ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В нашем мире летают самолеты. Вопреки тому, что известный астроном профессор С. Ньюком математически доказал невозможность создания летательных аппаратов тяжелее воздуха.

В нем существуют вертолеты. Хотя в свое время ответственные авиационные эксперты ряда стран категорически отвергли возможность их создания.

Мы пользуемся радио. Вопреки авторитетному мнению известного ученого Г. Герца, утверждавшего, что это невозможно. (Для дальней радиосвязи, писал он, «потребуются отражатели размерами с континент»).

Сегодня всем известна чудовищная мощь ядерного оружия. Однако некогда высшие военные эксперты США утверждали, что создание атомной бомбы принципиально невозможно.

Сегодня в строй вступают атомные электростанции. Хотя некоторые крупнейшие ученые, в том числе Н. Бор, считали практическое использование атомной энергии маловероятным.

Мы изучаем химический состав небесных тел. Вопреки известному французскому философу О. Конту, который категорически утверждал, что человек никогда не сможет делать это.

Сейчас признано, что 99% всей материи Вселенной находится в состоянии плазмы. Однако в течение тридцати лет после ее открытия ученый мир упорно отказывал плазме в праве на существование.

Открытие Пастера было отвергнуто Академией медицины. Открытие рентгеновских лучей было встречено насмешками. Открытие Месмером гипноза было категорически опровергнуто светилами тогдашней науки. Французская академия наук долгое время отвергала существование ископаемого человека, а находки каменных орудий объясняла «игрой природы».

Список этот может быть сколь угодно велик. Список анафем и запретов, провозглашенных некогда от имени науки. В лучшем случае это проистекало от инертности мышления, когда, говоря словами А. Шопенгауэра, «каждый принимает конец своего кругозора за конец света».

Сегодня с опозданием на века и десятилетия мы ставим памятники тем, кто некогда был объектом этих анафем и отлучений. Мы пытаемся увековечить дела и имена этих людей, предавая забвению обиды, страдания и кровь, пролитую ими. «Если бы я, — писал некогда один из них, — владел плугом, пас стадо, обрабатывал сад, чинил одежду, то никто не обращал бы на меня внимания, немногие наблюдали бы за мной, редко кто упрекал бы меня, и я мог бы угодить всем. Но я измеряю поле природы, стремлюсь пасти души, мечтаю обработать ум и исправляю привычки интеллекта — вот почему, кто на меня смотрит, угрожает мне, кто наблюдая за мной, нападает на меня, кто догоняет меня, кусает меня и кто схватывает, пожирает меня, и это — не один или немногие, а многие и почти все» (Дж. Бруно «О бесконечности Вселенной»).

Почему же так?

Почему, например, Наполеон, человек гибкой мысли и сильного воображения, был уверен, что создание парохода невозможно. Настолько уверен, что выгнал из своего кабинета изобретателя парохода Р. Фултона, считая его мечтателем и фантазером.

Впрочем, осуждение ошибок и заблуждений прошлого с позиций мудрости настоящего — занятие слишком легкое, чтобы ему стоило предаваться.

Возможно, читая эту книгу, вы соглашались не со всем, что написано в ней. Это естественно. Автор меньше всего задавался целью представить некий свод окончательных и бесповоротных истин. Иначе это не была бы книга гипотез. Вот почему точка зрения автора не только не исключает, но и предполагает возможность иных мнений и других подходов.

Сейчас, когда я пишу последнюю страницу, я думаю о человеке, который будет держать в руках эту книгу. О Вас, читающем сейчас эти строки. Хочу верить, что то, о чем прочли Вы, послужит поводом для раздумий. Тем в большей степени, чем большей окажется готовность выйти за пределы устоявшихся представлений и привычных истин.

Потому что будущее принесет нам новые факты и новое знание прошлого. Многое будет иметь прямое отношение к тому, о чем говорилось в этой книге. И сознание наше должно быть готово принять эти знания. Ибо океанские корабли идут только к большим гаваням и минуют мелкие. Будем же готовить себя к неожиданному и новому, которое должно прийти.

22
{"b":"10400","o":1}