ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Instagram. Секрет успеха ZT PRO. От А до Я в продвижении
Ремесленники душ. Исповедники
Тёмные птицы
Ненавидеть, гнать, терпеть
Тысяча бумажных птиц
Уэйн Гретцки. 99. Автобиография
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево
Тролли, идите домой!
Время не знает жалости
A
A

Нарком обороны К. Е. Ворошилов дал такую оценку Берзину:

«Преданный большевик-боец, на редкость скромный, глубоко уважаемый и любимый всеми, кто с ним соприкасался по работе. Товарищ Берзин все свое время, все свои силы и весь свой богатый революционный опыт отдавал труднейшему и ответственнейшему делу, ему порученному...»

Приказ есть приказ — надо ехать.

Четырнадцатилетний сын Старика, Андрей, голубоглазый, темноволосый, такой похожий на отца, умолял взять его с собой: тайга, уссурийские тигры, женьшень, все, как у Арсеньева в «Дерсу Узала»!

— Нет, Андрюша! — отвечал отец, ероша седой бобрик. — Тебе учиться надо. Да и еду я не на тихоокеанский курорт...

Жена смотрела на мужа с немым укором. В течение многих лет все время и всего себя отдавал муж работе, первым приходил на службу, последним — часто глубокой ночью — уходил. И вот — разлука.

— Сядем перед дорогой! — тихо сказала жена.

Старик сел у окна, остановил взгляд на настенной карте обоих полушарий. На Европейском континенте зловеще темнело коричневое пятно фашистской Германии. Надолго ли удастся оттянуть войну? Он не мог знать, что судьба отмерила ему, еще не старому, сорокапятилетнему генералу, всего года два — три, что доброволец Андрей Берзин, двадцати лет, добьется зачисления в армию и погибнет смертью героя в этой войне.

Берзин встал, торопливо застегнул ворсистую темносерую шинель с тремя «ромбами» в красных петлицах.

У подъезда внизу ждала генштабовская «эмка».

Стоя у окна вагона в поезде Москва — Владивосток, он молча смотрел на проплывавшие мимо городские окраины.

Неужели пора уже подводить итоги работы в управлении?

Что ж, он мог с полным основанием, положа руку на сердце, сказать себе, что выполнил свой долг сполна, сделал и то, что порой казалось невозможным. Он оправдал доверие партии и командования, доверивших ему и его людям неслыханно сложную и жизненно важную для государства, для судеб социализма задачу. Их работа была одним из главных звеньев в обеспечении безопасности Родины. Была создана крепкая, основанная на ленинских принципах служба, которая с самого начала явилась службой нового типа, зорким и надежным часовым первой в мире социалистической державы. И теперь у нее крепкие традиции.

За окном — Хабаровск.

На границе тучи ходят хмуро.
Край суровый тишиной объят...

Долго не оставляли его думы о своем главном деле, о бойцах невидимого фронта, хотя он исправно, со всегдашним своим тщанием и блеском работал на новом посту. Много читал, детально знакомился с новым для него краем.

В Хабаровске Ян Берзин близко сошелся с прославленным героем Гражданской войны и видным военачальником Красной Армии Блюхером. Восхищался, какой путь успел пройти Василий Константинович. Старый большевик, подпольщик, председатель ревкома Челябинска. Четыре ордена Красного Знамени за Гражданскую войну. Боевых ран не сосчитать. Жизнь — песня!

Старик крепко полюбил Блюхера, человека редкой, красивой души, бесстрашия и большого полководческого таланта. А Блюхер в Берзине ценил партийный опыт, масштабность военного мышления, исключительную эрудицию во всех вопросах, касающихся иностранных вооруженных сил, в особенности армий вероятных противников СССР. Они часто встречались на даче Блюхера, вели нескончаемые разговоры, так или иначе касавшиеся надвигавшейся войны...

Прошел год, и опять резкая перемена в жизни Берзина. Осенью 1936 года прибывающих в Испанию советских добровольцев встречал главный военный советник республиканской армии. Это был Ян Карлович Берзин. Только здесь у него была другая фамилия — Гришин. А вместо гимнастерки с тремя «ромбами» — хорошо сшитый штатский костюм...

