ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Нападающий все время старается освободиться от сторожащего его противника, с тем чтобы, получив тут же мяч своего партнера, направить его в ворота.

Это упражнение, очень ограниченное по своему игровому содержанию, применяется в тренировке с целью изолированного усвоения двух элементов игры: держания игрока и ухода от держащего игрока и развития качеств, необходимых для успешного выполнения этих элементов.

Пустые ворота заставляют защищающегося особенно внимательно держать нападающего, чтобы не дать ему сыграть даже в одно касание и направить мяч в незащищенную сетку.

На этом упражнении очень легко построить игру (со счетом голов, с переменой ролей), ограниченную временем или количеством попыток.

Можно было бы описать еще много тренировочных упражнений, с помощью которых тренер может изолированно развивать какое-нибудь одно тактическое качество игрока.

При этом тренера не должно смущать то обстоятельство, что каждое такое упражнение, развивая один тактический навык, условностью своего содержания как бы приглушает другой. Это разложение игровой тактики на составные элементы резко повышает их усвояемость. Например, с помощью тренировочных игр на короткий пас на ограниченном участке поля, своим размером исключающем длинный пас, или с помощью тренировочной игры с установкой на длинный пас и широкую игру с условным ограничением возможности и права сыграть «накоротке» можно воспитать в игроке гораздо большее тактическое разнообразие «пространственных» отношений с партнерами, чем в двусторонней игре без ограничений, так как в последней он будет придерживаться излюбленных и привычных ему однообразных приемов.

Практика показала, как легко вносятся коррективы в игру футболиста при помощи специальных упражнений, когда его внимание сосредоточивается на отдельном тактическом элементе игры, который скоро становится его игровой привычкой.

Существует много увлекательных упражнений в форме игры, и еще много таких упражнений может придумать тренер, поставивший целью развить комбинационную изобретательность игроков, научить их искусству финта и реакции на финт, расширить зрительный кругозор игрока во время работы с мячом, обострить внимание или развить быстроту реакции игроков на мяч и т. п.

Очень важно, чтобы почти вся тактическая тренировка футболистов проходила в темпе; при этом условии их реакция на мяч станет привычной и мгновенной, как реакция спринтера на выстрел стартера.

Быстрый темп должен быть привычным фоном работы на футбольном поле, а мяч – ощущаться игроком как сигнал к немедленному скоростному действию.

В заключение напомню, что основным в тактической тренировке футболистов является воспитание способности тактического творчества игрока в ходе самого игрового действия.

К сожалению, объем моей работы в целом не позволяет изложить материал этой главы с достаточной полнотой, так как он один потребовал бы особой книги.

Заключение

Тактика советского футбола привела ко многим поучительным успехам наших команд в матчах за рубежом.

Но эти достижения ни в какой мере не должны нас успокаивать. Дело в том, что тактика – это наиболее поддающийся сознательным коррективам элемент игры. В порядке творческого нововведения или освоения чужого опыта можно в короткий срок перестроить тактику игры.

Если футболисты, выступая за рубежом, практически показали преимущества своей тактики над английской, то тем самым наши принципы тактического построения игры стали достоянием наших противников. В зарубежной печати в связи с выходом в финал олимпийского футбольного первенства 1948 г. команд Швеции и Югославии, имелись указания на то, что эти команды после встреч с советскими футболистами перестроили свою тактику в духе «советской школы».

Но если в порядке одного подражания нельзя усвоить техническое мастерство игры, так как для этого требуется какой-то срок настойчивой тренировки, то тактика игры может быть заимствована, и она осваивается гораздо легче и быстрее, чем техника.

В конечном итоге дело не в тактической системе нашей игры, принципы которой, если они прогрессивны, станут общим достоянием (как, например, дебюты наших шахматистов), а во всей системе советского спорта, которая воспитывает беспокойный дух творческих исканий. Дело не в том, чтобы придумать лучшую систему игры и успокоиться на этом, а в том, чтобы быть впереди в непрерывном движении вперед.

Матчи наших команд за рубежом заставили и нас внести коррективы и критически пересмотреть некоторые наши суждения о футболе. Прежде всего мы сделали вывод, что техническое мастерство наших футболистов необходимо повысить, укрепить техническую основу игры, иначе все строящееся над ней может оказаться шатким.

Поскольку многие затронутые мною вопросы тактики футбольной игры освещаются в печати впервые, я предвижу возражения по поводу некоторых моих утверждений, предвижу и оживленный обмен мнениями и азартные, как сам футбол, споры.

Все это, полагаю, пойдет на пользу советскому футболу, послужит толчком для творческой практики многих любителей этой игры, столь широко распространенной в нашей стране.

В «ДИНАМО» и ЦДКА

Леонид Горянов.[3] 

Последний гол

После блистательной победы в 1937 году московское «Динамо», первое сделавшее «дубль», стало выступать все хуже и хуже. В тридцать восьмом оно заняло пятое место в чемпионате страны, в тридцать девятом – седьмое. Лидер советского футбола постепенно превращался в заурядную команду. Бледная игра, непонятные проигрыши.

– Что с ребятами? В чем дело? – недоумевали одни болельщики.

– Досадные случайности, – отвечали другие.

Но все понимали, что это плохое объяснение. Случайным может быть один проигрыш, два, а тут была закономерность. У нее было свое имя – косность. Увы, именно так. В то время, когда другие коллективы смело, творчески осваивали и утверждали в жизнь новую систему, двукратный экс-чемпион Советского Союза упорно придерживался построения «пять в линию».

Этому упорству они нашли свое, правда смешное, объяснение. Верное своим новаторским традициям в прошлом, «Динамо» еще в 1937 году, почти сразу после встреч с басками применило новую расстановку в матче второго круга чемпионата страны против московского «Спартака». Игра прошла бледно, неинтересно, закончилась с нулевым счетом. По одной игре нельзя ни о чем судить. Тем более что скука, царившая в этом матче, во многом объяснялась из рук вон плохими действиями спортсменов. Но динамовские тренеры сразу же поспешили с выводами.

– Дело в системе. Ничего хорошего в «дубль-ве» нет, – объявили они.

Как показала жизнь, ничего хорошего не получилось из этого вывода. Команда попала в полосу неудач.

В конце тридцать девятого года в «Динамо» на место старшего тренера пришел Борис Андреевич Аркадьев – талантливый советский педагог.

Начальную школу тренерской работы он прошел в московском «Металлурге». Никогда особенно не выделявшийся коллектив под его руководством в 1938 году стал третьим призером чемпионата страны, уступив лишь по соотношению мячей второе место армейцам столицы (обе команды набрали по 37 очков). «Металлург» оказался тогда одним из трех счастливцев, которые смогли выиграть у «непобедимых» спартаковцев.

Но, пожалуй, самым главным, что совершил Аркадьев в «Металлурге», было открытие Федотова. Борис Андреевич первым нашел этот талант и начал шлифовать. В статье, написанной Григорием Ивановичем для газеты «Советский флот» и озаглавленной «О любви к футболу» есть такие слова: «На всю жизнь я сохранил чувство большой признательности к моему первому учителю и тренеру – Борису Андреевичу Аркадьеву. Этот душевный, очень интеллигентный в лучшем смысле этого слова человек научил меня не только по-настоящему играть в футбол, но и по-настоящему любить его».

вернуться

3

Горянов Леонид Борисович (1921–1985) – спортивный журналист, автор многих книг и очерков о футболе.

31
{"b":"10402","o":1}