ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эрхегорд. Старая дорога
Сила воли. Как развить и укрепить
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Сильное влечение
Сука
Прошедшая вечность
Богатый папа, бедный папа
Там, где цветет полынь
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию

– Уволь меня ото всей этой чепухи. – И она протянула руку Мэй: – Пошли, представишь меня кукле Полли и мистеру Мишке.

В гостиной остались только Фелисити и лорд Уорфилд. Он подошел к двери и аккуратно прикрыл ее. Фелисити нервно сглотнула. О чем намеревался говорить старший брат Рейфа, она не знала, однако догадывалась, что разговор пойдет о Рейфе.

– Рейф сказал мне, что вы разослали письма с просьбой о месте гувернантки, – начал Уорфилд, пытливо всматриваясь в ее лицо. – Приглашения уже получили?

– Нет. Недавно прислали два отказа, но до сих нор ничего не пришло от дальней родственницы из Йорка. Она меня очень любила, когда я была маленькой. Надеюсь, что она возьмет меня к себе.

– У вас нет желания остаться в Фортон-Холле?

У нее было такое чувство, что весь их разговор направляется к некоей определенной цели, но ради Рейфа она решила поддержать игру.

– Мои желания сейчас, милорд, не имеют никакого значения. Ваш брат был достаточно добр и позволил нам с сестрой остаться здесь до тех пор, пока мы не подыщем себе другое жилье.

Уорфилд помолчал, явно раздумывая над ее ответом.

– А что вы думаете о предложении графа Дирхерста купить поместье?

– Я думаю, это чрезмерно щедрое предложение, – пожала плечами Фелисити, – Правда, Рейфу Джеймс совсем не симпатичен, но, думаю, ему пока нравится проводить здесь время. Когда ему надоест, он, я в этом не сомневаюсь, продаст Фортон-Холл.

Новая пауза в разговоре.

– Вы это ему говорили?

– Не раз и не два.

– Как вы думаете, он скажет то же самое, если я задам ему этот вопрос?

Фелисити прищурилась, стараясь справиться с поднявшимся в душе раздражением и остаться спокойной и вежливой.

– Милорд, вы считаете, что я вам лгу?

– Понимаете, мой брат бывает весьма… непоследовательным, – тщательно подбирая слова, ответил Уорфилд. – Он частенько влезает в какое-нибудь дело с головой, а потом…

– А потом вы и ваш отец, назначив себя его опекунами, бросаете ему спасательный круг и вытаскиваете из очередной передряги, в которую он угодил, – перебила его Фелисити. – Удивляюсь, неужели вам не приходило в голову, что он не стал бы прыгать из одной авантюры в другую, позволь вы ему почувствовать, что то, что он делает, действительно имеет зна чение?

Уорфилд чуть приподнял бровь, и это был единственный признак того, что он отметил ее резкость.

– По вашему мнению, нынешняя его авантюра – это серьезно?

Фелисити направилась мимо него к дверям.

– Думаю, милорд, что вам следует задать этот вопрос своему брату. Но не мне.

– А знаете, – проговорил он вслед Фелисити, когда та уже открыла дверь, – вы напомнили мне мою жену.

Она удивленно обернулась:

– Принимаю ваши слова как комплимент, лорд Уорфилд. Куин улыбнулся, и его улыбка живо напомнила ей Рейфела.

– Мы еще вернемся к этому разговору.

– Рейф? – неуверенно окликнула Бэнкрофта Мадди. Тот вскочил на ноги, от неожиданности выронив из рук записную книжку и мерный шест.

– Я не в настроении сейчас обсуждать что-либо с кем-либо.

– Тогда тебе нужно было получше спрятаться. – Мадди демонстративно скрестила руки на груди.

Рейф подобрал мерный шест и снова уставился на пролом в стене.

– Тебя послал Уорфилд?

– Да нет. Сейчас он допрашивает мисс Харрингтон.

– Что он делает?!

Не хватало еще, чтобы после разговора с его братцем Лис ударилась в бега!

– Я и не думала, что это тебе понравится.

– Ему что, мало мучить меня? Лис не сделала ничего дурного!

Скажем, ничего сверх того, к чему он ее поощрял.

– Куин просто очень предусмотрительный человек.

– Лучше бы он держался подальше от моих дел, честное слово! Ему бы неплохо знать, что в случае чего я его отлуплю за милую душу!

– Какая трогательная братская любовь! – с усмешкой проговорил незаметно подошедший к ним Куин. – Полагаю, ты мне угрожаешь?

