1
2
3
...
32
33
34
...
83

– Это как? – скептически поинтересовался Рейф.

– Если бы вы родились в бедной семье, – улыбнувшись, пояснила она.

И сразу поняла, что сказала что-то не то. Лицо Рейфа окаменело, он молча развернулся, широким шагом двинулся вперед и исчез за углом дома. Чуть позже он, верхом на Аристотеле, выехал на дорогу и поскакал к лесу. Фелисити собрала пустые кружки из-под лимонада и отнесла на кухню. Можно было не сомневаться: Рейф сильно пожалел о своем отказе от предложения графа. Семьдесят тысяч соверенов увезли бы его немыслимо далеко от порушенного Фортон-Холла, да и от нее тоже.

– Черт с ними со всеми, – пробормотала мисс Харрингтон, забыв о хороших манерах, и без сил опустилась на стул.

Он ведь прежде упоминал о своих неладах с отцом и о том, что брать у своей семьи деньги ему глубоко претит. И тут она почти в открытую посоветовала ему попросить любимого папочку помочь средствами. Да, умом Фелисити сегодня не блистала.

Еще сильнее ее волновало другое. Как она заметила, Рейф поскакал в сторону поместья Дирхерста. А что, если он отправился сообщить графу, что передумал?

– Боже! – Она вскочила на ноги так стремительно, что едва не опрокинула стул. Уже на пороге Фелисити остановилась. Поместье Фортон-Холл принадлежало Рейфу. Как бы она ни любила эту усадьбу и как бы в ней ни нуждалась, прав на нее у нее не было.

И больше не будет.

Глава 8

Рейф с размаху грохнул кулаком по столу и испытал неподдельное удовольствие, когда солиситор от неожиданности чуть не свалился со стула.

– Никаких предложений?

Джон Гиббс осторожно прочистил горло.

– Да, сэр. Никаких. – Он нервно перебрал бумаги у себя на столе. – Даже ни одного запроса не поступило.

– Я понимаю, что просил вас по возможности ничего не афишировать, но хоть какое-нибудь сообщение вы сделали?

– Конечно, сэр, конечно! Просто так уж получается, время не совсем подходящее, да никто и…

– Черт подери! – Рейф откинулся на спинку стула. – Значит, ничего?

– Ничего, сэр.

С каждой секундой предложение Дирхерста выглядело все привлекательнее.

– Давайте напечатаем объявление в газете, – решил наконец Рейф. – Никакой цветистости пусть Фортон-Холл привлекает… уютом. И Бога ради: не упоминайте моего имени.

Солиситор выглядел озадаченным.

– Сэр, я не совсем понимаю. Ваше право на владение поместьем больше никоим образом не может подвергаться сомнению, и, если совсем откровенно, Фортон-Холл в таком состоянии, что фамилия Бэнкрофт может быть главной приманкой для возможных покупателей.

Рейф вздохнул:

– По всем вопросам пусть обращаются к вам, хорошо?

– Как пожелаете, сэр. Ах да, придется заплатить вперед за объявление.

Рейф пристально посмотрел на него.

– И сколько нужно?

– Неброское объявление стоит двадцать шиллингов. В неделю.

Ругнувшись сквозь зубы, Рейф извлек из кармана горсть монет и шмякнул на стол мистера Гиббса.

– И помните, Гиббс, мне нужно, чтобы о Фортон-Холле создалось впечатление как об уютном и приятном месте.

С этими словами Рейф поднялся.

– Да, сэр.

Рейф вышел на мощенную булыжником улицу и свистнул, подзывая Аристотеля. Жеребец, цокая копытами, всю дорогу до заведения миссис Денуорт держался левого плеча хозяина. Запас свежих персиков, которые обожала Лис, в усадьбе закончился и надо было его пополнить. Гиббс был прав в отношении того, что его имя наверняка привлекло бы покупателей. Рейф поначалу и намеревался воспользоваться фамилией Бэнкрофт, однако теперь многое переменилось. Ему хотелось продать поместье тому, кто его действительно оценит по достоинству, а приобретет только потому, что оно принадлежит одному из членов семейства Бэнкрофт. С чего это он вдруг так озаботился будущим благополучием усадьбы, Рейф и сам до конца не понимал.

– Сам черт ногу сломит, – пробурчал он, и Аристотель презрительно фыркнул на эту тираду. Скорее всего даже конь знал больше своего хозяина.

