ЛитМир - Электронная Библиотека

– Лис! – воскликнул он.

Фелисити вежливо кивнула и начала спускаться вниз. «Он ни разу не сказал, что любит меня», – напомнила она себе, глядя, как он направляется к ней. И он ничего ей не обещал. А она-то еще посоветовала ему восстановить отношения с прежними любовницами. Какая же она дура, дура, дура!

– Добрый вечер.

– Добрый вечер. – Он остановился немного поодаль и оглядел ее с ног до головы.

– Потрясающе… У меня нет слов… Ты великолепна… – сказал он и вгляделся ей в лицо. – Тебе нравится?

– Да, очень красиво. – Фелисити слегка замялась, но быстро с собой совладала и заспешила мимо него. – Прошу извинить, мне нужно поговорить с Мэй.

Мгновение спустя она услышала у себя за спиной его шаги и едва удержалась, чтобы не броситься бежать. Всякий раз, когда дело касалось Рейфа Бэнкрофта, она до безобразия глупела.

– Лис!

Она и не подумала остановиться.

– Лис! Фелисити!

Она почувствовала на своем плече его руку. Чуть помедлив, Рейф взял ее за запястье и мягко, но решительно повернул к себе лицом. Хотя она и была на него донельзя рассержена и злилась на саму себя, прикосновение его пальцев непроизвольно вызвало уже знакомый внутренний озноб, предвкушение удовольствия.

– Что случилось, Лис? – тихо спросил Рейф.

Пусть тело ее с готовностью откликалось на присутствие этого мужчины, во всем остальном Фелисити крепко держала себя в руках.

– Ничего, – спокойно ответила она. – Я просто стараюсь удержать Мэй от ненужных ей неприятностей.

Он пытливо вгляделся ей в лицо.

– Она на кухне с Салли. Я попробовал завязать бант у нее на талии, но, боюсь, не особенно преуспел. Мэй мне сказала, что я понятия не имею, что такое быть дамой!

– Полагаю, что она в этом отношении ожидает от всех слишком многого, особенно от тебя.

От этих слов Рейф замер, и у него на лице появилось растерянное и чуть обиженное выражение.

– Ты снова на меня сердишься?

– Вовсе нет.

– Знаешь, а ты… чертовски красивая в этом платье, – наконец неуверенно проговорил он.

– От этого ты, наверное, испытываешь тоску по родине? – не удержалась она. Позади них в прихожей уже начали собираться гости.

Рейф оторопел:

– Ты что, все слышала?

– Так получилось. Впрочем, не тревожься. Я прекрасно знаю, что никаких прав на тебя не имею…

– Всякий раз, когда тебя вижу, я теряю голову, – прошептал он. – Ты… волнуешь меня. И это меня даже немного пугает.

Он коротко поклонился и отошел, чтобы проводить гостей в столовую.

Слова его так смутили Фелисити, что за столом она сидела незаметной маленькой мышкой, не в силах собраться с мыслями, чтобы хоть как-нибудь поддержать светский разговор. Она испытала непередаваемое облегчение, когда во время трапезы в столовую вошел граф Дирхерст. Лицо, знакомое с детства.

– Джеймс! – вырвалось у нее помимо воли.

– Фелисити! – Он демонстративно прошел мимо блистательных гостей, чтобы церемонно поцеловать ей руку. – Вы сегодня ослепительны.

– Благодарю.

Нахмурившись, Рейф поднялся из-за стола:

– Что вы здесь делаете?

– Ох, это моя оплошность, Бэнкрофт, прости ради Бога! – неразборчиво выговорил Роберт Филдс, увлеченно обгладывая куриную ножку. – Его пригласил я. Мы прекрасно провели время после полудня и, представляешь, так сдружились, что я и не подумал, что это как-то тебя заденет.

Рейф переводил утративший всякую веселость взгляд с одного на другого. Он повел плечами, как бы стараясь сбросить некий незримый груз, и проговорил, указывая на своего брата:

– Куин, граф Дирхерст. Дирхерст, маркиз Уорфилд. Куин указал на свободный стул:

– Присаживайтесь, Дирхерст. Ваши земли граничат с Фортон-Холлом на востоке, если не ошибаюсь?

– Совершенно верно, милорд… – Граф вежливо поклонился остальным гостям и не спеша сел. Дамы переглядывались и шушукались. Отчего его появление так их заинтересовало, Фелисити не знала – то ли он произвел впечатление, то ли гости среагировали на недовольство Рейфа. – И есть две причины, отчего я нахожу месторасположение моего имения более чем удачным, – звучно продолжал Дирхерст.

