ЛитМир - Электронная Библиотека

Удовольствие было бы еще большим, не покинь Рейф своих гостей и не оставь он ее их развлекать. Ну что же, еще один неприятный долг, за который Рейфу придется в свое время расплатиться. Чуть позже в гостиную вошел Уорфилд и сел рядом с женой. У Фелисити вдруг возникло ощущение, что Рейф теперь задолжал и своему брату тоже.

Маркиз кинул в ее сторону неулыбчивый и хмурый взгляд, потом склонился к жене и что-то прошептал ей на ухо. Мадди что-то шепнула ему в ответ и тоже взглянула на Фелисити. Больше они не смотрели в ее сторону, но еще довольно долго о чем-то перешептывались. Фелисити озабоченно побарабанила пальцами по подлокотнику своего кресла, недоумевая, что такое, имеющее к отношение ней, можно так долго обсуждать. До появления Рейфа все было гораздо проще. Они с Мэй рано или поздно потеряли бы Фортон-Холл, но она, во всяком случае, не потеряла бы свое сердце. А когда им пришлось бы уезжать, не стала бы отчаянно цепляться за несбыточные надежды и призрачные мечты, потому что не было бы никого, кто мог бы их оживить.

Ей было бы не так больно, если бы Рейф Бэнкрофт оказался тем человеком, кому она могла бы полностью доверять, тем, на кого бы со спокойной душой могла во всем положиться. И наблюдения за его не слишком умными друзьями и бывшими любовницами, и его сумасбродные мечты о путешествиях говорили об одном: он человек легкомысленный, и было бы несусветной глупостью с ее стороны полагаться на него.

Дверь гостиной с грохотом распахнулась, и через порог, шатаясь, шагнул Роберт Филдс. Его нижняя губа и нос были разбиты в кровь.

– Хеннинг! Колдер! Мой пистолет! Немедленно! – срывающимся голосом прохрипел он.

– Филдс! – Маркиз Уорфилд вскочил. – Что, черт возьми, с вами приключилось?

– Твой безумный братец! Вот что со мной приключилось! И я ему за это сейчас снесу ко всем чертям башку!

– Вы не посмеете! – с отчаянным криком бросилась к Филдсу Мэй.

Фелисити едва успела схватить ее за завязанный на спине бант и оттащить обратно на место.

– Сиди тихо, понятно? – прошипела она на ухо сестре. Мэй взглянула на нее, увидела выражение лица Фелисити и мгновенно умолкла. Роуз упала в обморок прямо в объятия Френсиса Хеннинга, а Джанетт выронила чашку, ненароком разбив одну из двух одинаковых, которые еще оставались в хозяйстве Фелисити.

С нахмуренным лицом Фелисити встала и нервно разгладила юбку. Такого безобразия не должно быть в ее доме. То есть в ее бывшем доме.

– Может быть, вы продолжите ваш разговор в другом месте? – предложила она нарочито спокойным голосом. Филдс порывисто обернулся к ней:

– Все из-за тебя, паршивая шлю… Маркиз быстро шагнул и встал между ними, закрыв Фелисити от его разъяренного взора.

– Хватит, Филдс! – резко сказал он.

Роуз чудесным образом пришла в себя как раз в нужный момент, чтобы ахнуть на непристойность Филдса.

Дирхерст буквально из ниоткуда возник рядом с Фелисити. Она уже успела забыть, что он здесь.

– Здесь не место для леди, – заявил граф. – Позвольте я вас провожу отсюда. Я знал с самого начала, что Бэнкрофту не управиться с поместьем. Посмотрите, как он со своими дружками позорит Фортон-Холл… и вас, прежде всего вас.

Другие дамы, за исключением Мадди, всем своим видом выражали ужас от происходящего. Правда, при этом они украдкой переглядывались с едва скрываемым удовольствием. До ушей Фелисити уже долетали первые сплетни. Слава Богу, что она до сих пор так и не побывала в Лондоне. Теперь же она и подавно туда носа не покажет.

– Филдс, утихомирься, – растерянно заговорил Френсис Хеннинг. – Нам всем здесь уже стало скучно, но это ведь не повод для того, чтобы кому-то сносить голову.

– Фелисити, пожалуйста! Вам не нужно при этом присутствовать! Разрешите, я вас провожу! – Граф настойчиво потянул ее за рукав.

Она резко отдернула руку.

– Вы бы лучше позаботились о Мэй! – бросила Фелисити, продолжая в упор смотреть на Филдса. Всякий раз ей начинали услужливо предлагать помощь именно тогда, когда она в ней вовсе не нуждалась. И Рейфа Бэнкрофта никто не застрелит, если она скажет свое слово.