ОН ЖЕ ГЕНЕРАЛ ГРИШИН

«Над всей Испанией безоблачное небо...» Невинная метеосводка, переданная 18 июля 1936 года радиостанцией города Сеута, была сигналом к фашистскому мятежу. От Гибралтара до Пиренеев против Республики, против законного правительства Народного фронта восстали поднятые испанской реакцией войска.

Советский Союз решительно выступил в защиту Испанской Республики, рассматривая борьбу испанского народа против мятежников и помогавших им фашистских Германии и Италии не только как дело самих испанцев, но как общее дело всего прогрессивного человечества.

По просьбе Республики Советский Союз дал согласие на поставку в Испанию оружия и боевой техники. С начала октября 1936 года Советское правительство стало отправлять в Испанию военных специалистов-добровольцев.

Еще в первые дни октября в Берлин поступило сообщение от агентуры в Мадриде: «Сюда црибыл главный военный советник Республики советский генерал Гришин». Об этом сразу же было доложено шефу Абвера адмиралу Канарису, а затем Марио Манчини (под этим именем скрывался Марио Роатта, начальник итальянской военной разведки) и главе франкистской разведки генералу Кампосу Мартинесу. Их не смутило появление в испанской столице неизвестного русского генерала: ни он, ни его отряд советников и добровольцев, считали они, все равно не смогут помочь Республике. Со дня на день Мадрид будет взят франкистами. И если его не возьмут четыре колонны войск генерала Франко, то его захватит пятая колонна, действующая в самом Мадриде.

Имя генерала Гришина было неизвестно и подавляющему большинству советских людей в Испании. Лишь очень немногие знали Старика, как называли его соратники, знали об истоках его недюжинного военного опыта и выдающейся воинской доблести.

Франкистский мятеж застал Яна Карловича Берзина на краю света — в Хабаровске, здесь с апреля 1935 г. он являлся заместителем В. К. Блюхера, командующего Отдельной Краснознаменной Дальневосточной Армией. Берзин был срочно вызван в Москву, где прочитал приказ наркома: Испания, главный военный советник Республики. Отныне Я. К. Берзин — генерал Гришин.

Положение на фронтах становилось все тревожнее. Народная милиция отступала под напором франкистов. 15 октября они начали наступление на Мадрид. 16 октября фашисты деблокировали свой гарнизон в Овьедо, осажденный астурийскими шахтерами, 19-го и 20-го сорвались две атаки республиканцев. 23 октября прибыли первые подразделения итальянцев. К 25-му фашисты продвинулись на 40 км. 31 октября они возобновили наступление и в начале ноября вышли на ближние подступы к Мадриду.

6 ноября в 15.00 премьер-министр социалист Ларго Кабальеро объявил о своем решении немедленно эвакуировать правительство из Мадрида в Валенсию, поскольку положение столицы безнадежно. Одновременно он обязал покинуть Мадрид, чтобы не дискредитировать правительство, и руководителей всех партий Народного фронта, включая коммунистов.

О решении Кабальеро генералу Гришину сообщил по телефону не кто иной, как начальник генштаба и заместитель военного министра генерал Асенсио, причем сделал это, уже направляясь к своему лимузину.

Что ж, правительство пусть эвакуируется, но Мадрид не должен быть сдан фашистам! Берзин вспоминал, как дьявольски трудно было работать с Кабальеро и его генералами, не верившими в революционную силу народа. Сколько испанские коммунисты и он, главный военный советник, потратили сил, чтобы убедить Кабальеро заняться конкретным решением великого множества важнейших вопросов, от которых зависела прочность обороны, сама судьба Мадрида и Республики! Докладывая Кабальеро, генерал Гришин обрисовал истинное положение на фронте. Оно было тяжелым. И через несколько дней премьер и по совместительству военный министр подписал, наконец, решение об образовании института комиссаров армии и приказ о назначении комиссаров в ряд батальонов и бригад. За это давно и упорно боролись испанские коммунисты, дрался один из лидеров левого крыла социалистов — Альварес дель Вайо.

А как много уже сделано для обороны Мадрида! Военный советник полковник Кирилл Афанасьевич Мерецков, будущий Маршал Советского Союза, вспоминал о встрече с генералом Гришиным в Мадриде в канун ноябрьских боев на подступах к столице:

14
{"b":"10404","o":1}