ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я встречал людей, которые носили на шее засушенные человеческие головы, и это были головы англичан. – Рейф улыбнулся и отхлебнул еще мадеры. – Зулусы – свирепое и гордое племя, и нет для них большей радости, чем расправиться с нами. Только я больше думал о том, как бы не заполучить себе в грудь копье, а не о том, кто из этих развеселых парней мной пообедает.

Десяток собравшихся вокруг обеденного стола гостей засмеялись и дружно подняли бокалы, хотя Фелисити так и не увидела во всем этом повода для юмора. Похоже, Рейф Бэнкрофт своими рассказами их действительно увлек. Еще немного, и от него потребуют исполнить зулусский танец дождя. Дирхерст, похоже, был единственным, кто уделял больше внимания ужину, чем россказням Рейфа.

Мэй вылезла из-за детского столика в углу столовой.

– Расскажи им про льва!

– Им не хочется об этом слушать, дорогая, – несколько смущенно откашлялся Рейф.

– У Люсинды вчера ожеребилась Леди, – проговорил лорд Дирхерст в пустоту перед собой. – Жеребенком. Полагаю, через несколько лет он будет достойным соперником своему отцу на дерби в Честере.

Мистер Денли хохотнул, согласно покивал и приветственно поднял бокал.

– Я тоже так полагаю!

– Так расскажите нам про льва, – попросила Элизабет Денли, порозовев от смущения.

– Расскажите, конечно, расскажите! – присоединился к даме хор женских голосов, включая ее мать и миссис Вордсворт.

Рейф поймал взгляд Фелисити. В глазах его заплясали смешливые огоньки.

– Честное слово, в этом нет ничего интересного. У местного племени мы купили в полк небольшое стадо коз, а через какое-то время эти самые козы одна за другой каждую ночь начали пропадать. Мы решили, что их воруют, и устроили засаду, чтобы поймать и примерно наказать злоумышленников. Я стоял на страже в третью ночь. Все, как и в предыдущие две ночи, было тихо, и мы уже решили, что негодяи увидели охрану и убрались куда подальше. И тут, едва перевалило за полночь, я услышал шорох в кустах позади бомы и сразу…

– А что это такое – бома? – перебила его Люси Кастер и хихикнула.

– Прошу прощения. Это загон, который делают из веток кустарника с колючками.

– Продолжай, дружище, – поторопил его мистер Денли.

– Козы забеспокоились. Я прокрался вокруг и приблизился, насколько мог, к мерзавцу. Потом вскочил на ноги, наставил ружье и закричал: «Руки вверх, негодяй!»

– Боже! – ахнула Бетти и схватилась рукой за сердце. – И там оказался лев?

До Фелисити дошло, что она сидит, поглощенная рассказом, а рука так и застыла на пути между тарелкой и ртом. Торопливо положив прибор, девушка потянулась за бокалом и щедро отхлебнула.

– Громадный и весьма удивленный происходящим лев, – продолжал между тем Рейф. – Он стоял всего в шести футах прямо передо мной и рычал. А потом прыгнул на меня.

Бэнкрофт замолчал, исподтишка бросил улыбчивый взгляд на Фелисити, как если бы знал, что она, как и остальные, захвачена рассказом, и с видимым удовольствием отправил в рот солидный кусок оленины.

– А дальше? Дальше-то что? – не выдержал Феликс Кастер. – Бога ради, не тяните!

– Дальше? Пришлось его застрелить, – пожал плечами Рейф. – Чертовски обидно, если честно. Зверь был великолепный.

– Выходит, вы могли закончить свои дни в зверином брюхе, – громко заметил лорд Дирхерст, сверля Рейфа взглядом. – Ну и повезло же вам.

Что-то неуловимое в его глазах и тон, каким были произнесены слова, покоробили Фелисити. Она заставила себя рассмеяться.

– Бог ты мой, мистер Бэнкрофт, какие страшные истории вы нам рассказываете!

Сидевший рядом с ней сквайр Талфорд кивнул:

– И весьма увлекательные при этом! От той встречи что-нибудь оставили себе на память?

Наконец-то хоть один союзник. Она почти забыла о том, что делилась со сквайром своими сомнениями в отношении здравости рассудка Рейфа. Будучи джентльменом, Талфорд спросил о подтверждении случившегося настолько деликатно, что даже в том случае, если Рейфу будет нечего ответить, он не оказался бы в неловком положении. Рейф откинулся на спинку кресла и полез в карман.