Рейф взъерошил рукой волосы. Бессмысленно было отрицать очевидное: судьба обеих леди Харрингтон была ему небезразлична. Глупость их брата отнюдь не являлась его, Рейфа, оплошностью. Просто получилось так, что, кроме него, им не на кого было положиться.

– Добрый день, мистер Бэнкрофт, – поздоровалась миссис Денуорт, едва он перешагнул порог лавки.

– Добрый день. Погодка стоит что надо.

Хозяйка лавки бесконечно его раздражала, но, по крайней мере, она платила ему тем же. Рейф со всем тщанием шлифовал эту сторону их отношений, хотя и был вынужден признать, что она оказалась более чем достойным в этом отношении соперником.

– И не говорите, одно удовольствие. Ночи, правда, холодноватые. Что привело вас в Пелфорд в такой прекрасный день?

Рейф неопределенно пожал плечами:

– Кое-какие дела, да и продуктов надо подкупить.

– Ну надо же! Что за дела могут быть у сына герцога Хайброу в нашем крохотном Пелфорде?

– Дела, связанные с имением.

Рейф не переваривал сплетни и в Лондоне не преминул бы высказать лавочнице все, что он думает о ее любопытстве. Однако здесь, в провинции, приходилось учитывать ситуацию – репутация обитательниц Фортон-Холла и так пострадала. Так что он собирался быть бесконечно вежливым – до определенного предела.

– Вот это да! «Дела, связанные с имением». Звучит-то как важно.

– Угу. Если вас не затруднит, полдюжины персиков, пожалуйста. – Он бросил взгляд на полку у нее за спиной, и его внимание привлекли яркие разноцветные ленты. – Это там у вас что, новые ленты для волос?

– Да. Сегодня утром доставили прямо из Парижа. Восхитительные, правда?

Она вперевалку направилась набрать персиков.

– Очень красивые, – согласился Рейф и скорчил ей в спину рожу. Он прекрасно знал, купи он хотя бы одну из лент Мэй или Лис, миссис Денуорт постарается, чтобы все графство незамедлительно узнало о том, что он пополняет гардероб мисс Харрингтон. С другой стороны, Лис наверняка бы обрадовалась новым лентам, черт бы их побрал, потому что старые пропали под обломками обвалившегося западного крыла.

Армейская выучка подсказала ему выход: надо отвлечь внимание противника. Рейф углядел в одном из углов покрытый пылью музыкальный пюпитр, и в голове мгновенно родилось решение.

– Да, чуть не забыл! – небрежно кивнул он в сторону пюпитра. – Где здесь можно нанять музыкантов? И еще куплю у вас пару лент – пожалуй, голубую и зеленую.

Миссис Денуорт застыла на полпути к персикам.

– Нанять музыкантов? А каких музыкантов? Хороший вопрос.

– Ну… тех, которые играют на разных инструментах… – Рейф небрежно облокотился о прилавок и подпер ладонью подбородок. – …на улице. Нет, возьму, пожалуй, желтую и голубую.

Миссис Денуорт торопливо сдернула с колышка ленты, завернула в бумагу и положила рядом с пакетом персиков.

– Оливер Гастингс, когда ему не хватает денег на выпивку, играет на скрипке в гостинице.

– Хотелось бы что-нибудь посерьезнее, ну да ладно, и на этом спасибо. Сколько я должен?

– Двенадцать шиллингов.

Рейф сгреб сдачу и подхватил пакет с покупками.

– Премного благодарен.

– Еще вот у Денли на Рождество всегда играет оркестр. Я с удовольствием…

– Отлично, с ними я тоже поговорю, – перебил Рейф словоохотливую хозяйку, пока та не додумалась пригласить в Пелфорд оркестр Лондонской оперы в одночасье его разорить. – Благодарю вас, миссис Денуорт.

– Еще вспомнила! В Честере есть церковный хор.

– Обязательно подумаю об этом. Спасибо.

– Аристотель уже начал привыкать к тому, что всякий раз его нагружают всевозможными покупками, и вел себя мирно, когда они направились обратно в поместье. Переезжая мост через речку, Рейф заметил, что обвалилась еще часть западной ограды. Не то чтобы это была непреодолимая преграда – всего два ряда полусгнивших бревен. Но они отделяли его владения от земель Дирхерста. Рейф решил завтра же утром, не откладывая, починить ограду. Чем больше его владения будут отделены от графских, тем лучше.

33
{"b":"104","o":1}