– Черт побери, вы двое, оставьте меня наконец в покое! – процедил Рейф.

Собеседники нарочито пропустили его слова мимо ушей, что отнюдь не улучшило ему настроения. Все было проще некуда, пока он не отправил в Лондон эти чертовы письма. Если жалеть о разрыве с Робертом Филдсом особо нечего, то Куин – совсем другое дело. Похоже, о попытках получить ссуду можно забыть, тем более после сегодняшнего вечера. Повел он себя и вправду как бешеный бык и скорее всего до смерти перепугал Лис.

– Ну так что? – негромко поинтересовалась Мадди, ласково взяв мужа под руку и прижимаясь к нему.

Маркиз слегка пожал плечами.

– Как всегда, неразбериха.

– И что дальше? – отрывисто спросил Рейф, злясь на их нежности и совершенно теряя терпение.

– Мы тоже уезжаем, – сообщил ему Куин.

– На ночь глядя?

– Похоже, в Чешире это становится доброй традицией, – усмехнулся брат и одарил Рейфа добродушной улыбкой, чтобы смягчить язвительность своего ответа. – Мы обещали нанести ответный визит дяде Малколму, и я не думаю, что тебе стоит все усложнять.

Рейф ничего другого и не ожидал. Хотя он никогда не признался бы в этом на людях, но в душе он всегда восхищался тактичностью брата и его спокойной мудростью. И было больно узнать, что его брат в сложной ситуации предпочел умыть руки.

– До моего отъезда из Англии я тебе напишу.

– Ладно. Хотя бы дай нам знать, на какой континент ты отправился, – мягко попросила Мадди.

Рейф посмотрел на них обоих, и в душе его как будто открылась пропасть неуверенности, в которую ох как не хотелось сваливаться.

– Обещаю, – ответил Рейф и сделал несколько шагов в сторону двери. – Помогу вам собраться.

– Думаю, что могу ссудить тебе двадцать тысяч фунтов при разумном проценте, – неожиданно бросил ему вслед Куин, и от этих слов Рейф застыл на месте. – Надеюсь, мне не придется напоминать, чтобы ты присылал регулярные отчеты о том, как идет ремонт.

Рейф медленно повернулся к брату.

– Я… я полагал, что Фортон-Холл не лучшее место для вложения денег, – проговорил он, разрываясь в душе между чувством искреннего восторга и жутким страхом при мысли о том, что Куин сказал это всерьез.

– Для вложения денег Фортон-Холл плохое место, – согласился с ним Уорфилд.

– Тогда зачем…

– Место не самое лучшее, – повторил маркиз, – но речь то о тебе. Я подготовлю все нужные бумаги и открою тебе кредит. Только помни: чем меньше потратишь, тем легче будет выплачивать долги, если ты вдруг передумаешь.

– Рейф молча посмотрел на него и сказал лишь:

– Спасибо.

Куин покачал головой:

– Через неделю ты возненавидишь и меня, и это место. Я же тебя, Рейф, знаю как облупленного!

– Порой мне кажется, что я себя совершенно перестал понимать, – признался Рейф.

– Так ты, в самом деле, хочешь заняться тем, о чем говорил?

– Да.

Час спустя Рейф сидел на широких ступеньках парадного входа и смотрел, как карета Уорфилдов исчезает в темноте. С их отъездом Фортон-Холл вдруг показался ему каким-то заброшенным, грустным и дряхлым. Куин был прав. Что делать дальше, он просто не представлял.

Рейф знал, почему все это затеял, по крайней мере думал, что знает. Согласившись взять двадцать тысяч соверенов в долг только ради того, чтобы увидеть, как улыбнется Фелиси-ти, даже для него было бы несусветной глупостью. Нет, тут было нечто серьезнее. Какая-то часть его самого страстно хотела узнать, сумеет ли он восстановить усадьбу, справится ли с тем, что начал вообще-то помимо своей воли. Такими делами ему почти не приходилось заниматься, и ни брат, ни отец никакими советами помочь ему не могли. Он был предоставлен самому себе.

– Я, конечно, не знаю, как там принято в Лондоне, – сказала Фелисити, садясь рядом с ним на ступеньки, – но полагаю, что твои друзья установили рекорд наикратчайшего визита за всю историю Англии.

Прозвучало это более чем дружелюбно, и Рейф вздохнул с облегчением. Боясь чем-нибудь ее снова рассердить, он решился лишь кивнуть в ответ и коротко заметить:

54
{"b":"104","o":1}