Граф стушевался и отступил.

– Я… вы… конечно, конечно! Идемте, мисс Мэй.

– Никуда я не пойду!

На пороге гостиной появился Бэнкрофт.

– Филдс, тебе было сказано убраться отсюда ко всем чертям! – с угрозой в голосе произнес он, и Фелисити была потрясена выражением неприкрытой ярости на его лице. – Повторять я не намерен.

Какой-то момент двое мужчин сверлили друг друга взглядами, исполненными обоюдной ненависти. Наконец Филдс вырвал свой рукав из руки Стивена Колдера.

– Я ни минуты здесь не задержусь! Мне слишком дорога моя жизнь! – взвизгнул он и отер кровь с подбородка. – Чеширом и Фортон-Холлом я сыт по горло!

И он прошествовал мимо Рейфа, стараясь не задеть стоявшего в дверях широкоплечего хозяина. Остальные гости молча потянулись следом. Последним был Френсис. Он предусмотрительно остановился перед Рейфом так, чтобы тот не достал в случае чего до него кулаками.

– Он теперь растрезвонит про это на весь Лондон.

– Знаю, – сухо кивнул Рейф.

– Хуже и быть не могло, – пробормотал Френсис, направляясь в коридор. – Кобели безголовые! Сколько раз предупреждал обоих, и все без толку.

Камердинеры и служанки гурьбой устремились на второй этаж, чтобы уложить вещи, но Фелисити едва обратила внимание на суматоху. Рейф все еще стоял в проеме двери, и вид у него был такой, будто он готов отделать кого угодно, кто сейчас осмелится обратиться к нему.

Таким Фелисити его никогда не видела. Внезапно она вспомнила, что он служил в армии. Рейф был таким непринужденным, таким нежным и предупредительным, что она напрочь забыла о том, что он может быть беспощадным. Этот неприкрытый гнев мог послужить ключиком для того, чтобы лучше его понять. Фелисити вглядывалась в его лицо, пытаясь понять, что его так разъярило. Рейф несколько раз сжал и разжал кулаки, потом глубоко вздохнул:

– Ну-с? Кому еще пора отправляться домой?

И уперся тяжелым взглядом в графа Дирхерста, который в растерянности все еще стоял между Фелисити и Мэй.

Джеймс заметно вздрогнул, старательно избегая встречаться с Рейфом взглядом.

– Пожалуй, я тоже поеду. – Он отвесил церемонный поклон: – Милорд Уорфилд… Миледи… Польщен знакомством с вами.

– Мое почтение, граф.

Дирхерст неуверенно остановился около Фелисити.

– Вам нужно отсюда съезжать, дорогая. Пока он не сотворил чего-то подобного с вами, – прошептал он ей.

– Джеймс, ради Бога, перестаньте говорить глупости, – поморщилась Фелисити. Как бы ни злился Рейф, ни ей, ни Мэй он не способен сделать ничего дурного. Для этого у него было предостаточно возможностей в самый первый день их встречи.

Граф заморгал, растерявшись от ее резкости.

– Хорошо, но мне кажется, вы не все учитываете. Постарайтесь хотя бы убедить его продать Фортон-Холл мне, чтобы мы смогли спасти поместье.

– Идите, Джеймс, вам пора, – поторопила она графа, испугавшись, как бы тот не вызвал у Рейфа очередного приступа ярости… Он сейчас был как порох – и одной спички хватило бы с лихвой. – Спасибо за совет. Я подумаю.

Когда Дирхерст наконец удалился, Рейф потер костяшки кулака о ладонь, посмотрел на брата и проворчал:

– Нечего на меня так смотреть – он заслуживал большего.

– Чего бы он там ни заслуживал, – резко бросил маркиз, – но твои подвиги навредят всей семье. Филдс, между прочим, принят при дворе. И еще эти новые законы, ограничивающие права дворянства. Мы не можем себе позволять…

– Вали ты ко всем чертям, Уорфилд! – огрызнулся Рейф. – Я никому – слышишь, никому! – не позволю оскорблять моих друзей или моих близких.

– Я думала, что Роберт – твой друг, – спокойно заметила Мадди.

Рейф резко обернулся к невестке:

– Только что выяснилось совершенно обратное.

Он поймал взгляд Фелисити, удержал его пару коротких мгновений и, развернувшись, вышел из гостиной.

Маркиз что-то сказал Мадди, но та покачала головой:

53
{"b":"104","o":1}