ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дневники матери
Вегетарианка
Кто прислал мне письмо?
Зона Икс. Черный призрак
Абхорсен
Молёное дитятко (сборник)
И снова девственница!
Перевертыш
Инкарнация Вики

– Благодарю. Возможно, вы все поймете, когда увидите результат. – Рейф поставил на стол бокал, сунул в рот два пальца и пронзительно свистнул. Встав лицом перед гостями, он заговорил зычным голосом: – Только что прибыл наш последний и самый почетный гость. Так что пора начинать то, ради чего мы все здесь собрались. Давайте свалим эту конюшню! В ответ раздались нестройные возгласы, исполненные веселья и энтузиазма. У Фелисити тревожно заколотилось сердце.

– Рейф! – торопливо шикнула она. Господи, до чего же глупыми бывают порой мужчины!

– Да? – Он пододвинулся ближе.

– Джеймс уж не упустит возможности поднять тебя при всех на смех, если ничего не получится.

Рейф посмотрел ей в глаза:

– Все получится. Спасибо за доверие.

– Но я…

Однако Бэнкрофт уже отвернулся и громко похлопал в ладони.

– Внимание! Могу я попросить присутствующих здесь джентльменов быть столь любезными и по двое взяться за концы канатов, которыми обвязана конюшня? И где, кстати, мисс Мэй.

– Я тут! – пропищала девочка, подбегая к Рейфу.

Он небрежно отодвинул в сторону несколько тарелок с пирогами и, подхватив девочку под мышки, играючи поставил на стол.

– Когда Мэй сосчитает до трех, все начинают тянуть изо всех сил и до тех пор, пока я не скажу, что хватит!

– Можно считать? – От охватившего ее восторга Мэй разве что на месте не подпрыгивала.

– Пока нет, только по моему сигналу.

– Есть, капитан! – залихватски отсалютовала она в ответ.

Рейф вместе с Грэмом взялся за один из канатов, который был привязан к ближайшей стене конюшни. Вокруг всей постройки болталось еще с десяток канатов, и от этого она казалось каким-то невероятным майским деревом – украшенным цветами столбом, вокруг которого так любит танцевать простой люд. «Боже, сделай так, чтобы все получилось!» – взмолилась про себя Фелисити, наблюдая, как подходят мужчины, покрепче берутся за канаты, а женщины суетятся вокруг и оттаскивают галдящих детей подальше от конюшни.

Наконец все встали так, как просил Рейф. Тогда он махнул рукой Мэй.

Она приставила ко рту сложенные вместе ладошки:

– Раз!

Дирхерст с насмешкой сложил руки на груди.

– Смехотворный спектакль!

– Два!

– Господи… – прошептала Фелисити, борясь с желанием зажмуриться и отвернуться.

– Три!

Канаты, висевшие вокруг конюшни, как один, туго натянулись.

И ничего не произошло.

Всеми фибрами своей души Фелисити возжелала, чтобы эта чертова конюшня не устояла.

Двадцать шесть человек, побагровев от усилий, продолжали изо всех сил тянуть за тринадцать канатов.

Постройка дрогнула, оглушительно заскрипела и покачнулась. Изнутри донесся протяжный треск ломающегося дерева. Потом конюшня накренилась и рухнула с оглушительным грохотом, подняв вокруг тучи песка, соломы и обломков досок.

– Ура! Ура! Ура! – закричала Мэй.

Крики ее потонули в смехе, радостных возгласах и дружных аплодисментах гостей. Дейв Ладлоу, хозяин постоялого двора, выставил бочонок эля и вознаградил Рейфа первой кружкой с шапкой пены.

Рейф, стараясь не расплескать драгоценное питье, потому что ему на плечи и спину сыпались одобрительные похлопывания и тумаки, пробрался к столу с пирогами.

– Не столь впечатляюще, как падение Рима, – улыбаясь во весь рот, заметил он, – но в чем-то похоже.

Мэй спрыгнула со стола, подскочила к Рейфу, и тот, подхватив девочку одной рукой, крепко прижал к груди.

– Это было потрясающе! – Мэй буквально задохнулась от переполнявших ее чувств и громко чмокнула героя дня в щеку. – Что еще мы сегодня свалим?

Рейф сделал с прижатой к груди Мэй пару туров вальса и осторожно спустил малышку на землю.

– Радость моя, надо малость передохнуть.

– Ладно, чего уж там, – заулыбалась Мэй. – Бах – и все! Здорово!

В глазах Рейфа запрыгали веселые чертики.

– Благодарю вас, достопочтенная леди.

