ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нравится? – шепотом спросил он.

– Да… да…

Он принялся водить кончиком языка по ее уху. Такого чувственного прикосновения Фелисити никогда еще не переживала. Она изо всех прижалась к обнимавшему ее Рейфу. Как-то незаметно для них обоих они вдруг оказались за обрушенной конюшней, там, где луг довольно круто спускался к журчавшей внизу речке.

– Рейф, – мечтательно проговорила Фелисити, – посмотри, какая красивая эта…

Вскрикнув от неожиданности, он вдруг оступился в пустоту. Фелисити безотчетно схватила его за руку, чтобы удержать от падения, но оступилась сама, и оба покатились вниз по склону.

Когда падение прекратилось, Фелисити обнаружила, что каким-то образом оказалась на Рейфе. Его лицо было всего в паре дюймов от нее. Освободиться она не могла, даже если бы очень этого захотела – Рейф лежал на подоле ее юбки. Более того, рука ее оказалась зажатой под его спиной, и вытащить ее не было никакой возможности. Мужчина улыбнулся. В глазах его плясали веселые огоньки, и тогда Фелисити потянулась к его губам.

Когда она наконец отпрянула, чтобы не задохнуться, он рукой удержал ее за затылок, притянул обратно и жадно приник к ее рту. Язык его тронул ее губы, и Фелисити с колотящимся сердцем их приоткрыла. А потом закрыла глаза и изо всех сил вжалась в его сильное и жаркое тело. Бедром она почувствовала его тугую плоть и робко подвигала из стороны в сторону ногой. Рейф напрягся, глухо простонал прямо ей в губы, потом запустил пальцы в ее волосы, чуть отстранил ее лицо от себя и принялся покрывать быстрыми поцелуями открытую шею.

Волосы упали Фелисити на лицо, что вовсе не остановило мучительно-сладкое путешествие губ Рейфа вдоль ее шеи.

– Рейф… – задохнулась Фелисити и отвела его руку в сторону, чтобы снова приникнуть к его губам.

Руки Рейфа легли ей на спину, и она почувствовала, как он расстегивает на ней платье, умело, справляясь с непростыми застежками. Отстраниться она не могла и не хотела, остановить его – тоже. Руки ее сами собой без устали гладили и ласкали его лицо, волосы, плечи, руки. Ей страстно хотелось слиться воедино с Рейфом, стать с ним одним телом.

– Тихо, Лис, тихо, – с нежностью прошептал Рейф, осторожно спуская ей платье сначала с одного плеча, потом с другого и приникая губами к обнажившейся шелковистой коже. – Не торопись. Я никуда не убегаю. Я здесь.

– Прости, – выдохнула она, распахивая его расстегнутый жилет.

– Извиняться-то не за что, – улыбнулся он и, взяв за руку, поднес ее пальцы ко рту и принялся с нежностью целовать и легонько покусывать один за другим.

– Я хочу… – неверным голосом произнесла было Фелисити, но замолчала, не в силах договорить.

– И я тоже. Приподнимись чуть-чуть.

– Не надо, Рейф, просто обними меня крепче.

Он беззвучно рассмеялся и блеснул потемневшими от желания глазами.

– Хорошо, упрямая девчонка. Пусть будет по-твоему. Она снова всем телом прижалась к нему, чтобы почувствовать, какой новой силой успела налиться его плоть.

– Боже мой! – разве что не прохныкала она, выгибаясь в его объятиях.

Рейф стянул ей платье до пояса. Горячие уверенные пальцы ласково погладили ее обнажившиеся соски, и Фелисити вновь застонала. Не выдержав, она села, и Рейф, взяв в руки ее груди, страстно, но бережно принялся ласкать тугие полушария. Фелисити нетерпеливо пошевелилась, чтобы вытащить из-под него юбку, потом совсем от нее освободиться и со стоном вновь приникнуть к возлюбленному.

– Лис, милая… Тебе придется еще кое-что с себя снять, – выдохнул Рейф и приподнялся на локте, чтобы зажать губами напрягшийся сосок и самозабвенно втянуть его в рот, не забывая при этом ласкать свободной рукой ее другую грудь. – Не откладывай.

В голосе его была настойчивость, которая удивительным образом совпадала с тем желанием, от которого она вся дрожала. Освободиться от нижнего белья было несложно, потому что, едва она подняла сорочку, Рейф запустил руку за корсаж и просто разорвал тонкую ткань. С его брюками пришлось труднее, и она никак не могла справиться с незнакомыми ей застежками на пуговицах.

