ЛитМир - Электронная Библиотека

– Полегче, любовь моя, – рассмеялся он и больше не произнес ни слова, потому что Фелисити принялась покрывать ему грудь и живот легкими, как перышко, поцелуями.

В мгновение ока он освободил ее от остатков одежды, и она, нисколько не стесняясь своей наготы, уютно устроилась у него на коленях. Он не стал помогать Фелисити, когда та неумело расстегивала ему брюки. Она все-таки справилась, спустила их ему до щиколоток и вновь принялась его целовать, крепко прижимаясь к нему всем телом. Рейф мягко, но решительно отстранил ее от себя.

– В этот раз я все-таки сниму сапоги, – заявил он.

– Рейф, – прошептала Фелисити, оглянувшись вокруг и осознав, где они находятся, – если вдруг Мэй или… Поцелуем он заставил ее замолчать.

– Я подпер дверь, и никто сюда не войдет, – тихо сказал он, отрываясь от ее губ. Пересадив ее с колен на диван, он наклонился, чтобы стянуть с себя сапоги и брюки.

– Знаешь, ты тоже… такой красивый, – выдохнула Фелисити, привлекая его к себе.

Улыбаясь, Рейф помог ей лечь на диван и прилег рядом, прижавшись к ней всем телом. Руками и губами он ласкал и ласкал ее гибкое, стройное молодое тело, пока она, наконец, не начала буквально мурлыкать от удовольствия. Ему всегда нравилось любить женщин, и после очередной ночи страсти ему не раз говорили, что в любви он весьма искусен. На этот раз он испытывал неуверенность, даже какую-то робость, боясь расстроить или разочаровать ее.

– Рейф, пожалуйста, – прошептала Фелисити, обхватывая руками его за плечи и притягивая к себе.

– Пожалуйста что? – переспросил он и, немного передвинувшись, лег на нее, чувствуя, как ее тело выгибается ему навстречу.

– Пожалуйста, люби меня, – тихонько простонала она, и ее бедра раскрылись.

– Как пожелает прелестная дама, – выдохнул Рейф и вошел в Фелисити, наслаждаясь обволакивающим жаром ее сладостно-тесного лона. Она, уже не сдерживая себя, громко застонала и запрокинула голову. Рейф принялся покрывать неспешными поцелуями ее шею, изо всех сил удерживаясь от безумного желания овладеть ею. Наконец он медленно сделал первое движение, погрузившись в желанную глубину, потом стал двигаться все быстрее, сильнее, не сводя глаз с ее лица, на котором проступал исступленный восторг. Его прелестная и практичная Фелисити оказалась страстной женщиной, она явно не нуждалась в долгой прелюдии к любовной игре.

– Рейф, Боже мой, Рейф, – хрипло выговорила она и, изо всех сил обняв, скрестила ноги у него на пояснице.

Они испытали экстаз одновременно. Рейф сжал ее в объятиях, желая, чтобы волны наслаждения накатывались вновь и вновь.

– Иисусе, – только и сумел выдохнуть он, когда все закончилось, и обессилено уронил голову ей на плечо.

Фелисити ласково провела рукой по его волосам.

– Пожалуй, я могу и пристраститься к этому, – учащенно дыша, заметила она.

– Ловлю на слове, – рассмеялся он.

Вспомнив, что он мужчина с солидным весом, Рейф начал было сползать с Фелисити, но та обхватила его руками и не пустила.

– Останься.

– Ладно, – согласился он и поцеловал ее.

– Можно я спрошу тебя об одной вещи?

– Конечно.

Она отчего-то не решалась продолжить, и сердце у него беспокойно забилось. Рейф не знал, чего, собственно говоря, испугался, разве что у него не было совершенно никакого желания обсуждать что-либо, связанное с ее возможным отъездом. Он честно пытался приучить себя к мысли о том, что неизбежно наступит день и Фелисити с Мэй не будет в Фортон-Холле, но из этого ничего путного не получилось. А когда он пытался вообразить экзотические ароматы цветов и трав в дальних краях, единственное, что приходило ему на ум, была лаванда – так пахли волосы Фелисити.

– Если… если я тебя попрошу, ты продашь Фортон-Холл графу Дирхерсту?

Опять поместье! Возможно, в конечном счете, Куин и был прав. Хотя осуждать ее за то, что она ищет выход, Рейф не мог.

– Зачем?

– Мне не хочется об этом говорить. – Фелисити прикусила губу. – Ты продашь его графу за семьдесят тысяч фунтов, если я тебя попрошу об этом?

– Ты, никак, собралась за него замуж, чтобы сохранить Фортон-Холл? – бросил Рейф, рывком садясь на диване. – Проклятие, Лис! Почему?

