ЛитМир - Электронная Библиотека

Оставив Зевса в конюшне, я побрел на площадь разыскивать контору Исаака. Она разместилась на северной стороне в скромном двухэтажном деревянном доме, над входом в который красовался резной герцогский герб. Стряхнув снег с сапог, я вошел внутрь.

Исаак сидел за большим дубовым столом в ближайшей части комнаты, в окружении переплетенных в кожу толстенных книг. Он просматривал пачку документов, делая пометки на краях листов. Не отрываясь от своего занятия, он жестом предложил мне сесть.

— Я почти закончил, — сказал он. — Сделанная в апреле пустяковая ошибочка выросла по моему недосмотру в погрешность катастрофического размера. Теперь вот приходится восстанавливать равновесие этого изменчивого мира.

Сделав еще несколько пометок, он подчеркнул что-то, поставил точку и отложил перо.

— Итак, мой чужеземный брат, что привело вас из Зары в такое непутевое время года?

— С чего вы взяли, что я прибыл из Зары?

Он улыбнулся.

— Я ввел себе за правило выяснять все, что происходит в нашем городе. Хозяин постоялого двора поведал мне об этом. Чудное местечко. Может стать перекрестком главных торговых путей, если избавится от венгерской опеки. Что там произошло за последнее время?

— Боюсь, милостивый господин, вас ввели в заблуждение. Я приехал из Венеции, а не из Зары.

В его глазах сверкнул огонек, и он подался вперед.

— Прямо из самой Венеции? Что ж, тогда дело приобретает иной оборот. Какие новости в Риалто? Идет ли уже подготовка к очередной священной войне? Готовы ли христиане сразиться с мусульманами за обладание иудейским городом? И когда они выступают?

— К сожалению, мне не удалось задержаться там настолько, чтобы дож успел откровенно поболтать со мной.

Он понимающе кивнул.

— Я переписываюсь со своими родственниками в Венеции. Мы стараемся держать друг друга в курсе событий относительно замыслов крестоносцев.

— Разумно, ведь из крестовых походов можно извлечь выгоду.

— Нет, — возразил он. — Тут речь идет не о выгоде, а о выживании. Так уж повелось, что мой злосчастный народ постоянно попадается на пути этим фанатикам. Ежели у них не сложится война с мусульманами, то они обратят свои взоры в нашу сторону. Как известно, им ничего не стоит спалить дотла синагогу, случайно встретившуюся по дороге, просто для тренировки. Поэтому мы стремимся заранее предостеречь друг друга.

— Интересно. И широко ли раскинулись сети ваших информаторов?

— Настолько широко, насколько разлетелось семя моего прапрадедушки. Он женился четыре раза и нарожал целый легион потомков. Потребовался бы самый лучший арабский математик, чтобы составить наше фамильное древо. Да что же это я? Все толкую о своей несчастной судьбине, когда, если я верно понимаю, ко мне пришел гость с деловым предложением.

— Верно, верно. Но я надеялся, что смогу поговорить также с управляющим герцога.

— Конечно сможете, — донесся голос откуда-то сверху.

Подняв глаза, я увидел, что по лестнице спускается Клавдий все с тем же хмурым выражением лица, каким он отметил мое появление в церкви. Он явно благоволил к черному цвету, неприятно напоминая другого управляющего, с которым я некогда познакомился в этом городе. Но когда Клавдий достиг нижней ступеньки, я мгновенно осознал, что его сходство с Мальволио ограничивается черным облачением. Бог решительно обделил его ростом: он был примерно на голову ниже меня, и, когда я почтительно встал для приветствия, его прямой и бесцеремонный взгляд уперся в мою шею. Молча проскользнув мимо, Клавдий обдал меня слабым сосновым ароматом и расположился за стоящим на возвышении в дальней части комнаты столом. Сидя за ним, можно было отлично видеть всю контору и раскинувшуюся за ее окнами площадь. Его приветствие, произнесенное на немецком языке, настолько превосходило лепет сэра Эндрю, что я слегка забеспокоился, не уличит ли он меня в ложных претензиях на германское происхождение.

— Будьте любезны, изложите ваше предложение, — сказал он до противности елейным голосом.

— Возможно, вы сочтете его слегка умозрительным, — нерешительно начал я.