– Сядь, – хрипло выговорил Рейф и отвел ее руки. Задыхаясь, она подчинилась, и тогда он быстро освободился от одежды, одним движением стянув с себя брюки и отбрасывая их в сторону. – Вот так-то лучше.

Нежно погладив ладонями ее нагие бедра, он потянул Фелисити к себе.

– Рейф, – сказала она, – я даже не знаю…

Он еще раз поцеловал ее, с трудом сдерживая улыбку.

– Ты хочешь?..

– Наверное, да.

Он медленно привлек девушку к себе, возложил на себя, и Фелисити почувствовала его горячую твердую плоть. Да… именно так… по-другому и быть не должно… принять… такая радость…

– Рейф, я больше не могу, – простонала она.

– Я стараюсь не сделать тебе больно, – прошептал он ей на ухо прерывающимся от снедавшего его вожделения голосом.

– Мне не будет больно.

– Но ведь до меня ты…

С каким-то сладострастным стоном, поразившим ее саму, Фелисити раздвинула бедра и с силой опустилась на мужское достоинство Рейфа, принимая его глубоко и целиком в свое девственное лоно. От внезапной острой боли Фелисити вскрикнула, но, когда непроизвольно попыталась приподняться, Рейф ласково удержал ее и с нежностью прижал к себе.

– Я старался… объяснить тебе, милая. Подожди чуть-чуть, полежи спокойно. Она уткнулась лицом ему в грудь, и боль между ног начала уходить, уступая место такому восхитительному чувству слияния, которого она и вообразить себе не могла.

– Боже, Боже мой, – только и смогла выговорить Фелисити, пораженная своим восторгом от того, что чувствует в себе Рейфа.

– Теперь можно, Лис, не бойся, – сказал он и слегка подвигал из стороны в сторону бедрами.

Фелисити последовала его примеру, раскачиваясь взад и вперед, из стороны в сторону и любуясь выражением предвкушения радости и наслаждения на его лице. Она задвигалась быстрее, наклонилась и провела языком вдоль его шрама на щеке. Рейф громко застонал. Что-то глубоко внутри Фелисити все стягивалось и стягивалось в болезненно-сладостный комок, там, внизу живота, там, где их тела смыкались. Она раскачивалась все быстрее и быстрее, все сильнее и сильнее и почти задохнулась от волны немыслимо острого наслаждения. А потом без сил упала на Рейфа.

– Рейф… – еле слышно прошептала она.

Он со стоном прижал ее к себе, перевернул на спину. Теперь она оказалась под ним и снизу вверх смотрела на его лицо. Он поцеловал ее, легонько укусил за нижнюю губу и вдруг резким движением глубоко вошел в нее, и Фелисити снова назвала его по имени, и снова, снова – столько раз, сколько он погружался в ее разверстую жаркую плоть.

Наконец он издал стон, содрогнулся и обессилено уронил голову ей на плечо.

Фелисити ласково провела рукой по растрепанным белокурым волосам, слушая его прерывистое дыхание и стараясь успокоить свое. Рейф оказался тяжелым. Но ей нравилось лежать под ним. Возникало непередаваемое чувство защищенности, надежности, которого ей не хватало столько лет.

Рейф приподнял голову и снова поцеловал ее, на этот раз с большей нежностью. Он просунул ладони ей под спину и снова положил на себя. Фелисити приклонила голову ему на грудь и услышала, как бьется его сердце.

– Наверное, мне все-таки нужно тебе рассказать, о чем я размышлял в конце вечера, – заговорил Рейф немного смущенным голосом.

– Я что-то не так сделала? – воскликнула Фелисити, шутливо постучав кулачком по его широкой груди.

– Нет, нет, что ты… вовсе нет. Просто мне было интересно, желаешь ли ты меня так же сильно, как желаю тебя я. Теперь ответ мне известен.

Фелисити хотелось сейчас только одного – остаться здесь навсегда, не двигаться с места, лежать в этих уютных объятиях и не думать о том, что Рейф скоро уедет, и не гадать, как скоро наступит это «скоро», когда она навеки распростится с поместьем Фортон-Холл… если только не прислушается к совету Джеймса Барлоу. Но молчанием от проблем не отделаешься…

– А еще о чем ты тогда раздумывал?

41
{"b":"104","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ложь без спасения
В опасности
Любовь без правил
Одиноким предоставляется папа Карло
Черная кошка, зеркало и пустое ведро (сборник)
Мемуары двоечника
Руки оторву!
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
Катарсис. Северная Башня