1
2
3
...
78
79
80
...
83

– Что-о?!

– Мы же не знали, что он стрелял в вас, мастер Рейф… Заскрипев зубами, Рейф попытался в очередной раз вырвать руку.

– Идем, Бикс! – рявкнул он.

Дворецкий покачал головой и продолжил движение к кухне, еще крепче ухватив Рейфа за руку.

– Я никуда не пойду.

– Черт бы тебя побрал, Бикс! Он стрелял мне в спину, понимаешь? Подонок! Да я его… – взорвался Рейф, переполненный злостью и неподдельным страхом за Лис.

– Я все прекрасно понимаю, сэр, – возразил ему дворецкий с неожиданной горячностью. – Если вы сейчас броситесь на помощь, толку не будет никакого, потому что вы свалитесь замертво уже на пороге графского дома!

На эти слова у Рейфа возражений не нашлось, он смирился и позволил дворецкому повести себя дальше по коридору. К быстрым действиям он не был готов, и причиной тому была не только рана. Прежде всего потому, что ясно не представлял себе, что делать. Нужен был план.

– Отлично, – пробормотал Рейф и отпустил длинное ругательство. – Делай, что считаешь нужным, только побыстрее. Когда они добрались до кухни, там была Салли, не находившая себе места от волнения. Бикс, промывая рану Рейфу, рассказал ему все, что знал.

– Где же, черт возьми, Грэм? – нетерпеливо спросил Рейф.

– Сэр, Грэм и его люди, прикинув, что Дирхерст скорее всего отправит своих головорезов к Талфорду, решили пойти лесом на юг.

– Мне пойти за ними? – спросила Салли, пока дворецкий накладывал наг плечо Рейфу тугую повязку.

– Не надо, – морщась от боли, сказал Бэнкрофт. – Нам только и известно, что Мэй скорее всего отправилась туда же, Нужно ее найти, Бикс.

– Понимаю, сэр.

– Черт! Не так туго, если можно! Я должен хоть немного шевелить рукой.

– Нужно, чтобы у вас остановилось кровотечение, сэр. Пуля прошла через плечо насквозь, и я…

– Да знаю я! Кость-то не задета. Так что переживать поэтому поводу будем потом.

Фелисити и Мэй не могли ждать.

– Одному за мисс Харрингтон вам идти никак нельзя! Рейф поднял глаза и увидел на лице дворецкого выражение искреннего сочувствия и озабоченности.

– Нужно, чтобы вы оставались здесь, Бикс, на тот случай, если кто-нибудь из них вдруг вернется. Пошлите Тома за констеблем, если этого уже не сделал Грэм. Если к утру я не вернусь, отправьте человека к Куину в Уорфилд.

– Я уже отправил Тома, сэр, за вашим братом, – ответил дворецкий.

– Вы… – начал было Рейф и замолчал. – Черт. Хорошо. Он медленно и осторожно, оберегая пораненную руку, надел с помощью Салли чистую рубашку, которую та предусмотрительно принесла, а затем так же осторожно натянул сюртук деда Фелисити. Переведя дыхание, он наконец решился встать. Жгучая пульсирующая боль в ране лишь подогревала его ярость. Он должен был вернуть Фелисити. Немедленно. Сунув в карман сюртука револьвер, который принесла из спальни Салли, Рейф вернулся в прихожую.

– Удачи вам, мастер Рейф, – пожелал ему вслед дворецкий.

– Спасибо, Бикс. Она мне ох как понадобится, – хмуро усмехнулся молодой человек. Аристотель приветственно ткнулся ему мордой в грудь. Он похлопал жеребца по холке и свел вниз по ступеням. Потом с осторожностью взобрался на него и сел в седло.

– Вперед, мой мальчик, – шепнул он. – Вперед. Нам нужно нанести еще один поздний визит.

Всю дорогу, что он скакал полями к поместью Дирхерст, Рейф надеялся увидеть Мэй. Он понимал, что Лис сможет постоять за себя, и было бы лучше присоединиться к поискам девчушки, вот только Джеймс Барлоу оказался безумцем, да к тому же помешался на Фелисити, так что пора было во всей этой истории ставить точку, и чем скорее, тем лучше.

На краю рощи Бэнкрофт придержал коня. Хотя и казалось, что после его визита к Дирхерсту прошло лишь несколько часов, по луне на небе он прикинул, что сейчас не позднее девяти вечера. Он объехал усадьбу кругом и оказался позади дома. Вокруг никого не было. Похоже, они решили, что он мертв. Ну что ж, очень скоро они убедятся, как сильно заблуждались.

