ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы живы, – пролепетала Мэй, растерянно отряхивая с платья грязь и прошлогодние листья.

Фелисити подхватила сестру на руки.

– Ты как, Рейф?

– Зол как черт! – Он повернулся к подходившим рабочим: – Чья это подвода? От группы работников, приехавших из Честера, отделился здоровенный дородный мужчина, стянул с головы шляпу.

– Подвода моя, сэр. Старушку Джульетту укусил шершень. Она этих тварей на дух не переносит.

Взбешенный Рейф подлетел к нему:

– Надо лучше присматривать за своими лошадьми! В следующий раз проверь десять раз, в порядке тормоз или нет, а не то я сам проверю: прицеплю лошадей к твоей таратайке – и посмотрим, как скоро она остановится!

– Да, сэр!

– Ладно. За работу!

Повернувшись, Рейф увидел, как Лис приводит в порядок шнуровку на платье Мэй, и воспользовался моментом, чтобы хоть немного собраться с мыслями. Ни одно из предыдущих происшествий не подействовало на него так сильно, как это, и он знал почему. На этот раз опасности подвергся ребенок, который был ему бесконечно дорог.

– Это было совсем уж… в лоб, тебе не кажется? – спросила Фелисити, отправив дворецкого отвести сестру в дом.

– Слишком часто эти чертовы происшествия случаются, вот что! – раздраженно бросил он в ответ. – Мэй или ты могли пострадать.

Фелисити подошла к нему и тронула за руку:

– Смотри, ты порезался.

Рейф посмотрел. Из длиной глубокой раны на предплечье сочилась кровь.

– Пустяки.

– Никакие это не пустяки! Дай я промою. – Она озабоченно покосилась на него: – Я не умею ампутировать конечности и тем более не желаю делать это на тебе.

Рейф чуть расслабился, хотя внутри все еще кипел от гнева и тревоги.

– Ладно, если ты так за меня беспокоишься… Фелисити отвела его на кухню и усадила на стул.

– Салли, принеси, пожалуйста, горячую воду и чистую ткань.

– Хорошо, мэм.

Фелисити еще раз внимательно осмотрела рану.

– Тебе лучше снять рубашку.

– Из-за пустяковой царапины на руке? – приподнял бровь Рейф. Кровь прилила к ее щекам.

– Просто нужно убедиться, что ты больше нигде не поранился…

Салли вышла, и заулыбавшийся Рейф потянул Фелисити вперед, стремясь усадить себе на колени.

– Не снять ли нам с меня заодно и бриджи? – шепнул он, жадно целуя ее в губы.

Лис уперлась ладонью ему в грудь и осталась стоять.

– Где-нибудь еще болит? – требовательно спросила она, поправив волосы и сложив руки на высокой груди.

Хорошо хотя бы, что она не сердилась. Он уже знал, что означает появление у нее на лице именно этого выражения.

– Похоже, у меня опухнет некое хорошо известное место, если именно это вы имели в виду.

На кухню влетела повариха.

– Вы опухаете, мистер Бэнкрофт?! Боже мой, где?

Фелисити, с трудом удерживаясь от смеха, швырнула ему в лицо полотенце.

– Опухает его тупая голова, – объяснила она с самым серьезным видом.

– Вы весьма бессердечная дама, мисс Харрингтон, – заявил Рейф, радуясь ее хорошему настроению.

Фелисити забрала у него полотенце.

– Давай все же промоем тебе руку.

Она намочила одну из принесенных Салли тряпок в тазике с горячей водой и осторожно провела ею вдоль всей длинной ссадины.

– Больно, черт возьми! – возмутился Рейф.

– Мне так и показалось, что рана достаточно серьезная, – будничным тоном возразила Фелисити.

– Хорошенько ее промойте, мисс Фелисити, – не замедлила поддержать хозяйку Салли. – Не приведи Господи, если начнется гангрена!

– Ай! Да не волнуйся ты так, Салли. Она все сделает для того, чтобы я был здоров и смог доремонтировать дом. – Ссадина оказалась намного глубже, чем поначалу показалось Рейфу. Когда Фелисити прочистила ее, по руке заструилась кровь.

– Можешь ты хоть раз помолчать про этот проклятый дом?! – оборвала его побледневшая Фелисити. – Похоже, придется наложить швы. Салли, сбегай за отцом.

– Сейчас, мисс Харрингтон! Рейф аж зубами заскрипел, когда из раны вытащили крупный камешек с острыми краями.

– Лис, ты хоть понимаешь, что сейчас умудрилась обругать Фортон-Холл?

