ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рыцарь страха и упрека
Стеклянная ловушка
Наследница Вещего Олега
Куриный бульон для души. Истории для детей
Бородатая банда
Перевертыш
Ведьма по ошибке
Маленькая женщина в большом бизнесе
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить

– Спасибо, это было бы замечательно.

На этот раз Фелисити даже не попыталась скрыть своего изумления.

– Тогда я принесу вам одеяла.

Рейф в знак согласия молча махнул рукой и буквально вывалился за дверь на заднее крыльцо. Оказавшись вне досягаемости дамских ушей, он облегчу душу чередой самых сочных, самых забористых ругательств, которых поднабрался за семь лет военной службы.

На пороге конюшни он остановился и обессилено прислонился к покоробившемуся косяку. До него вдруг дошло, что из-за своего полуобморочного состояния он упустил прекрасный шанс разом освободиться от всей этой сумятицы: соображай он получше, просто сказал бы прелестной мисс Харрингтон, что дарственная и впрямь подделка, мисс кругом права и может продолжать владеть развалинами, которые когда-то были поместьем Фортон-Холл. С другой стороны, то, как все обернулось, позволяло ему в недалеком будущем с наслаждением стиснуть тощую шею Найджела Харрингтона и раз навсегда удавить этого мерзавца. А в ожидании этого момента у него будет достаточно времени, чтобы узнать, способна ли черноокая Фелисити Харрингтон очаровывать его и дальше. Было у него такое чувство, что способна, и без особых усилий со своей стороны.

– Взялся за гуж – не говори, что не дюж, – заплетающимся языком подбодрил себя Рейф и рухнул на кучу соломы.

Услышав, как в гостиную входит Мэй, Фелисити подняла глаза от книги, которую читала, и посмотрела на сестру.

– Я тебе оставила на кухне тосты. – Фелисити поднесла к губам чашку и с наслаждением сделала еще один маленький глоток крепко заваренного утреннего чая, благодаря Бога за подаренные ей несколько минут истинного покоя. Похоже, чтение любимых книг скоро станет для нее непозволительной роскошью.

Мэй брезгливо сморщила носик:

– Они все подгорели. – И добавила: – Я поела джем.

– Только джем?

– Ну да. Вкуснотища!

Фелисити подозрительно вгляделась в раскрасневшиеся щеки девочки:

– Чем ты занималась сегодня утром, дорогая?

Мэй плюхнулась на диван и небрежно разгладила свою желтую юбку в мелкий цветочек.

– Я подумала, а не помер ли наш пират, вот и сходила посмотреть. Он так храпел – на всю конюшню… Я решила, что с ним все в порядке.

Встревоженная Фелисити отложила книгу в сторону. – Никогда не подходи к этому человеку! Ты поняла меня, Мэй?

– А что тут такого? Ты же сама ему разрешила остаться здесь.

Фелисити встала с кресла и подсела к сестре.

– Мистер Бэнкрофт – несчастный неудачник; его обманул какой-то негодяй, убедив, что он может стать важным и богатым. У него на лице глубокий шрам, а это значит, что раньше его уже били по голове, так что мы с тобой скорее убавили, чем прибавили ему… умственных способностей. И наш христианский долг – поставить его на ноги, помочь поправиться. Потом…

– Но…

– Когда приедет Найджел, мы все объясним нашему гостю. И мистер Бэнкрофт уедет.

– Но…

– Есть кто дома? – донесся мужской голос со стороны кухни.

Фелисити так и подпрыгнула. Хотя она и постаралась тут же сурово осудить себя за дрожь и заколотившееся сердце, ее охватило какое-то незнакомое прежде приятное возбуждение.

– Мистер Бэнкрофт, мы в гостиной! – звонким голосом отозвалась она.

Через секунду-другую Рейф, слегка пригнувшись, шагнул через порог. Увидев его в полный рост, не шатающегося из стороны в сторону, молодая женщина поразилась: их гость занял собой весь дверной проем. За короткое мгновение Фелисити успела разглядеть и болотного цвета сапоги свиной кожи, и темно-серые бриджи, и светло-серый жилет, и черный, сидевший как влитой сюртук, и небрежно повязанный галстук, и чрезмерно длинные волнистые светлые волосы… Не спеша она грациозно поднялась навстречу вошедшему гостю и поймала взгляд его странного зеленоватого цвета глаз. В них плясали огоньки неподдельного веселья – или безумия, поспешно напомнила себе девушка.

– Доброе утро. Я без оружия. Могу я приблизиться?

К собственному изумлению, Фелисити поняла, что улыбается.