— Смелее, сударь, переходите к сути дела, — резко прервал меня Клавдий. — Деловые люди — люди действия. Сама жизнь в известной мере умозрительна. Позвольте уж нам судить, заслуживаете ли вы хоть каких-то затрат.

— Не потребуется вовсе никаких затрат с вашей стороны, — сказал я. — Нужно лишь ваше одобрение. Так сказать, разрешение.

— Разрешение на что? — спросил Клавдий.

— На нерегулярный заход в городскую гавань одного или, быть может, двух кораблей с целью их разгрузки в ожидающие фургоны, а также на гарантированно безопасное передвижение по всем вашим владениям.

— Довольно простая услуга, настолько простая, что груз, по моим подозрениям, может оказаться несоразмерно сложным. Что у вас за контрабандные перевозки?

— Контрабандные? — с ужасом воскликнул я. — Сударь, как же вы несправедливы ко мне. Я просто хочу избежать непомерных венецианских пошлин.

Между управляющим и его помощником, похоже, произошел безмолвный обмен мнениями. Наконец Клавдий кивнул:

— Прошу вас, продолжайте.

— Наши корабли будут нагружены пряностями, — сказал я.

— Обычными пряностями?

— Да, пряности совершенно обычные, необычен только курс следования, — пояснил я. — Не желая закупать их в портах Египта, мой брат рискнул заехать в саму Аравию и установил связи с известными торговцами в Сиддике.

Исаак понимающе хмыкнул:

— При успешной сделке таким образом можно сразу сберечь процентов двадцать их цены.

— Но мы рассчитываем сберечь еще больше. Прежде мы возили пряности через Венецию, как и прочие заморские товары, и оттуда доставляли их в Аугсбург через перевал Бреннер. А Венеция вымогает непомерные пошлины, наживаясь на своем выгодном географическом положении.

— Но какой вам прок разгружаться у нас? — спросил Клавдий. — Ведь, чтобы добраться до Дуная, вам придется вести караваны через опасные земли. На это потребуется много времени. Вы сбережете те же двадцать процентов, проехав более коротким путем через Венецию.

— Нам надо добраться лишь до Дравы, — возразил я. — Главная задача — миновать Венецию. Даже потратив лишнее время, мы сбережем еще пятнадцать процентов. Вы не представляете, как хорошо расходятся пряности в Германии! Только в Мюнхене с одного корабля мы заработали целое состояние. А из сбереженных денег мы готовы заплатить вам за услуги пять процентов.

— И за такое великолепное вознаграждение мы приобретем в лице Венеции вечного врага, — заметил Исаак.

— Ценное замечание, — согласился Клавдий. — Нашу выгоду от двух кораблей с пряностями может вполне перевесить то, что наш город станет завидным объектом для грабительских нападок. До сих пор нам удавалось сохранять тонкое равновесие между самостоятельностью и зависимостью.

— Орсино всегда удавалось отстаивать свои интересы. С чего вам бояться Венеции? При покойном герцоге вы жили свободно.

— Но с нами больше нет покойного герцога, — возразил Клавдий. — А события за морем влияют на выбор регента.

— Почему бы кому-то из вас не предложить свои услуги на эту роль?

К моему удивлению, оба они начали смеяться.

— Исаака ни за что не выберут, поскольку городской совет не потерпит еврея на такой должности. В нашем городе по достоинству оценивают его труды, учитывая, что мы торгуем как с христианами, так и с иудеями и мусульманами. Но выбрать его регентом — никогда.

— А вы сами?

— А у меня нет желания претендовать на эту должность. На то есть свои причины, и они вас не касаются.

— Тогда, пока не разрешится данный вопрос, мне нет особого смысла разговаривать с вами. Вы не сможете принять решение до избрания регента, который должен будет одобрить его.

— Верно. Но это не беспокоит меня. Все равно я не смогу ничего предпринять до тех пор, пока ваш брат не прибудет с грузом.

— Патовая ситуация.

Он усмехнулся и пристально посмотрел на меня.

17
{"b":"10416","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Не плачь
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Последние дни Джека Спаркса
Сюрприз под медным тазом
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Поющая для дракона. Между двух огней
Павел Кашин. По волшебной реке