ЛитМир - Электронная Библиотека

– Господин Рейф – большой шутник. А он не говорил – когда они закончат натягивать веревки, то можно будет сделать перерыв, чтобы перекусить?

– Теперь это похоже не на конюшню, а скорее на громадную паутину с пауком посредине, – улыбнулась миссис Крандел. – Ни разу в жизни не видела такой мудреной штуки.

Мэй даже привстала на цыпочки.

– Рейф учился строительству в Оксфорде и в армии, – громогласно сообщила она. – Он сказал, что было бы намного проще, будь у нас слоны и пара мортир. Еще он говорит, что, когда конюшня рухнет, будет такой шум, что мы все оглохнем!

– Слоны! Господи Боже мой! – Бет Крандел бросила на Рейфа, стоявшего на прислоненной к стене конюшни лестнице, восхищенный и по-женски хищный взгляд. – Неужели он это все видел?

Фелисити, улыбаясь, слушала, как младшая сестра заливается соловьем, воспевая достоинства Рейфа. Все было как на обеде у Вордсвортов, когда половина женской публики весь вечер напролет бросала на него призывные взгляды, а Бэнкрофт едва их замечал. Хотя, может статься, такое внимание к его особе – дело для него привычное. Только беспрерывная суета, которой была поглощена Фелисити, отвлекала ее от становившихся уже привычными мечтаний. Все было так здорово, Рейф с таким нескрываемым удовольствием исполнял роль радушного хозяина, что она позволила себе на секунду вообразить, что сумеет убедить его остаться. Если бы только Рейф сообразил, что чем дальше, тем он и Фортон-Холл все больше и больше подходят друг другу.

– Твой мистер Бэнкрофт закончит день или героем, или круглым болваном.

Сквайр Талфорд стоял рядом с ней, держа в руке тарелку с едой.

– Согласна. – В этот момент Рейф посмотрел на нее через весь двор, и помимо воли щекам стало жарко. Фелисити чуть не выронила кусок пирога прямо на сапог сквайра, прежде чем сообразила, что сейчас может случиться. – Во всяком случае, скучно не будет.

Громадная сеть из веревок и досок все продолжала плестись вокруг конюшни. Рейф обмотал веревкой столб, подпиравший сеновал, и бросил свободный конец мистеру Грэму. Остальные мужчины, похоже, полностью доверяли Рейфу, потому что беспрекословно делали все именно так, как тот им объяснил.

– Как долго он еще собирается здесь пробыть? Расцветшие было пышным цветом мечты увяли.

– Не знаю. Скорее всего до тех пор, пока не продаст Фортон-Холл.

– Не пытались его убедить не продавать поместье?

Фелисити бросила на сквайра острый взгляд: уж не научился ли тот читать ее мысли? А почему я должна это делать? – живо поинтересовалась она. – Фортон-Холл принадлежит ему, а он полон решимости объехать весь свет на те деньги, что выручит за него.

– Для человека, весь интерес которого в том, чтобы как можно скорее получить на руки кругленькую сумму, мистер Бэнкрофт что-то слишком уж рьяно взялся за ремонт. Если дела пойдут так и дальше, то за два-три года он удвоит стоимость поместья.

Фелисити покосилась на кружок стоявших неподалеку дам, но те, похоже, было погружены в оживленный разговор о своем.

– Не думаю, что Рейф сможет сделать здесь больше того, что делает сейчас, – понизив голос, ответила она.

– Тогда почему бы ему не продать поместье Дирхерсту? Я слышал, предложение было сделано. Да что там говорить – все об этом знают.

– Полагаю, это не мое дело, – ушла от ответа Фелисити, не желая вдаваться в объяснения.

– Понятно. Все же к вам все это имеет гораздо большее отношение, чем вы желаете признать, – заметил сквайр, вглядываясь ей в лицо добрыми, умудренными жизнью глазами.

– Чарлз, у вас разыгралось воображение. – Фелисити подняла глаза и увидела, что Рейф и Грэм направляются через двор к ним. – Так когда вы собираетесь повидать Шарлоту и ее малышку?

– Пытаетесь меня спровадить? – хмыкнул, прищурившись, сквайр. – Я уеду через две недели. Они просили остаться у них до сентября, так что я попросил Дирхерста приглядывать все это время за усадьбой.

– Я бы и сама с удовольствием…

– У вас и так забот хватает, дорогая, – перебил он девушку и повернулся, чтобы поздороваться с подошедшими.