– Мои поздравления, – кивнул ему Дирхерст. – Не думал, что сумеете своротить это старье. – Он с удовольствием откусил еще один кусок пирога. – Правда, тем самым вы уменьшили цену поместья на пятую часть прежней стоимости. Покупатели, насколько мне известно, предпочитают покупать усадьбу вместе с конюшней.

Улыбка сползла с лица Рейфа. Сжав кулаки, он широкими шагами направился к графу. Однако между ними успела встать Фелисити.

– Можно попробовать? – обратилась она к Рейфу, протягивая руку к кружке.

Тот, не найдясь с ответом, молча отдал ей кружку и невольно перевел взгляд с Дирхерста на Фелисити, которая с удовольствием сделала большой глоток.

– Ух, ты! – выдохнула она и вернула ему кружку. – Признаю, что по этой развалине я точно скучать не буду! – После чего взяла Рейфа под руку и сообщила: – Мне хотелось бы взглянуть поближе.

– С превеликим удовольствием.

Ей пришлось чуть ли не силой оттаскивать Рейфа от стола, но, когда они подошли к горе обломков, Фелисити почувствовала, как напрягшиеся мышцы его плеча слегка расслабились. Она еще крепче оперлась о его руку, наслаждаясь теплом исходившей от него уверенной силы.

– Однако… – покосился на нее Рейф. – А по виду – утонченная леди. Кого из нас двоих ты стараешься защитить?

– Не кого, а что… Мои пироги, – мгновенно парировала она, надеясь, что он не столь проницателен, как кажется.

– В таком случае тебе их надо держать как можно дальше от этой кучи тошнотворного мусора!

– Рейф! Это нечестно!

Молодой человек остановился и посмотрел ей прямо в лицо. Клонившееся к закату солнце просвечивало сквозь растрепанные ветром волосы, отчего их кончики казались медными. А Фелисити захотелось погрузить пальцы в копну его светлых вьющихся волос и, лежа в его объятиях, бесконечно пить медовую сладость сотни, нет, тысячи поцелуев.

– В чем я должен быть честным?

– Граф Дирхерст сделал тебе королевское предложение, а ты от него отказался. Он не может не обижаться.

– Он вроде бы и на тебя сейчас не сердится, хотя, если мне не изменяет память, ты несколько раз ему отказывала.

– Это совсем другое! – вспыхнула Фелисити. – Мужчины часто относятся к своим делам гораздо серьезнее, чем к романтическим историям.

– Тогда все ясно – за вами до последнего времени ухаживали не те мужчины, – плутовато ухмыльнулся Рейф и на этот раз сам предложил ей руку: – Не возражаете?

Фелисити подавила тоскливый вздох. Она, наконец, отыскала того мужчину; зато он задавал ей не те вопросы. Впрочем, затевать очередной спор девушка не собиралась, тем более сейчас, когда за многие часы они впервые, наконец, оказались наедине.

– Ты, в самом деле, был так уверен, что затея с канатами сработает?

Он утвердительно кивнул.

– Меня всегда привлекало инженерное дело. – Помолчав, он добавил: – Лис, а Найджел никогда не пытался продать Фортон-Холл графу Дирхерсту? Или, может быть, его светлость когда-нибудь раньше уже предлагал купить поместье?

Фелисити задумалась.

– Мне по крайней мере об этом ничего не известно, – ответила она. – Найджел все время ныл, как ему хочется перебраться в Лондон, но, думаю, его тщеславие все же тешило то, что он настоящий владелец поместья, – до тех пор, пока это придавало ему хоть какой-то вес в высшем свете.

– Понятно, – неопределенно хмыкнул Рейф. Ей понравилось, что он не стал поддакивать.

– А Джеймс… граф Дирхерст… совсем недавно предлагал мне взаймы денег на ремонт усадьбы. Ему ведь прекрасно известно, как я люблю Фортон-Холл. Если он и хотел купить его, то, зная мое отношение к Фортон-Холлу, должен был отдавать себе отчет, что я никогда не поддержу намерения Найджела продать поместье. – Она посмотрела на Рейфа и увидела, что тот внимательно вглядывается в ее лицо. – А к чему все эти вопросы?

Рейф пожал плечами и бросил рассеянный взгляд на гостей.

– Пытаюсь понять, с какой стати он вдруг пожелал выплатить такие деньги за поместье, к которому раньше не проявлял никакого интереса.

– Да, не проявлял. Но насколько я его знаю, вполне может статься, что все эти годы Дирхерст сгорал от желания заполучить Фортон-Холл и прибавить его к своим владениям.

38
{"b":"104","o":1}