ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я перехватил сегодня вечером твоего посланца, – спокойно начал Бэнкрофт. – Хочу дать маленький совет.

– Как любезно с вашей стороны. И что это за совет, дозвольте полюбопытствовать?

Черт бы побрал этого Гиллингема! Если он проболтался, большие неприятности не заставят себя ждать.

– Оставить нас в покое. Если ты еще хоть раз попробуешь сделать гадость Фелисити, Мэй или причинить вред любой части Фортон-Холла, я тебя убью. Ясно?

Отлично! У него не было никаких доказательств. Одни предположения да догадки.

– Мой дорогой Бэнкрофт, я всегда испытывал и испытываю самые теплые чувства к обеим мисс Харрингтон, о чем вы, как я полагаю, вполне осведомлены. Заверяю вас, с их стороны гораздо мудрее было бы опасаться не меня, а вас.

Бэнкрофт кивнул, но холодное выражение его лица ничуть не изменилось.

– Говори что хочешь. Просто держись подальше от меня и близких мне людей. Понятно?

– Ну что же тут непонятного… Во всем этом нет никакой необходимости. Впрочем, если вам от этого полегчает – понятно.

– Мне полегчало бы еще больше, вышиби я тебе прямо сейчас мозги за одно только то, что ты попытался сотворить! Признаю, ты оказался намного умнее, чем мне показалось поначалу.

Наглый негодяй зашел слишком далеко, но Дирхерст держал себя в руках. Бэнкрофт расплатится за все, и очень скоро. Удовольствия только добавится, если дурак все оставшееся ему время помучается сомнениями.

– Премного благодарен. Несмотря на ваше неподобающее поведение, хочу сказать, что, если у вас вдруг возникнет нужда в поддержке, денежной или какой-либо еще, ради благополучия Фелисити я сделаю все, что будет в моих силах.

– Благополучие Фелисити – единственная причина того, что ты еще дышишь в этом мире! – выплюнул ответ Бэнкрофт. – Не заставляй меня пожалеть, что оставляю тебя сейчас в живых!

Бросив на графа еще один гневный взгляд, Бэнкрофт развернулся и вышел не попрощавшись.

Как только Фицрой захлопнул за неприятным гостем парадную дверь, граф поспешил на второй этаж в свой рабочий кабинет. Он быстро схватил висевший на стене, около его охотничьих трофеев, мушкет, насыпал пороха, зарядил пулей и прокрался к окну.

Бэнкрофт, сидевший верхом на своем сером жеребце, направлялся через луговину к броду, выбрав самую прямую дорогу к Фортон-Холлу. Джеймс поплотнее прислонился плечом к раме открытого окна и стал ждать. Вскоре жеребец дорысил до небольшой рощицы, что росла вдоль речного берега.

Граф прицелился точно в середину спины Бэнкрофта. В этот момент, как по воле провидения, облака разошлись и выглянула полная луна, залив луговину серебристым светом. С легкой улыбкой, тронувшей его губы, граф глубоко вдохнул, задержал дыхание и мягко потянул на себя спусковой крючок.

Звук выстрела эхом отозвался в кронах деревьев и быстро/ затерялся в ночи. Когда пуля угодила ему в спину, Бэнкрофт судорожно дернул головой и как-то сразу повалился на бок. Жеребец с телом седока исчез за стволами деревьев, и Дирхерст выпрямился.

– Чертовски удачный выстрел, – пробормотал он, опуская мушкет.

Граф несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, чтобы полностью прийти в себя. Бэнкрофт стал первым человеком, которого он убил, но, странным образом, его это не особенно взволновало. Он подумал, что просто нужно было убить наглеца несколькими неделями раньше. Одним выстрелом он отвлек внимание от дарственной Бэнкрофта на Фортон-Холл, снова стал единственным поклонником Фелисити и освободился от дьявольски неприятной помехи. Теперь оставалось только дождаться приезда Хайброу и выкупить дарственную.

– Милорд? – спросил с порога Фицрой. – Вам нужна моя помощь?

Граф не спеша отложил мушкет в сторону.

– Спасибо, Фицрой, нет. Напомните мне завтра отправить кого-нибудь на берег реки, к броду. Пусть походит, посмотрит. Боюсь, там случилось несчастье.

– Да, милорд. Если вы простите мою дерзость, милорд, – примите мои поздравления.

Джеймс улыбнулся и направился к двери, чтобы спуститься в библиотеку и вернуться к любимой книге.

