ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ложь
Метро 2033: Спастись от себя
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Линкольн в бардо
Тайная жена
Ухожу от тебя замуж
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя
Темное удовольствие

Бикс взял раскачивавшийся конец доски.

– На самом деле, сэр, больше всего меня беспокоит мое место – не хотелось бы раньше времени с ним расставаться.

Со сдержанным смешком Рейф отер тыльной стороной ладони пот со лба и потянулся за следующей доской.

– Я уже вам говорил, что здесь для вас всегда найдется место. И я полагаю, с Куином у вас тоже имеется некая договоренность.

Дворецкий откашлялся.

– Для меня весьма желательным было бы сохранить прежнее место в семейном доме Бэнкрофтов. С последним движением пилы доска благополучно развалилась надвое, и Рейф бросил более длинную часть в груду уже напиленных досок.

– Не вижу причины для беспокойства. Я обещаю, что обязательно доведу до сведения родителей ваши рьяные протесты.

Бикс отшвырнул в сторону оставшуюся короткую деревяшку.

– Поймите меня правильно, мастер Рейфел. Мое возражение имеет отношение только к пути, который вы избираете, но вовсе не к бракосочетанию как таковому!

Рейф выпрямился.

– Клянусь Богом, Бикс, вы вновь меня удивили. Спасибо. – Лишь теперь он начал ощущать, что решение его было правильным. Дополнительная поддержка со стороны Бикса по меньшей мере указывала, что он еще не окончательно спятил.

– Очень хорошо. – Со столь редкой для него скупой улыбкой дворецкий повернулся, чтобы уйти.

– Бикс…

– Сэр?

– Вы умеете управляться с молотком? Дворецкий вздохнул и остановился.

– Полагаю, в этом деле у меня имеется определенный опыт, – с достоинством ответил он. – А как насчет моих обязанностей по дому?

Рейф расплылся в улыбке:

– Я вот о чем подумал: прежде чем вы присоединитесь к нашей строительной бригаде, надо бы кое-что предпринять. Так как я намерен поселиться в Фортон-Холле, думаю, пора иметь в усадьбе нормальную прислугу.

– Замечательная мысль, сэр.

– Был бы весьма признателен, если бы вы наняли для Фелисити и Мэй горничную, лакея и еще служанку на первый этаж. По возможности за умеренную плату.

Последнюю фразу Рейф произнес с трудом – его долг Куину шел уже на тысячи.

На обычно бесстрастном и подчеркнуто невозмутимом лице дворецкого вдруг появился проблеск радостного предвкушения. Я займусь этим немедленно, мастер Рейфел. Могу я полагать, что речь идет о замене Рональда, сэр?

– Нет, не можете полагать. Не будьте таким снобом, Бикс.

– Да, сэр.

Когда дворецкий удалился, Рейф выпрямился, чтобы дать отдых затекшей пояснице, и окинул взглядом результаты их многодневных трудов. Снаружи конюшня была почти готова, не хватало только дверей и покраски. Внутри были закончены примерно половина стойл и сеновал. Дело было за сеном и лошадьми.

Рейф присел на низкий штабель кирпичей, который он использовал как рабочий стол. Многолетнее небрежение лишило Фортон-Холл практически самого необходимого для ведения хозяйства. Чтобы все снова заработало, требовались весьма солидные средства, труд, напряженные усилия и знание, за что браться в первую очередь. Последнего у Рейфа как раз и не было, потому что такими делами он никогда в жизни не занимался. Но, даже собрав все необходимые средства и силы, он все еще был намного ближе к банкротству, чем к первой прибыли.

Тем не менее он не мог отрицать, что новая конюшня выглядит впечатляюще: удобная, просторная и даже в чем-то живописная. А ведь это придумал он сам! Начертил план и построил ее. Конюшня была его творением, а не просто принадлежала ему и этим отличалась от всего, чем он владел до сих пор.

– Как красиво!

Он с улыбкой обернулся на голос Фелисити.

– Правда?

Молодая женщина встала рядом с ним.

– По сравнению с тем, что стояло здесь раньше, это просто царица конюшен!

– Спасибо, миледи, – в глубоком поклоне склонился Рейф.

Он начал привыкать к мысли о своей женитьбе, особенно после того, как Фелисити позапрошлой ночью ворвалась к нему в спальню. Лис принадлежала ему даже полнее, чем Фортон-Холл, хотя честнее было бы признать, что он воспользовался благоприятной возможностью зацепиться за Фортон-Холл и остаться в ее жизни.