Сквозь задернутые шторы одного из окон второго этажа сочился свет. Лис ему рассказывала, что здесь, как и в Фортон-Холле, западное крыло дома было хозяйским, а восточное, где и была зажжена лампа, предназначалось для гостей. Оставался пусть ничтожный, но шанс, что Фелисити предложено остановиться именно в этой спальне. Рейф подвел Аристотеля совсем близко к дому, взобрался ему на спину и встал на седло, здоровой рукой упираясь в стену. Затем, воспользовавшись водосточной трубой, вскарабкался до ближайшего окна. Разумеется, оно оказалось заперто.

Выругавшись про себя, он поднялся чуть выше, еще раз наклонился и изо всех сил ударил сапогом по оконной раме. Нога соскользнула, и в вечерней тишине разнесся оглушительный звон разбитого стекла. Рейф замер и долгие, нестерпимо медленно тянувшиеся минуты ожидал, что кто-нибудь выйдет на шум. К счастью, никто не вышел. Ни из дома, ни со стороны парадного подъезда, ни со двора не донеслось ни звука. Рейф осторожно спустился на землю, шепотом чертыхаясь – при каждом неудачном движении рана нестерпимо болела.

Передохнув, он снова поднялся по водосточной трубе и на сей раз, вытянувшись разве что не в струнку по карнизу, сумел дотянуться до окна, просунуть руку через разбитое стекло и поднять шпингалет. Рама распахнулась. Оттолкнувшись от трубы, он полувпрыгнул, полуввалился в комнату.

– Черт! – прошипел он, садясь на полу и хватаясь рукой за свое многострадальное плечо. Прислонился спиной к стене и закрыл глаза, стремясь поскорее отдышаться.

Шуму он наделал чертовски много, так что времени на поиски Фелисити почти не оставалось. Сморщившись, Рейф поднялся на ноги. Проверил револьвер и крадучись подошел к двери, приоткрыл ее и выглянул в коридор. Там царил полумрак и опять никого из прислуги. Он счел это безумным везением, а разобраться, что к чему, решил потом.

Соседняя дверь оказалась не заперта, и Рейфа охватила тревожная, нервическая дрожь. Если Фелисити внутри, то странно, что Дирхерст позволил себе оставить дверь открытой и без охраны. Осторожно он приоткрыл створку и сунул голову внутрь.

Посередине комнаты на стуле сидела Мэй. Руки и ноги девочки были надежно прикручены непомерно толстыми веревками к спинке и ножкам. Когда она увидела Рейфа, по ее щеке поползла слезинка, пока не впиталась в шарф, которым был накрепко завязан рот.

– Клянусь преисподней! – пробормотал Рейф, закрывая за собой дверь и бросаясь к Мэй. Он быстро развязал шарф и сдернул с лица девочки. – Тебе ничего не сделали плохого, малыш? – шепотом спросил он и ласково погладил ее по щеке.

– Нет, – дрожащим шепотом ответила она. – Я хочу домой.

Он погладил ее по голове и занялся веревками.

– Сейчас, маленькая, сейчас, – бормотал он, дергая тугие узлы с такой яростью, будто перед ним был сам Дирхерст. Великий Боже, это же его семья! Так с ними еще не обращались. Ни разу и никто.

Как только Рейф развязал последний узел, Мэй вскочила на ноги, обвила его руками за шею и изо всех прижалась к нему.

– Я знала, всегда знала, что ты нас не бросишь!

Она задела его раненое плечо, и Рейф сморщился от боли, но лишь крепче прижал девочку к себе.

– Как же я вас брошу? – пробормотал он, и в глазах почему-то защипало. Он слегка отстранил Мэй от себя. – Теперь вот что – побудешь в соседней комнате, пока я поищу твою сестру. Не испугаешься?

Мэй широко раскрыла глаза:

– Фелисити тоже здесь?! Думаю, да, – кивнул он. – Ты ее не видела?

– Нет. Рейф, надо ее спасти, прямо сейчас! По-моему, граф Дирхерст все еще хочет на ней жениться. Тогда она не сможет выйти за тебя замуж!

– Можешь не волноваться, малыш. – Стараясь сохранить серьезное выражение лица, ответил Рейф. – Если твоя сестра и выйдет замуж, то только за меня.

– Отлично!

– Не знаешь, Дирхерсту кто-нибудь помогает?

– Я насчитала пять лакеев! Один из них ужасно гадкий, он меня сюда за волосы приволок.

Так. В лучшем случае один против пяти… Слишком много народу для открытых и прямых действий. Впрочем, тем лучше. Бэнкрофт знал уйму способов справиться с численно превосходящим противником.

79
{"b":"104","o":1}