– Мы ослабили последнюю подпорку, – сообщил Рейф, останавливаясь напротив Фелисити. Элизабет Денли тут же предложила ему стакан лимонада, и он с улыбкой ее поблагодарил. – Хороший порыв ветра – и вся постройка завалится за милую душу.

– Вы выбрали прекрасный день, Рейф, – похвалила Элизабет. – Я уж и не помню, когда мне последний раз было так весело, как сегодня.

– Я рад, Элизабет.

Фелисити всерьез начала раздумывать, а не уронить ли ей ненароком кусок пирога на платье Элизабет, как миссис Денли позвала свою дочь помочь разливать лимонад.

– Господи, Рейф, вы что, перезнакомились со всеми жителями восточного Чешира? – не удержалась Фелисити, когда сквайр и мистер Грэм отошли в сторону, чтобы поговорить о будущем урожае ячменя.

– Не со всеми, но полагаю, что со многими. К чему этот вопрос?

Фелисити отрезала еще один кусок аппетитного пирога.

– Интересно, зачем знакомиться со всеми вокруг, если собираешься очень скоро отсюда уезжать?

Рейф посмотрел на нее, потом отвел взгляд и стал следить за Мэй, к которой так и липли сверстницы.

– Твоя сестра – прямо принцесса нашего вечера. Очень надеюсь, что она не обучает юных особ различным способам использования чайника…

Рейф явно не хотел обсуждать возможность остаться в поместье. Права попросить его об этом у нее не было никакого, как бы страстно Фелисити ни хотелось оказаться в его жарких и сильных объятиях. Чем дольше этот человек будет оставаться в Фортон-Холле, тем хуже для них с Мэй. Если через шесть недель или шесть месяцев им придется расстаться, Фелисити была далеко не уверена, что у нее достанет сил посмотреть ему вслед.

– Я вот что думаю, – осторожно сказала девушка. – Если ты собираешься задержаться здесь ради того, чтобы дать мне время подыскать место, это вовсе не обязательно. Я справлюсь. – Она улыбнулась, стараясь выглядеть уверенной в себе и искренней. – Как любит говорить Найджел, я всегда со всем справляюсь.

Рейф носком сапога отшвырнул в сторону подвернувшийся камень.

– Если я тебя правильно понял, мне предложено прогуляться обратно в Лондон и предоставить вас обеих самим себе, пока я не вернусь, чтобы распрощаться с поместьем и совершенно забыть о твоем существовании?

Фелисити отвела глаза в сторону.

– Найджел ведь забыл…

– А я не Найджел. – Рейф ласково взял Фелисити пальцами за подбородок и поднял ее лицо, чтобы та посмотрела ему в глаза. – Я людей на произвол судьбы не бросаю. Тем более дам, к которым отношусь с такой же нежностью, как к вам с Мэй.

– Но ты же ради этого ни с кем не оставался, верно? – выдохнула она и выскользнула из его объятий. Резко развернувшись, Фелисити едва не врезалась в подошедшего Джеймса Барлоу, лорда Дирхерста.

– Прошу прошения, милорд!

– Ничего страшного, Фелисити. – Дирхерст встал радом с ней и с подчеркнутым интересом оглядел заставленный все возможными яствами стол. – Итак, очаровательная леди ведает очаровательными угощениями.

– Спасибо, Джеймс, – поблагодарила Фелисити, радуясь перемене темы, потому что по выражению лица Рейфа поняла, что тот исполнился решимости ей возразить. – Не желаете попробовать кусочек?

Он бросил на нее дружелюбный взгляд и улыбнулся.

– С большим удовольствием.

– Вы как раз успели к обеду, Дирхерст, – любезно добавил Рейф, правда, таким тоном, каким, вероятно, кот пригласил бы мышь заглянуть к нему на чашку чая. – Вам лучше всего сейчас погулять. Все остальные уже успели наработать себе неплохой аппетит.

Колкий выпад был весьма откровенным, и Фелисити бросила на Рейфа предостерегающий взгляд. Ей только и не хватало перебранки во дворе, да еще в присутствии многочисленных гостей. Рейф умело избежал ее взгляда, а граф, казалось, и вовсе не заметил оскорбления, потому как раз в этот момент принимал из ее рук изрядный кусок абрикосового пирога.

– Действительно. Вид у конюшни… просто прелюбопытный. Аплодирую тем усилиям, которые вы приложили, для чего бы это ни делалось.

37
{"b":"104","o":1}