– Перевезти сюда такого громадного льва целиком было затруднительным делом, – заметил он и вытащил руку из кармана. – Но я сохранил вот что. – С этими словами он раскрыл ладонь, на которой лежал длинный, как указательный палец, коготь. – Думаю, от меня он собирался оставить себе на память гораздо меньше, – договорил Рейф и протянул коготь миссис Вордсворт.

Фелисити исподтишка посмотрела на сквайра и заметила, как тот во все глаза разглядывает коготь, который переходил из рук в руки. Рейф мог купить его где угодно, вдруг подумала Фелисити, но даже если и так, это сбивало с толку еще больше. Рейф Бэнкрофт с видимой легкостью очаровал местную знать, и всякий раз, когда девушка встречала его взгляд, у нее начинало колотиться сердце, и кровь приливала к щекам. С внезапным удовольствием она подумала, что в конце вечера ей не придется прощаться с мистером Бэнкрофтом в отличие от остальных дам, что сейчас так и лебезили вокруг него.

– Фелисити, ваш брат уехал уже больше месяца назад. – Сквайр Талфорд, навестивший усадьбу Фортон-Холл спустя пять дней после памятного ужина, поудобнее умостился на диване. – Вы уверены, что Найджел знает о том, что здесь происходит во время его отсутствия?

– Конечно, я ведь написала письмо, в котором просила его немедленно вернуться. Даже представить себе не могу, отчего он до сих пор он не приехал, – ответила Фелисити, тщательно штопая дыру на своем домашнем платье, которое Рейф уже успел окрестить рабочей одежонкой. Ясное дело, не пройдет и пары дней, как оно порвется вновь, но чем дольше она его проносит, тем лучше. Других нарядов у нее не было.

Сквайр не спеша отхлебнул из чашки крепко заваренный чай. Будучи истинным джентльменом, он попросил налить ему рюмочку портвейна, хотя хозяйке дома было прекрасно известно, что это его излюбленный напиток второй половины дня. Из того, чем она сейчас располагала, ближе всего по вкусу к портвейну была мадера, да и той оставалось чуть меньше половины бутылки. Фелисити сильно подозревала, что Рейф не раз в ее отсутствие помогал содержимому бутыли уменьшаться.

– Что-то не видно вашего мистера Бэнкрофта. Куда вы его спрятали? На ужине у Вордсвортов он произвел на всех весьма сильное впечатление. Вынужден признать, что после ваших рассказов и живого описания графа Дирхерста я ожидал увидеть существо с. шерстью дыбом, оскаленными зубами и с пеной на губах.

Фелисити рассмеялась.

– У него, похоже, мозги почти встали на место, и можно еще разок приглядеться к его достоинствам.

– Похоже, он оказался для вас хорошей подмогой, верно? – заметил сквайр.

– Я вам об этом и говорила. – Фелисити подняла взгляд от шитья и отложила его в сторону, когда сквайр не отвел от нее своего пытливого взгляда. – Вы на что-то намекаете, Чарлз?

Сквайр сделал очередной глоток.

– Нет. Просто вы не упомянули – как это сделала Бетти Кастер – о его «поразительной красоте и облике, в котором чувствуется порода».

Фелисити почувствовала, как у нее загорелись щеки.

– Я согласна, он весьма привлекательный джентльмен. Но к чему весь этот разговор?

– Да перестаньте, Фелисити. Будь он беззубым старикашкой, кому бы он был интересен? А так… Насколько мне известно, конюшня перестала быть местом его ночлега. Рональд шепнул об этом миссис Денуорт, и теперь вся округа в курсе. Что касается вашей репутации, дорогая, вам следует быть поаккуратнее, поверьте.

Фелисити нахмурилась – скорее от отвращения, чем от гнева.

– Я все прекрасно понимаю, но в нашей так называемой конюшне я даже лошадь на ночь теперь не решусь оставить. Мне что, нужно было загнать туда Рейфа и ждать, когда ему на голову обвалится крыша? Поверьте, с моей стороны пригласить его в дом – весьма обдуманное решение!

В глазах сквайра девушка прочла почти неприкрытое любопытство, но, по правде говоря, убедительного ответа на его незаданный вопрос у нее не было. Рейф находился в Фортон-Холле уже две недели, а впечатление было такое, что он жил здесь всегда. В распорядок их повседневной жизни незваный гость включился без всяких усилий и успел столько всего для них сделать, что порой Фелисити тайком думала – хорошо, если бы Найджел и в следующие пару недель здесь не появлялся. И не ради того, чтобы дать Рейфу возможность разобрать завалы западного крыла усадьбы и привести в порядок немыслимо заброшенный сад. С тех пор как этот человек появился в Фортон-Холле, она больше не страдала от одиночества.

26
{"b":"104","o":1}