поцелуй? – сердито спросила она, тщетно стараясь рассердиться, хотя больше всего на свете ей хотелось, чтобы он снова ее поцеловал прямо сейчас.

Рейф покачал головой и тронул подушечкой большого пальца уголок ее рта.

– Это был не поцелуй. Проклятие, она снова льнула к нему!

– Тогда… тогда, ради всего святого, что это было?!

– Легкая попытка. Когда я вас поцелую, вы сразу это поймете, Лис.

Рейф обошел ее, вышел из конюшни и направился к приставленной к крыше лестнице. Фелисити без сил опустилась на кстати подвернувшуюся копну сена. Он собирался поцеловать ее еще раз. Что это – угроза или обещание? Она медленно выпрямилась и провела по губам кончиком указательного пальца. Значит, все-таки это был поцелуй.

– О Господи! – выдохнула Фелисити и невольно вздрогнула, вспомнив, что у Рейфела Бэнкрофта не все в порядке с головой. – Да пропади все пропадом, – прошептала она.

Фелисити еще немного посидела, мечтая о том, чтобы Рейф оказался тем, за кого себя выдавал, и чтобы она наконец смогла принимать его чуть более всерьез. Потом поднялась, отряхнула юбку от соломы и вернулась в дом. Она давным-давно знала, что любая мечта из рук вон плохо заменяет действительность.

Глава 5

Иногда, решил про себя Рейф, он ведет себя как форменный идиот.

– Легкая попытка, – с отвращением пробормотал он, еще раз проверяя, надежно ли закреплена дранка. – Вот придумал – вы, мол, узнаете, когда это будет по-настоящему! – Рейфа аж передернуло от омерзения, и он зло сплюнул. – Болван!

– Ты о чем это, Бэнкрофт? – Грэм, уже начавший было спускаться по лестнице, остановился и, подняв голову, с любопытством уставился на Рейфа.

– Да так, сам с собой про жизнь толкую, – отговорился Бэнкрофт, бросая вниз на землю молоток и заржавленную пилу.

– Мисс Мэй сказала, что ты был чуток не в себе, малость придурковат, – понимающе кивнул фермер и возобновил спуск.

Рейф перегнулся через край крыши, разрываясь между чувством оскорбленного достоинства и изумления. Черт возьми, у этой девчушки язык подвешен что надо, ничего не скажешь. Старшая сестра ей под стать.

– Никакой я не придурковатый! Несколько дней назад случилась небольшая неприятность, вот и все.

– Да мне-то что объяснять? Я всего лишь простой фермер. Дождавшись, когда простой фермер наконец добрался до земли, Рейф; уже не сдерживая смеха, тоже начал спускаться.

– Это надо же – простой фермер! Клянусь моей задницей, я сейчас умру от смеха! Эй вы, мистер, на завтра с кем назначены деловые встречи?

– Деловые встречи, говоришь? А что, и скажу, с кем – перво-наперво собираюсь попить чайку с королем и леди Джерси, вот только.

– Господи, зачем? – скривился Рейф. – С ними сдохнешь; со скуки?

– Рейф…

От звука голоса Фелисити он чуть не упал с лестницы. Она произносила слова с непередаваемой приятностью, с какой-то нежной мелодичностью, что совсем не вязалось с ее претензией на роль практичной женщины. Рейф подумал, что Фелисити должна хорошо петь. Из задумчивости его вывел пристальный и недоуменный взгляд Грэма. Тряхнув головой, чтобы освободиться от мечтаний, он повернулся к хозяйке:

– Да, Лис?

Девушка чуть замялась, и по неодобрительному выражению ее подвижного лица, он догадался: смутило ее то, как он к ней обратился. Однако, попробовав раз и убедившись, что получается, Рейф не намеревался так легко отказываться от завоеванного преимущества. И потом, черт возьми, он ее уже поцеловал. Так что «мисс Харрингтон» было бы неуместным.

18
{"b":"104","o":1}