ЛитМир - Электронная Библиотека

Освобожденный от пут, Рейф с трудом сел, стараясь не обращать внимания на сестер, которые следили за ним с нескрываемым подозрением. Глухо застонав от боли, он с осторожностью ощупал рукой затылок и процедил сквозь стиснутые зубы:

– Проклятие.

– В присутствии дам не ругаются, – назидательно сообщила темноволосая девчушка и угрожающе взвесила в руке изрядно помятый медный чайник.

– Это ты постаралась? – посмотрел на нее Рейф.

– Отчасти, – призналась Мэй, бросив взгляд на сестру.

– Отчасти?

– Вы начали приходить в себя, а мы еще не успели вас связать, – объяснила Фелисити, отбирая у сестры чайник. – Пришлось вас треснуть еще раз.

– Восхитительно!

Был ли тому причиной удар, пришедшийся ему по затылку, или нет, но Рейфу стало казаться, что такие выразительные глаза, как у Фелисити Харрингтон, он видит; впервые в жизни. Все остальное, что обрамляло эти глаза, было им под стать и просто завораживало – распущенные волосы цвета воронова крыла, полные чувственные губы, гибкий стан… Хотелось ничего не делать, а просто сидеть на этой ее – его! – кухне и любоваться каждым дюймом столь пленительного облика. Рейф в растерянности заморгал, в глубине души удивляясь столь внезапно возникшему влечению к молодой особе, столь непочтительно с ним обошедшейся. Фелисити поставила чайник на кухонную плиту.

– Будете держать свое обещание, мистер Бэнкрофт, и мы с Мэй воздержимся от причинения вам вреда.

– Пожалуйста, просто Рейф.

Рука его после ощупывания головы была в крови, и он ничуть бы не удивился, если бы оказалось, что леди совместными усилиями проломили ему череп. В полуобморочном состоянии от накатывавшей дурноты и головокружения Рейф тем не менее попытался собрать безудержно расползавшиеся мысли:

– Могу я получить обратно дарственную? Фелисити протянула ему документ:

– Мне очень жаль, что вы потратили столько времени на путь из Лондона и в результате узнали только, что кто-то так гадко с вами обошелся.

– А мне очень жаль, что ваш брат так гадко обходится с вами, – отозвался Рейф, запихивая бумагу в карман. Увидев, что молодая женщина уже открыла рот, готовая возразить, он предупреждающе поднял руку: – Буду весьма признателен, если вы незамедлительно ему напишете, чтобы прояснить ситуацию раз и навсегда.

– Конечно.

Рейф снова окинул девушку внимательным взглядом я, когда щеки ее заметно порозовели от смущения, сам почувствовал, что сердце его забилось быстрее. Впрочем, если чудом уцелел на этом свете, то в каждой даме будешь видеть неописуемую красавицу, подумал он.

– И еще – не попросите ли конюха отвести мою лошадь на конюшню? Мой вещевой мешок приторочен к седлу, и если ваш лакей покажет, где моя комната, я с удовольствием переберусь туда и прилягу. Голова от боли просто разламывается.

– Боюсь, сегодня придется обойтись без прислуги, – чуть вздернув подбородок, ровным голосом ответила Фелисити. – Я с радостью займусь вашей лошадью, но ни при каких обстоятельствах в этом доме вы спать не будете.

– А почему, собственно говоря? – раздраженно поинтересовался Рейф, забыв на короткое время о дурноте и головокружении. – С какой это стати мне запрещают ночевать в моем собственном доме?

– Каком еще вашем… – Фелисити буквально задохнулась от возмущения и тут же оборвала себя на полуслове. – Мистер Бэнкрофт, мы ведем в поместье Фортон-Холл деревенский образ жизни, и я не намерена допускать, чтобы под одной крышей со мной и моей малолетней сестрой находился посторонний мужчина. Особенно после избранного вами способа представиться дамам.

– Вы ведь сами только что сказали, что приютите меня, – напомнил он. – Боюсь, в моем нынешнем состоянии я вряд ли представляю опасность для кого бы то ни было, – добавил Рейф, одарив Фелисити одной из тех своих чарующих и двусмысленных улыбок, которые обычно с легкостью распахивали для него если не постель хозяйки, то двери дома наверняка.

Девушка и бровью не повела.

– Можете расположиться на конюшне, – спокойно предложила она. – Там тепло, а крыша протекает даже меньше, чем в доме.

