ЛитМир - Электронная Библиотека

Она запрокинула личико и задумчиво уставилась в небо, припоминая.

– Ну, когда Найджел вернулся из Итона, то привез с собой несколько приятелей. Лис тогда сказала, что все они тупоголовые хлыщи, и они в конце концов уехали. Найджел говорил, что это сестра их вытурила, но я тогда была маленькая и просто не помню.

– А ты, если бы могла, захотела бы жить в Дирхерсте?

– Лис меня об этом тоже спрашивала. – Мэй высвободила руку и открыла дверь на кухню. – Я собираюсь в Африку.

Рейф медленно вошел следом за ней и поднялся к себе, чтобы переодеться к обеду. Да… Если единственными посетителями здесь были собутыльники Найджела да Дирхерст, ничего удивительного, что Лис додумалась до того, что любовь и брак никак между собой не связаны…

Он стянул грязную, мокрую от пота рубаху и залез в полную горячей воды медную ванну, которую приготовил для него Бикс. В тех редких случаях, когда Рейф задумывался о собственной женитьбе, он всегда думал о любви. Куин и Мадди явно были друг в друга влюблены, а то, что его светлость обожал герцогиню, он и так знал.

Рейф с наслаждением погрузился в горячую воду, давая отдых натруженным и ушибленным мышцам. В отношениях со всеми женщинами, с которыми он был знаком, всегда наступал момент, когда он начинал думать, что ему не судьба одновременно влюбиться и жениться. Правда, до сих пор ему еще не повстречалась такая женщина, как Фелисити Харрингтон.

И не повстречается, напомнил он себе. Тем более было глупо надеяться, что она станет дожидаться, млея и трепеща от восторга, пока он разберется, как ему жить дальше. Черт возьми! Давно пора с этим разобраться! Вон даже восьмилетняя Мэй умудрилась наметить в своей умненькой головке маршруты будущих путешествий. А он?

В дверь деликатно постучал Бикс:

– Мастер Рейфел, обед будет подан через двадцать минут.

– Спасибо, Бикс.

Одно стало ясно – отсрочка с продажей Фортон-Холла не может длиться до скончания века. Очень скоро ему придется выбирать между свободной, холостяцкой жизнью, которая будет проходить в скитаниях по дальним странам, и цепями, которые прикуют его к наделу земли и одной-единственной женщине на всю оставшуюся жизнь. И на этот раз он не может позволить себе принять ошибочное решение.

Рейф вздохнул, вылез из ванны, и разгоряченное тело приятно овеял прохладный вечерний воздух. Возможно, ему следовало стать секретарем его светлости, и только. По крайней мере всегда можно было бы найти того, кто виноват во всех неудачах.

Глава 16

Несколько дней спустя Рейф начал всерьез подумывать о том, что его мимолетное малодушное желание найти виновника всех своих бед в Фортон-Холле приняло облик злого духа.

Сначала свисавшая с проезжавшей мимо подводы веревка непонятно как зацепилась за лестницу, на которой стоял Билл Дженкинз, и тот полетел на землю, расшибив плечо. На следующий день, ближе к полудню, одна из только что установленных стропильных балок подломилась, когда прямо под ней работал Грэм. Не метнись он в самый последний момент в сторону, она наверняка убила бы его на месте.

– Напасть какая-то, – предположила Мэй. Она сидела рядом с ним на корточках, выдергивая сорняки из обложенной камнями перекопанной клумбы. После двух попыток строящейся конюшни прибрать к рукам две жизни Рейф сослал девочку в сад. В свою очередь, ее присутствие в саду сегодня обрекло самого Рейфа на копание в земле вместе с ней.

– Нет никакой напасти! – сердито возразил он, стараясь не обращать внимания на смешки Фелисити.

– Ну, их всех к чертям собачьим, Рейф! Ничего я не знаю и не понимаю!

Рейф приподнял бровь:

– Между прочим, леди обычно говорят «будь оно проклято».

Мэй сердито сдвинула брови:

– Не будь таким напыщенным ничтожеством. Я не леди, мне всего восемь лет.

– Понятно, – протянул Рейф. Он повернулся к Лис, и его губы тронула едва заметная усмешка. – А она убедительна, ты не находишь?

– Нечего ей потакать. Она что, палубный матрос, чтобы так ругаться?

– Толстая сатанинская задница! – бесстрашно провозгласила Мэй, ничуть не испугавшись возмущения сестры. Это ругательство она просто обожала, и Рейф всякий раз не забывал мысленно поблагодарить провидение за то, что Мэй не довелось услышать полную его версию.