Она села рядом. Посмотрев на него внезапно потемневшими глазами, протянула руку и задумчиво провела кончиком пальца по его помеченной шрамом щеке.

– Мне не из чего выбирать, Рейф. У меня никогда не было такой роскоши, как выбрать кого-то… того, кого я люблю.

– А твои письма о найме на работу? – бросил он, хватаясь за брюки и поражаясь вспыхнувшему приступу ярости.

– Прошел уже месяц. Ни одного вразумительного ответа.

– Время-то у тебя еще есть. Еще месяц, а то и два. Ты можешь и до весны подождать.

Она в упор посмотрела на Рейфа.

– Зачем?

Он не отвел взгляда, помолчал и вдруг вскочил на ноги.

– К чертовой матери! – прорычал он, подхватывая с пола рубаху и сапоги. – Хочешь выйти замуж за Дирхерста – скатертью дорога! Хочешь уехать – уезжай! Но я никогда – слышишь, никогда! – не продам ему Фортон-Холл! Ты во стократ дороже всей этой чертовой кучи камня и бревен, и я не дам ему возможности купить тебя!

Фелисити открыла было рот, чтобы ответить, закрыла его и присела на корточки, чтобы подобрать сорочку.

– Тогда мне придется уехать.

– Почему, черт возьми?

– В таком случае попроси меня остаться! – сердито бросила она, рывком просовывая голову в ворот сорочки. – Сможешь? Хотя бы спроси, чего я хочу, наконец!

Господи, как же ему хотелось сейчас схватить ее в объятия и никогда больше не выпускать! В какой-то момент Рейф всерьез подумал, а не остаться ли в Фортон-Холле, разводить скот, сеять пшеницу, но тут же вспомнил о двадцати тысячах, которые задолжал Куину, и о том, что несколько лет назад поклялся себе не жить так, как жил его отец!

– Лис…

Она приложила пальцы к его губам:

– Не надо. Я знаю, что ты мне ответишь. Не стоило мне спрашивать… – Она подобрала с пола платье и начала его надевать. – Куда мне до прелестей Китая!

Рейф сглотнул, стараясь хоть чуть-чуть утихомирить безумно стучавшее сердце.

– Не знаю, Лис, не знаю. Мне нравятся здешние долины и холмы.

– Возможно, но не настолько сильно, – спокойно заметила она и отодвинула от двери стул.

– Лис…

– Увидимся за обедом.

И она вышла, плотно закрыв за собой дверь. Рейф повалился на диван и принялся натягивать сапоги.

– Черт! – бормотал он. – Черт побери! Черт!

Глава 15

Фелисити всю ночь так и не сомкнула глаз.

Ей мучительно хотелось снова оказаться в объятиях Рейфа, услышать, как он говорит ей, что любит ее и что до конца своих дней останется в Фортон-Холле. Но Фелисити уже сказала, что не верит этому, а когда он захотел перевести все в шутку, повернулась и ушла из комнаты.

Поначалу она рассердилась и возмутилась, пока не поняла, что Рейф способен оставаться в Фортон-Холле только до тех пор, пока ему будет удаваться убеждать себя, что это временно. Если она поставит его перед выбором, он уедет. Так что если этим утром он окажется на пути в Китай, винить ей будет некого, кроме самой себя. Найджел был прав: порой она командовала сверх всякой меры.

Во время завтрака Рейф держался так, будто ничего не случилось. По крайней мере ей в этот день не пришлось с ним прощаться. Но с каждым днем уверенность Фелисити в том, что она сумеет это сделать достойно, таяла.

Фелисити искренне обрадовалась приглашению сквайра Талфорда отобедать вместе с ним, но не могла не думать о том, что это вполне мог быть последний раз, который они с Мэй проводят в компании их симпатичного пожилого соседа. Все, что она любила и чем дорожила, вот-вот было готово выскользнуть у нее из рук, и как не дать этому совершиться, она не знала.

– Как только мы устроимся на новом месте, сразу же пришлем вам весточку, – сказала Фелисити, изо всех сил стараясь удержать на лице улыбку.

– Я съезжу к дочери всего на пару недель. Полагаю, когда вернусь, то еще вас застану.

59
{"b":"104","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Путешествие за счастьем. Почтовые открытки из Греции
Каникулы в Раваншире, или Свадьбы не будет!
Мобильник для героя
Гнев викинга. Ярмарка мести
Эффект чужого лица
Детский мир
Маленькая книга BIG похудения
Игра в сумерках
Теория везения. Практическое пособие по повышению вашей удачливости