– И не подумаю залезать в эту вашу чертову конюшню! – огрызнулся Рейф. Какой бы прелестницей ни была мисс Харрингтон, благоразумие явно не было чертой ее характера. Пусть катится ко всем чертям! В конце концов, кто ему чуть не раскроил череп?

– Прекрасно. Всего в четырех милях отсюда «Усталый путник». Я уверена, там будут рады принять вас. Владелец – мистер Дейв Ладлоу.

Говорила Фелисити убедительно, но в глубине души у нее шевелились сомнения, отчего она то и дело бросала вопросительные взгляды в сторону Мэй. Рейф прекратил бессмысленный спор, в который они оба позволили себя втянуть. Понять эту девушку он не мог. Она явно не хотела его присутствия в доме, но, похоже, не испытывала и желания выставить его вон. Скрипнув зубами, он попытался справиться с головокружением и свести воедино то, что он успел увидеть в Фортон-Холле. Обе негостеприимные хозяйки не думали никого звать на выручку, да и по их виду нельзя было сказать, чтобы они ждали откуда-то эту помощь.

– А кто же тогда живет с вами?

– Мы с Мэй прекрасно обходимся собственными силами, – твердо ответила девушка, переводя взгляд на кучу сырой одежды, что громоздилась на кухонном столе.

Кого и в чем она хочет убедить, подумал Рейф и продолжил гнуть свое:

– Значит, вы живете здесь одни?

Фелисити снова посмотрела на него в упор.

– Похоже, я говорила слишком быстро для вас. В таком состоянии вы плохо соображаете. Да, мы с Мэй живем здесь одни. Пока одни. До возвращения моего брата!

– О Господи, – пробормотал Рейф, невольно восхитившись в душе отвагой обитательниц поместья. С таким ему сталкиваться еще не доводилось. – А если бы я оказался кровожадным безумцем? Надеюсь, для того, чтобы отваживать непрошеных гостей, у вас имеется нечто более солидное и надежное, чем чайник?

– Если не ошибаюсь, чайник оказался весьма действенным орудием, мистер Бэнкрофт, – насмешливо фыркнула в ответ Фелисити.

– Спасибо, что напомнили, – насупившись, буркнул Рейф.

– Вам объяснить, как добраться до гостиницы?

Она явно подначивала его.

– В этом нет необходимости, – проворчал Рейф, удивляясь внезапному порыву остаться здесь и взять на себя заботу об этих злючках, которые едва не отправили его на тот свет. Уж если кто и не нуждался в его опеке, так эта парочка. Но если даже и так, то он не настолько законченный мерзавец, чтобы вышвыривать на улицу женщин. В любом случае, судя по головной боли, в ближайшие пару дней лучше бы никуда не ездить. Пусть приезжает их трусливый братец и забирает девиц к чертям собачьим!

– Мисс Харрингтон, я – владелец поместья Фортон-Холл. И мне не по душе, что оно охраняется женщиной и маленькой девочкой.

– Я не нуждаюсь…

– До тех пор, пока ваш брат не подтвердит моих прав на Фортон-Холл, к нашему обоюдному удовольствию, я поживу на этой замечательной, на этой расчудесной проклятущей конюшне, чтобы душа была спокойна за мою собственность.

Фелисити молча уставилась на него, и Рейф заметил в ее огромных глазах тень какого-то облегчения.

– Только имейте в виду, – наконец проговорила она. – Я с вас глаз не спущу, так и знайте.

Рейф, шатаясь, поднялся на ноги, покачнулся и торопливо оперся о стол.

– Очень рад…

Он собирался ответить остроумной репликой по поводу того, с какой именно его части она собиралась не спускать глаз, но смог издать лишь жалобный стон. Бросив в сторону Фелисити еще один взгляд, Рейф заковылял к двери.

– Мистер Бэнкрофт, вам помочь? – церемонно поинтересовалась Фелисити, вновь ставшая мисс Харрингтон, хозяйкой и законной владелицей Фортон-Холла.

– Нет.

– Давайте я схожу за вашей лошадью? – предложила свои услуги Мэй.

Рейф заколебался, прикидывая в уме расстояние между кухней, Аристотелем и конюшней. Он мог, конечно, свистом подозвать к себе жеребца, но после этого голова его уже точно развалится на куски, которые не собрать.

8
{"b":"104","o":1}