– Если мы доделаем конюшню сегодня, то завтра с утра можно будет заняться западным крылом твоего дома.

– Твоего дома, Рейф. Перестань, пожалуйста!

– Что перестать?

Она повернула голову, посмотрела на него и пододвинулась ближе.

– Ты как-то сказал, что не собираешься позволить Дирхерсту купить меня по цене поместья. – Она понизила голос. – А сам не то же ли самое сделал?

– Нет, – возразил он, хотя и не вполне искренне. Нельзя было думать о ней, не думая о Фортон-Холле. Он взял Фелисити за руку. – Скоро я попрошу тебя присоединиться к нам с Мэй, когда мы соберемся в экспедицию в Арктику.

Фелисити напряглась, потом улыбнулась.

– В таком случае отправляйтесь хотя бы летом.

– Угу, обязательно. – Он изучающе вгляделся в ее лицо. – Так что ты собиралась мне сказать, Лис?

– Ничего, просто я…

– Думаю, что это не так.

Она посмотрела на него открытым взглядом.

– Я собиралась сказать, что мы не можем себе позволить путешествие в Арктику, но потом решила, что вдалбливать тебе в голову очевидные вещи и поздно, и не нужно.

Выходит, ее все еще волновало, останется ли он с ней или пет. В некотором роде это обнадеживало.

– В любом случае намного лучше долбить мою голову очевидными вещами, чем чайником, моя практичная леди.

По правде говоря, каждого из них мучила одна и та же мысль. Ему не нужно было лишний раз напоминать, от чего он отказывался или к чему ему придется привыкать. Рейф никогда не тревожился без веских на то причин, однако сейчас начинал ценить отдельные тонкие моменты этого состояния.

Что-то, наверное, отразилось у него на лице, потому что Фелисити вдруг наклонилась и поцеловала его в щеку.

– Я люблю тебя, Рейфел, – прошептала она и густо покраснела.

– Кто бы мог подумать, что пари в «Гареме Иезавели» приведет меня к тебе?

– Если бы ты знал об этом, побился бы об заклад раз? Да, – ответил Рейф и потянулся всем телом. – Не посмотришь еще раз вместе со мной новый план этажа? Это твоя последняя возможность договориться о том, какой должна быть библиотека.

– Я просто предлагала сделать ее чуть больше, – запротестовала Фелисити.

Рейф выразительно поднял вверх три пальца и кашлянул.

– В три раза больше, моя дорогая. Лис сердито оттолкнула его руку.

– Я люблю книги!

– Очень хорошо, у тебя теперь масса места, куда их можно будет складывать.

– Зато ты не поскупился на бильярдную!

– Мне нравится играть в бильярд. И Мэй тоже, она сама мне сказала.

– Не смеши меня! – рассмеялась Фелисити. – Да она бильярдного шара в жизни не видела!

Слава Богу, она снова улыбалась.

– Тогда понятно, отчего юная леди считает, что игра в бильярд как-то связана с игрой в салки.

К ним направлялся Бикс, держа в руке поднос с корреспонденцией.

– К вам посетитель, мастер Рейфел, – торжественно сообщил дворецкий.

Рейф взял с подноса визитную карточку.

– Джон Гиббс, – прочел он вслух и посмотрел на Фелисити: – Это мой адвокат-солиситор.

– С чем же он пожаловал?

– Не знаю, – пожал плечами Рейф. – Возможно, хочет узнать, отчего я отозвал все объявления о продаже Фортон-Холла. Лучше раз и навсегда прояснить это дело. Извини, я тебя ненадолго оставлю.

Джон Гиббс дожидался Рейфа, сидя на диване в гостиной с объемистым портфелем на коленях. При виде входившего Рейфа он поспешно вскочил на ноги, уронил портфель и суетливо наклонился, чтобы поднять его с пола.

– Добрый день, Гиббс, – поздоровался Рейф, пожимая руку солиситору.

– Добрый день, мистер Бэнкрофт. Прошу меня извинить, что явился, не договорившись о встрече заранее, без предупреждения, но мне хорошо известно, насколько вы заняты, а дело не терпит отсрочки.

Рейф успокаивающим жестом пригласил его присесть.

– Я очень рад вашему приходу, Гиббс. Нужно обсудить ряд вопросов.

– У меня тоже имеется кое-что, чем мне хотелось бы с вами поделиться.

69
{"b":"104","o":1}