– Рейф, ты пытаешься мне помочь и всякий раз причиняешь боль.

По щеке Фелисити сползла слезинка.

– Прежде всего я помогаю самому себе. Помнишь?

– Нет. Господи, нужны еще тряпки! Неподдельный ужас и искреннее беспокойство в ее глазах потрясли Рейфа. Она на самом деле глубоко переживала за него. Он накрыл ладонью ее руку.

– Не старайся вытереть кровь, лучше прижми тряпку покрепче к ране, и она сама перестанет течь.

– Вот так?

– Черт, не так сильно, – одними губами выговорил он. – Послушай, надо тебя отправить на постройку конюшни – с такой силищей тебе только балки поднимать.

– Бога ради, помолчи. Мне ты зубы не заговоришь, я не Мэй.

Она присела рядом с ним на корточки и покрепче прижала пропитанную кровью тряпку к ране. Рейф осторожно убрал у нее со лба выбившуюся прядку волос.

– Знаю.

В кухню ворвался Грэм, следом едва поспевала Салли.

– Салли сказала, надо зашить рану. Я такое проделывал пару раз на собаке и раза три на лошадях, а вот на человеке ни разу не приходилось. Интересно будет попробовать.

– Чудесно! – хмыкнул Рейф.

Салли поспешила за корзиной для шитья Фелисити. Сама Фелисити осталась рядом с Рейфом, ни на миг не отнимая ткань от его руки.

– Грэм, – окликнул Рейф фермера, задумчиво перебирая прядь волос Фелисити. – Прежде чем ты отправишь меня на тот свет, хочу тебя спросить, как опытного в этом деле человека – из меня может получиться землевладелец?

– Это вы о чем?

Фелисити побелела как полотно, глаза ее расширились, и она только и смогла едва слышно выдохнуть:

– Что?

– Дело тут вот в чем, – негромко продолжил Рейф, смело встречая ее взгляд и ласково проводя рукой по ее щеке. – Мне все больше кажется, что здесь, в Фортон-Холле, можно очень даже прилично подзаработать, да только ни опыта, ни умения у меня нет. И мне что-то расхотелось продавать эту землю первому встречному.

– Ох, гореть мне в аду, если вы не попали в самую точку, – ухмыльнулся Грэм и принялся решительно засучивать рукава.

– А как же… как же Китай?

– Китай может и подождать, – пренебрежительно дернул он правым плечом.

– Рейф…

– Тсс, – перебил он ее.

Все доводы были известны; они и сейчас беспрерывно вертелись у него в голове. Однако ему важнее было убедиться, что Лис не ускользнет от него, что ему не придется всю оставшуюся жизнь мучиться вопросом, где там они с Мэй, как у них дела, здоровы ли они, не случилось ли с ними чего… счастливы ли они, наконец!

– Лис, – тихо сказал он и наклонился ближе к ней, – ты останешься здесь, в Фортон-Холле, со мной? Фелисити, ты выйдешь за меня замуж?

– Я… не понимаю, – пролепетала она в ответ. – Когда?.. Почему ты передумал?

Рейф криво усмехнулся, подумав, кто будет над ним хохотать громче – Куин или отец. Еще чуть-чуть, и он станет помещиком.

– Когда понял, что не смогу сказать тебе «до свидания». Она так долго молча на него смотрела, что Рейф начал бояться получить отказ. Наконец глаза ее снова наполнились слезами, и Фелисити кивнула:

– Да. Да, Рейф Бэнкрофт, я выйду за вас замуж.

Не скрывая облегчения, он расплылся в счастливой улыбке, привлек Лис к себе, чтобы поцеловать ее прямо в дрожащие губы.

– Лис, я тебя люблю.

– Я тебя тоже люблю! – горячо ответила она. – А ты уверен…

– Уверен. Ты для меня гораздо важнее, чем Китай.

– Ей-богу, у Фортон-Холла теперь есть новый хозяин! – воскликнул Грэм и от души хлопнул Рейфа мозолистой ладонью по спине. От сильного, хотя и дружеского шлепка Рейф поморщился. Он, должно быть, был очень влюблен, потому в ином случае его поведение ничем, кроме острого умопомешательства, объяснить было невозможно.

Фелисити наблюдала, как мистер Грэм заботливо накладывает на руку Рейфу тугую повязку. Порой ей казалось, что все это сон. За последние недели таких снов она насмотрелась предостаточно, чтобы не усомниться в том, что это один из них. Рейф захотел на ней жениться, больше того – он останется в Фортон-Холле!

66
{"b":"104","o":1}