– Конечно. Как вы себя чувствуете?

– Спасибо, все в порядке. Полутруп, но скорее жив. – Бэнкрофт повернулся к младшей сестре: – Мисс Мэй, у меня к вам нижайшая просьба: буду весьма признателен, если в дальнейшем вы не будете тыкать в меня садовыми граблями, прерывая тем самым мои жалкие попытки справиться с бессонницей.

– Мэй! – возмущенно воскликнула Фелисити.

– Так я же тебе сказала: подумала, а вдруг он помер! – запротестовала девочка. – Как только он захрапел, я перестала его трогать.

– Первый раз в жизни воспользовался собственным храпом для защиты, – сообщил Рейф и скорчил шутливую гримасу. – Признаюсь, что также в первый раз в жизни средство сработало. – Он снова повернулся к Фелисити: – Я не очень нас обременю, если попрошу чего-нибудь поесть? И ради Бога, называйте меня по имени. У меня есть очень знатный дядюшка, так вот его как раз и зовут мистер Бэнкрофт.

– А этот мистер Бэнкрофт – он что, брат самого герцога? – не выдержала Мэй.

– Да.

– У нас вся еда кончилась, – жизнерадостно сообщила ему любопытная девчонка. – Я на завтрак ела джем!

– Мэй… – укоризненно покачала головой Фелисити, залившись краской от смущения. Порой детская непосредственность сестры и манера называть вещи своими именами выходили за рамки приличия. – Я должна извиниться перед вами, мистер..: э-э-э… Рейф. Мы как раз вчера собирались сходить в город, да вот…

– Там на столе должен был остаться один тост. – Мэй и не думала останавливаться на достигнутом.

– Да, я заметил, – кашлянул Рейф. – Это вы его готовили, мисс Мэй?

– Нет, это я, – натянуто ответила Фелисити. – Отошла буквально на минуту и недоглядела.

Не могла же она признаться, что замечталась о некоем капитане пиратского галеона, который был подозрительно похож на их ночевавшего в конюшне гостя.

– Ясно, – протянул Рейф и бросил на Фелисити пытливый взгляд.

Девушка покраснела еще больше, раздосадованная своей малоубедительной попыткой сохранить хорошую, мину при плохой игре. Теперь придется тащиться в Пелфорд за какой-нибудь едой на завтрак. А заодно на обед и на ужин. Вообще-то она собиралась сегодня с утра заняться поисками более-менее уцелевшей одежды в старом крыле поместья. На одну только дорогу в Пелфорд уйдет часа два, не меньше, да вчера она потеряла столько же, если не больше, времени из-за появления Рейфела. Фелисити испытующе оглядела гостя:

– Полагаю, Рейф, вы еще не настолько оправились, чтобы проехаться до Пелфорда и обратно? – И одарила его своей самой ослепительной улыбкой. Он-то, понятное дело, себя гостем вовсе не считал.

Бэнкрофт какое-то время молчал, в свою очередь, разглядывая Фелисити.

– За провизией, я полагаю? – наконец уточнил он.

– Ну… да.

К ее изумлению, молодой человек расплылся в улыбке, отчего лицо его немного перекосилось из-за шрама на щеке.

– Я об этом начал размышлять сразу, как только понял, что проголодался. Мэй не составит мне компанию?

– Вы не заблудитесь: все время прямо по дороге, никуда не сворачивая, – торопливо сказала Фелисити, вовсе не горя желанием отпускать сестру с этим подозрительным, малость не в себе господином, пусть даже красивым и обходительным.

– Я знаю, где Пелфорд, – не далее как вчера проезжал через него. Просто хотелось бы, чтобы меня сопровождал кто-нибудь, умеющий защитить… На случай нападения грабителей.

Мэй захихикала.

Фелисити снова заколебалась.

– Вы же не думаете, что я вот так отпущу вас со своей сестрой?

– Лис, послушай…

– Мисс Харрингтон, – спокойно проговорил Рейф, и лицо его приняло серьезное выражение. – С того самого момента, как вы меня развязали, я не дал ни единого повода, ни вам, ни вашей сестре пожалеть о проявленном доверии.

– Просто я…

– Вчера, между прочим, я вам дал слово, – заключил Рейф. – Может быть, я и не все помню о вчерашнем дне, но это было точно.

Довольно долго Фелисити молча смотрела ему прямо в глаза. Замечание Рейфа было более чем уместным, здесь ей возразить нечего. Отчего-то девушка вдруг прониклась уверенностью, что этот человек никогда не причинит им зла.

9
{"b":"104","o":1}