– В чем дело, Мэй? – строго спросила Фелисити.

Та сердито выдрала из земли очередной пук сорняков.

– Ладно, не буду. Вчера вечером я листала книжку и подыскала еще одно местечко, где нам надо бы побывать.

– Надеюсь, это не очередной маршрут по Арктике, – сухо заметил Рейф. – Я до сих пор сильно сомневаюсь, что из вчерашнего, предложенного тобой путешествия нам удастся вернуться живыми.

– Прошу меня извинить, – вмешалась Фелисити, выпрямляясь и отряхивая юбку. – Я съезжу на короткое время с Джеймсом. Нужно переодеться.

Рейф поднял глаза, когда она проходила мимо. Он знал – уходит она потому, что они с Мэй опять завели разговор о путешествиях. Но, черт побери, если Фелисити намерена каждые две минуты к месту и не к месту поминать этого проклятого Джеймса Барлоу, тогда он свободен разглагольствовать про Ост-Индию сколько душе угодно.

– Мадагаскар! – выкрикнула Мэй.

– Что-что? – оторопел Рейф.

– Нам нужно поехать на Мадагаскар. Или сначала поедешь ты, посмотришь там все и напишешь, советуешь ты мне туда поехать или нет.

– Вот как? Я теперь понижен в должности до твоего провожатого, так, что ли?

– Ну… просто мне не хочется ехать туда, где неинтересно.

– А я в этом сомневался. И что же ты считаешь скучным?

– Ни за что не поеду туда, где ужасно жарко. – Девочка озадаченно посмотрела на только что выдернутое растение: – Это сорняк?

Рейф пожал плечами:

– Понятия не имею. Кидай поскорее в ведро, пока не вернулась твоя сестра.

– Точно! А еще мне хочется посмотреть пирамиды. И сфинкса.

– Между прочим, солдаты Бонапарта отстрелили ему пол-лица, – сказал Рейф.

– Правда? Варвары!

– Я уверен, сфинкс тоже так думает. – Он посмотрел на поворачивающую к конюшне очередную подводу. Мешки с песком и каменную крошку привезут завтра. Тогда можно будет замесить хороший раствор, подлатать фундамент левого крыла и подправить ступени парадного входа. – В Африке, особенно на западе и на юге, очень жарко.

– А много зверей можно увидеть… на севере и на востоке? Рейф рассмеялся и передвинулся еще немного вдоль клумбы.

– Кучу и еще чуток в придачу.

– Берегись!

Рейф обернулся. Пара рабочих лошадей с груженой подводой неслась прямехонько в сад. Мэй, тоже услышав крик, вскочила на ноги и растерянно озиралась. Рейф, не раздумывая, схватил ее поперек пояса и одним прыжком перемахнул через клумбу. Толкнув девочку на землю за невысокий кирпичный заборчик, он всем телом распластался на ней, стараясь уберечь от беды.

Левое переднее колесо подводы врезалось в клумбу, как раз в то самое место, где пару секунд назад Мэй выпалывала сорняки. Каменная крошка брызнула во все стороны со скоростью пуль, выпущенных из мушкета. Заднюю часть подводы занесло, и она перевернулась на бок, завалив досками и щебенкой землю вокруг клумбы на несколько ярдов. Подбежал перепуганный бледный садовник и схватил под уздцы ронявших пену лошадей, которые с налитыми кровью глазами волочили за собой перевернувшуюся повозку.

– Вы живы? – прокричал подбежавший со стороны конюшни Грэм.

Рейф быстро сел и поставил Мэй перед собой.

– Цела и невредима, радость моя? – спросил он, торопливо ощупывая ей руки и ноги в поисках возможных переломов.

Мэй, с глазами чуть ли не в пол-лица, молча кивнула. Убедившись, что с девочкой все в порядке, он со вздохом облегчения прижался лбом к ее лбу. Эти происшествия становились почти предсказуемыми – с такой регулярностью и частотой они происходили. Теперь в них стали участвовать и маленькие девочки.

– Мэй!

По ступенькам парадной лестницы спешила Фелисити, следом торопился Бикс. Пока Рейф поднимался на ноги и помогал встать Мэй, в голове у него мелькнула забавная мысль, что бедный Бикс, пожалуй, так бегал последний раз во времена их с Куином детства.

65
{"b":"104","o":1}