ЛитМир - Электронная Библиотека

– Спасибо, милая.

Мэй отправилась на конюшню, а Фелисити наконец получила возможность получше рассмотреть грабителя. Первое впечатление ее не обмануло – высокий, худощавый и на вид крепкий. Лица под растрепанными белокурыми волосами было не разглядеть. А вот его одежда Фелисити просто изумила. Одет негодяй был как истинный джентльмен – ему, правда, не мешало бы переодеться, побриться и принять ванну, но в том, что перед ней джентльмен, сомнений быть не могло.

Мужчина застонал и пошевелился. Фелисити с перепугу со всей силы стукнула его чайником по голове, и незнакомец вновь безвольно поник. От мысли о том, что этим ударом она только что отправила человека на тот свет, Фелисити пришла в неописуемый ужас. Молодая женщина склонилась к его лицу и, уловив слабое дыхание, с облегчением перевела дух. Бросив взгляд на многострадальный чайник, она подумала, что после использования не по назначению посуде вряд ли удастся вернуть прежнюю форму.

– А вот и я! – В комнату вбежала Мэй. На обеих ее худеньких плечах висело по нескольку мотков веревки. – Здесь все, что смогла найти.

– Отлично! – Фелисити взяла веревку, подергала несколько раз, проверяя на прочность, и опустилась на колени рядом с незнакомцем. С трудом перевернув незваного гостя на живот, сестры обмотали ему запястья и крепко-накрепко связали руки. Для надежности Фелисити даже завязала несколько узлов. Колец и перстней неизвестный не носил, и хотя его пальцы были на ощупь мозолисто-шершавыми, выглядели отнюдь не как у фермера.

Мэй, повозившись пару минут в ногах у пленника, торжествующе выпрямилась:

– Готово! Ноги тоже связаны!

Похоже, свое свободное время девочка посвящала изучению искусства вязать морские узлы, потому что Фелисити, как ни старалась, так и не смогла отыскать концов веревки. – Прочнее не завяжешь, – похвалила она сестру и, покосившись, увидела, что та прямо зарделась от радости.

– Теперь что?

– Давай перевернем его на спину и обвяжем оставшимися веревками. Я не хочу, чтобы он освободился, пока мы съездим в Пелфорд.

С этими словами она обхватила мужчину за плечи, Мэй – за ноги, и вдвоем они с трудом, но все-таки перевалили незнакомца обратно на спину. Проделали они это не слишком ловко, потому что голова его довольно громко стукнулась о пол, что исторгло у пленника слабый стон.

– Господи, – пробормотала Фелисити, вдруг испытав некое подобие жалости к неизвестному. Взглянув ему в лицо, она в растерянности смогла лишь вновь повторить: – О Господи!

От угла его левого глаза вдоль всей щеки до подбородка шел глубокий, неприятного вида шрам. Белокурые волосы растрепанной заплаткой прикрывали его правый глаз и вкупе со шрамом, густыми бровями и дотемна загорелой кожей придавали незнакомцу вид самого настоящего пирата. Причем, призналась себе Фелисити, пирата-красавца.

– Как ты думаешь, может, это пират? – Похоже, Мэй читала ее мысли. Девочка из-за плеча старшей сестры с боязливым любопытством разглядывала пленника.

– Если он пират, то забрался далековато от моря, – задумчиво заметила Фелисити, обвязывая вокруг широкой груди последнюю веревку и изо всех сил затягивая узлы.

– Может, он заблудился?

– Может быть, и так, – с сомнением в голосе отозвалась старшая сестра.

Веки пленника вдруг затрепетали, и он с трудом открыл светло-зеленые глаза, в которых легко читалось неподдельное изумление.

Фелисити ахнула и торопливо отпрянула.

– Не вздумайте двигаться! – резко бросила она, хватаясь за спасительный чайник.

Незнакомец попытался разглядеть, кто перед ним, несколько раз открыл и закрыл глаза и в конце концов обессилено отвернул голову.

– Чертова баба, – невнятно промычал он.

– Он пьян, – безапелляционно заявила Мэй.

– Да нет, спиртным не пахнет, – возразила Фелисити. – Просто мы его уж очень сильно стукнули, дорогая. А мы ему голову не проломили?

– Все может быть…

– Башку насквозь прошибли, проклятые, – пробормотал пленник.

– Следите за своим языком, сэр, – сурово перебила его Фелисити. – Здесь, между прочим, ребенок.