– Что же это за причины? – рассеянно поинтересовался Куин, бросил на брата предупреждающий взгляд и возобновил прерванную трапезу.

Краем глаза Фелисити увидела, что Рейф колеблется, но он все-таки сумел сдержаться и медленно сел на место. Он был очень зол, и даже выражение вежливого интереса, которое он постарался придать своему лицу, не могло это скрыть. Она перевела взгляд на Роберта Филдса, который весь ужин флиртовал с Джанетт Окли буквально на глазах у хозяина. Рейф эту сладкую парочку даже взглядом не удостоил. Если он и ревновал, то уж точно не к приехавшим дамам. У Фелисити немного отлегло от сердца.

– Ну что ж… Боюсь, что первая причина более чем очевидна.

Граф с теплой улыбкой указал на Фелисити.

– Нужно быть совсем уж спрятавшейся под панцирь черепахой, чтобы не заметить такой прелести, – рассмеялся Френсис Хеннинг и приветственно поднял бокал с вином.

– Благодарю вас, мистер Хеннинг.

Фелисити лишь улыбнулась, когда он настойчиво принялся ее уговаривать называть его просто Френсисом. Рейф говорил ей, что Хеннинг мнит себя искусным остряком, тогда как все вокруг находят большую часть его шуточек плоскими.

– А что же это за вторая счастливая причина, о которой вы упомянули, ваше сиятельство? – томно протянула маркиза Уорфилд.

– Не знаю, говорил ли вам Бэнкрофт или нет, но я, как мне кажется, предложил ему весьма щедрую цену за поместье Фортон-Холл.

– Браво! – зааплодировал Стивен, и к нему присоединились Френсис и леди Харриет. – Наш путешественник может отправляться в свое путешествие.

Фелисити снова посмотрела на Рейфа. Тот отбросил всякую видимость лицемерной вежливости и теперь не сводил с Дирхерста разъяренного взгляда. Но вскочить он не успел – его опередил лорд Уорфилд. Он положил руку брату на плечо и поднял бокал:

– Господа, а теперь я предлагаю тост за интересные возможности.

– За интересные возможности, – повторила Фелисити вместе со всеми, хотя и не испытывала в душе уверенности, что она сама и Фортон-Холл уцелеют, если дела пойдут еще интереснее, чем сейчас.

За исключением присутствия самодовольного и потому особенно невыносимого Дирхерста, вечер шел весьма успешно. После того как гости удалились в гостиную к пирогам и шарадам, Рейф принялся помогать Салли и Рональду убирать со стола. Один из стульев не выдержал до конца ужина и развалился под сидевшим на нем Френсисом. Рейф пожалел, что это был не Дирхерст. Судя по веселому шуму в гостиной, развлекать гостей не требовалось, и Рейф уселся, скрестив ноги, прямо на пол и принялся прибивать отскочившую ножку стула.

– Насколько мне помнится, прежде ты предпочитал посвящать вечера более захватывающим занятиям.

Рейф поднял глаза на Куина. Брат стоял в проеме двери, небрежно прислонившись к косяку. Продолжая забивать гвоздь, Рейф заметил:

– Ты тоже не чуждался этих занятий. Правда, в меньшей степени, чем я.

– М-да… Но я счастлив в браке. А что ты скажешь в свое оправдание?

– Сломанный стул нуждается в починке.

– Отчего ты не сказал, что Дирхерст предлагал тебе хорошие деньги за поместье?

Рейф раздраженно вздохнул и отложил молоток.

– Потому что я не хочу продавать поместье ему.

Он встал с пола, поставил стул на ножки и для пущей надежности с силой покачал из стороны в сторону, проверив, крепко ли его сколотил.

– Но отчего?

– Просто не хочу.

– Просто здесь живет мисс Харрингтон, ты это хочешь сказать? – Маркиз закрыл за собой дверь и уселся за стол.

– Мисс… Фелисити? Она куда только возможно разослала письма с предложениями своих услуг гувернантки и ждет подходящего ответа. К этому она никакого отношения не имеет.

Куин не сводил с него глаз.

– Теперь понятно, отчего ты так осатанел, когда Дирхерст присоединился к нашей компании!

– Он просто недоумок, и я его не выношу.

51
{"b":"104","o":1}