– Спасибо, Фицрой.

Бикс негромко постучал в дверь гостиной. Фелисити вскочила с дивана, вытирая заплаканные глаза.

– Войдите.

– Мисс Харрингтон, обед подан.

– О! Спасибо. – Она посмотрела на часы на каминной полке и удивилась, как много времени прошло с тех пор, как закончились ее жизнь и ее будущее. – Вас не затруднит предупредить Мэй об обеде?

– Конечно, мисс.

Обеденный стол был накрыт на три персоны – скорее всего слуг забыли предупредить, что хозяин дома здесь больше не появится. Фелисити, с трудом удерживаясь от слез, села на свое обычное место.

Какое-то время спустя, когда Рональд подал суп, вернулся Бикс.

– Мисс Харрингтон, я несколько раз стучал в дверь мисс Мэй, но она отказалась ответить. Я не смог отыскать мастера Рейфела. Аристотеля на конюшне тоже нет. Мистер Милтон сообщил, что мистер Бэнкрофт уехал верхом.

Фелисити кивнула и поднялась со своего места.

– Рейф… сегодня обедать с нами не будет. – Если вообще когда-нибудь будет здесь обедать, горько подумала она. Она разрушила все, но, может быть, еще не поздно было объясниться с Мэй. Сестра была теперь тем единственным, чем она дорожила в этом мире.

Лис поднялась на второй этаж и остановилась перед дверью в спальню сестры.

– Мэй? – позвала она и несколько раз негромко постучала в закрытую дверь.

Никакого ответа.

– Мэй! – уже громче позвала Фелисити. – Я знаю, ты сердишься, но мне нужно с тобой поговорить, милая. Это очень важно.

Когда Мэй и на этот раз не откликнулась, Фелисити взялась за ручку двери, повернула ее и толкнула. Створки без усилий распахнулись. В комнате было темно, в открытое окно виднелось звездное небо. Ветер легонько шевелил занавески.

– Нет… Только не это… – прошептала Фелисити в ужасе и бросилась к окну.

Старый, наполовину увядший вьюнок все еще оплетал шпалеры на наружной стене, и дотянуться до него упрямой восьмилетней девочке было парой пустяков. Фелисити, прекрасно зная Мэй, поняла, что та решила отправиться вслед за Рейфом в Лондон, правда, в отличие от него – пешком. Если, конечно, он направился именно туда.

– Бикс! – закричала она и обмерла, когда дворецкий бесшумно возник у нее из-за спины. – Мэй была очень расстроена. Я… О Господи! Я боюсь, что сестренка убежала. Пожалуйста, проверьте все комнаты в доме, чтобы удостовериться, что она где-нибудь не прячется.

– Да, мисс Фелисити. – Бикс устремился к двери, но вдруг остановился. – Не желаете, чтобы я отправил сообщение мистеру Грэму или графу Дирхерсту, мисс Харрингтон?

– Да, мистеру Грэму, – кивнула она в ответ и стиснула руки на груди. – К Джеймсу я схожу сама. Он может собрать с десяток людей, чтобы нам помогли в поисках.

Она поплотнее натянула на плечи шаль и спустилась на первый этаж. Однако, войдя на кухню, в задумчивости остановилась. Рейф всегда отличался здравым смыслом. Ведь кто-то попытался поджечь заново выстроенное крыло усадьбы. Решительным жестом Фелисити схватила один из больших кухонных ножей, засунула за пояс юбки и выбежала в ночь. По проселочной дороге она со всех ног припустилась на запад, к поместью Дирхерст.

– А, это ты, Винсент, – проговорил граф Дирхерст, пригубив свой портвейн. – Рассказывай, что разузнал.

Ливрейный лакей, крепко сбитый и широкий в кости, переминался с ноги на ногу на пороге у двери. Был он прирожденным соглядатаем, и иметь такого человека под рукой было большой удачей.

– Проехал вверх и вниз по реке с милю, – заговорил лакей гнусавым голосом. – Нашел следы крови, место, где он свалился в воду, но тела не нашел.

Граф стремительно выпрямился в кресле и отставил бокал в сторону.

– Не нашел тела? Винсент пожал плечами:

– Может, унесло течением, вода нынче высокая. А может, из-за облаков я его не заметил в темноте. Хотя навряд ли, искал я хорошо.

Дирхерсту очень хотелось, чтобы лакей оказался прав. Не верить ему не имело смысла.

76
{"b":"104","o":1}