Мужчина снова с трудом открыл глаза, попытался сосредоточиться и в конце концов тупо уставился на Фелисити.

– Нету здесь, черт возьми, никакого ребенка, – поколебавшись, заявил он, с трудом ворочая языком.

– Ребенок – это я, – сообщила ему Мэй и наклонилась поближе. – А вы и, правда, пират?

– Нет. Я не пират.

– Мэй, немедленно отойди! Это опасный тип.

– Да никакой я не опасный, – сварливо возразил грабитель. Он сделал движение, чтобы сесть, а когда это не удалось, слегка приподнял голову и увидел свои перетянутые веревками грудь и ноги. – Черт! – выдохнул он и откинулся назад, в очередной раз, стукнувшись о пол затылком. – Мать честная! Да вы меня просто пришибли!

– Я в этом сильно сомневаюсь, – заявила Фелисити и твердым тоном добавила: – Очень скоро мы привезем констебля.

– Отлично.

Откровенное удовлетворение в голосе преступника заставило молодую женщину насторожиться.

– С чего это вы так обрадовались, что вас ждет тюрьма? – подозрительно поинтересовалась она. Нет, все-таки у него был явно пиратский вид. Особенно с этой тоненькой струйкой крови, стекавшей за ухо. Фелисити судорожно сглотнула. Великий Боже, она умудрилась захватить в плен самого настоящего предводителя пиратов, который скорее всего собирался умыкнуть ее как наложницу бог весть куда.

– Да потому, что констебль поможет мне вас арестовать, – любезно объяснил ей немного пришедший в себя пленник. – Как воровку.

– Никакая я не воровка! – возмутилась Фелисити. – Это вы… бессовестный грабитель и трусливый налетчик на беззащитных девушек!

– Ничего себе беспомощные девицы, клянусь моей задницей!

Фелисити предупреждающе постучала чайником о пол рядом с его головой.

– Сэр, следите за своим языком! Вы в обществе дамы!

Незнакомца аж передернуло:

– Прекрасно. Я буду следить за своим языком, мисс… Беззащитная!

Фелисити постаралась не заметить неприкрытого цинизма в его голосе.

– Очень хорошо. А теперь… не скажете ли, чем же вы здесь собирались заняться?

Пират несколько раз моргнул и уставился на девушку туманным взором.

– Это место, – спросил он, медленно и ясно выговаривая каждое слово, явно стараясь быть правильно понятым, – называется поместье Фортон-Холл, что в Чешире?

Фелисити на мгновение онемела от удивления, но быстро взяла себя в руки.

– Да, это поместье Фортон-Холл.

– Ха! В таком случае, сударыня, вы, к чертям собачьим… Э-э-э… Вы самый настоящий нарушитель границ частного владения!

– Что?! Это вы вломились к нам в дом и вдобавок напали на меня и мою сестру!

– Простите, но я подумал, что вы мужчина. И потом это не ваш, а мой дом.

– Фелисити, ты разве не видишь? Он тронутый, – вступила в перепалку Мэй.

– Никакой я не тронутый! Развяжите меня!

– И не надейтесь, дражайший сэр! Насколько я понимаю, вы просто сумасшедший, размахивающий направо и налево ножом.

– Послушайте, мисс Беззащитная. Меня зовут Рейфел Бэнкрофт, и поместье Фортон-Холл принадлежит мне. Я могу это вам доказать.

При виде такого явного умопомешательства Фелисити с соболезнующим видом покачала головой:

– Поместье Фортон-Холл принадлежит не вам, а мне, моей сестре и моему брату.

Бэнкрофт посмотрел ей прямо в глаза:

– А как имя вашего брата?

– Вам-то что за дело? Ладно, его зовут Найджел, Найджел Харрингтон.

Бэнкрофт оторопело воззрился на нее, прежде чем разразиться гневной бранью:

– Разрази меня гром! Каков мерзавец! Чертов нытик! Подлый лгун! Как только у этого подонка…

– Мистер Бэнкрофт! – Фелисити перепугалась нескрываемой ненависти в его голосе и налившегося кровью лица, – Я понятия не имею, в чем там дело, но очень прошу воздержаться…

– Да знаю я, знаю – воздержаться от крепких выражений! Воздержусь, клянусь Люцифером, воздержусь!

Мэй не сдержалась и весело захихикала.

6
{"b":"104","o":1}