ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– В каком Кресте? – спросил Кейн.

– Это город, в который мы направляемся, – ответил Эммерик. – Если доберемся туда до рассвета, то сможем отдохнуть.

– А до него далеко? – спросил Кейн.

– Четыре часа быстрым шагом.

– Сколько здесь продолжается ночь?

– Около одиннадцати часов в это время года.

– Ладно, – сказал Кейн. – Морган? Ты уверена, что сможешь идти?

Рош взглянула на Кейна. Он впервые обратился к ней по имени; пожалуй, он это право заработал.

– Я справлюсь, – ответила она, – только нужно немного подождать, пока начнет действовать обезболивающее.

< Кейн улыбнулся: – Может быть, нам удастся раздобыть что-нибудь съедобное. Эммерик, в горах водится дичь?

Мбатан тоже улыбнулся: – Все зависит от того, что считать съедобным. Можно поискать бутоны винту... кроме того, корни чосса ночью ближе к поверхности/ Ну а если повезет, найдем какое-нибудь животное, зараженное полевыми червями. Это местный паразит.

Он парализует свою жертву, после чего вводит в её пищеварительный тракт свои личинки. Через две недели рождается потомство. Если удается захватить личинки примерно на восьмой или девятый день, то мясо бывает восхитительным...

Рош слушала охотничьи рассказы Эммерика не слишком внимательно. Она сосредоточилась на специальных упражнениях, позволяющих расслабить уставшие мышцы. Каменный козырек действовал ей на нервы, и она решилась выглянуть из-под него, чтобы взглянуть на звезды. Несмотря на висящую в воздухе мельчайшую пыль, зрелище оказалось потрясающим.

Хота солнце уже село, его лучи озаряли Обитель. У восточного горизонта полоса лун мерцала тусклым серебром, а небо заливало медно-красное сияние, отфильтрованное линзой атмосферы планеты; на западе оно казалось особенно ярким, здесь солнце ещё продолжало править бал. Изредка какая-то из более крупных лун вспыхивала отраженным светом. Но большую часть времени полоса представляла собой монолитный пояс – длинное сверкающее облако, пылающее цветами заката.

Рош не знала, что разговор у неё за спиной прекратился, и не заметила, как к ней подошел Эммерик. Поэтому она вздрогнула, услышав его зычный голос: – Согревает сердце, не так ли?

Рош кивнула: – Да, очень.

Обернувшись к мбатану, она увидела, что его лицо светится от гордости: он восхищался прекрасным видом и радовался, что Морган сумела его оценить.

– Некоторая компенсация за необходимость провести здесь всю жизнь.

– Возможно.

Эммерик не отвел глаз.

Интересно, подумала Рош, какое преступление он совершил? Убийство, наверное; во всяком случае, Эммерик с легкостью уничтожил двух солдат, которые преследовали их в туннеле. Однако он показался Рош надежным человеком, пребывающим в мире с самим собой. Неужели он стал жертвой страсти? Быть может, мбатан научился сдержанности позже и она вовсе не является его природным качеством.

Казалось, Эммерик прочитал её мысли.

– Вы знаете, я здесь родился.

Рош с удивлением посмотрела на него: – Но вы... я полагала...

– Мои родители были заключенными и не имели права на детей – по закону. Когда я вырос, мне следовало отправиться на Васос. Конечно, я стал отверженным по рождению и не мог жить ни на каком другом мире, даже если бы захотел. – Он пожал мощными плечами. – Тем не менее я не позволил властям меня поймать. Это мой дом. – Он немного помолчал. – Наверное, вам трудно понять, что можно любить планету-тюрьму.

– Да, – медленно проговорила Рош. Ей и в самом деле было трудно в это поверить, хотя доказательство стояло перед ней. – И много здесь таких, как вы?

– Не очень. Скоро вы с ними познакомитесь. Мы стараемся держаться вместе, подальше от порта – впрочем, разногласий между нами хватает.

– Я жду с нетерпением.

– Правда? Нам отчаянно нужны союзники.

Рош вдруг задрожала от холода. Наступила ночь, и температура начала стремительно падать, а система обогрева скафандра ещё не успела отреагировать на изменения.

Эммерик заметил, что она дрожит, и сказал; – Нам пора двигаться. Веден, вы и Майи готовы идти дальше?

– Почти, – ответил эканди, открывая глаза. Похоже, он успел заснуть во время короткого привала. Поднявшись на ноги, он потянулся и потер руки. – Дай мне пару минут.

– Я тоже готова. – Голос суринки ворвался в мысли Рош.

С тем же успехом нежный голос мог принадлежать ветру, так тихо он прозвучал.

– Сколько времени ты?.. – Рош замолчала, не зная, как правильно сформулировать вопрос.

– Достаточно долго, чтобы успеть осмотреться. – Суринка улыбнулась и повернулась к мбатану. – У тебя любящие глаза, Эммерик.

Он смущенно кивнул: – Благодарю тебя. Надеюсь, ты меня простишь – я обошелся с тобой слишком жестко.

– В противном случае мы бы погибли.

Мбатан усмехнулся, хотя тон Майи был немного зловещим.

– Я тебе верю. Веден сказал, что тебя не стоит недооценивать.

– Я могу сделать все то, ради чего сюда прилетела, и многое другое. Вы увидите, что я достойный союзник ~ и грозный противник.

– Будем рассчитывать, что мы останемся союзниками. – Эммерик хлопнул в ладоши. – Нам пора. Мы ещё успеем разрешить наши противоречия.

– Согласна, – промурлыкала суринка и замолчала, скрестив руки за спиной.

– Что ж, не будем терять время, – сказал Кейн. – Эммерик, хочешь, я пойду первым?

Мбатан покачал головой: – Нет, я поведу вас. Можешь идти последним или где посчитаешь нужным. Постарайся быть внимательным. Они наверняка где-то рядом. – Он посмотрел на остальных. – К вам это также относится.

– Понятно. Нравится нам или нет, – сказала Рош, заглянув в холодные глаза Ведена, – но нам придется держаться вместе.

Сумерки сгущались с поразительной быстротой. Только Обитель проливала на землю свой постоянно меняющий оттенки свет. Остатки песчаной бури слабеющими призраками бродили по долинам и ущельям, иногда поднимаясь в гору и ослепляя уставших спутников. Рош быстро научилась узнавать их приближение по отчетливому посвисту – тогда она старалась держаться поближе к остальным, чтобы не потеряться.

Разговор часто прерывался, в основном он состоял из замечаний Эммерика о капризах погоды. В это время года пылевые бури иногда продолжались по несколько дней кряду. Хотя предгорья изобиловали оврагами с зачаточной растительностью и насекомыми, иссушающий ветер делал жизнь очень тяжелой даже для самых выносливых видов.

Рош слушала его вполуха, внимательно поглядывая по сторонам. Периодически в небе пролетали флайеры, а пару раз она даже видела мерцающие вспышки, солдаты искали следы их пребывания. Преследователи шли за ними по пятам, и Рош не могла о них не думать. Она мысленно выругала себя и свое начальство, которое запретило ей сдаваться.

То, что она оказалась в ловушке на планете колонии, на расстоянии многих световых лет от цели своего путешествия, и понятия не имела, как добраться до средств связи, её не пугало. Рош знала, что обязательно выполнит задание командования. Ящик ни при каких обстоятельствах не должен попасть в руки дато.

Остальные, быть может, за исключением Кейна, разделяли молчаливую решимость Рош. Веден, на лице которого застыла холодная маска, держался особняком. Майи шагала, упрямо сдвинув брови, словно недавняя беспомощность казалась ей унижением и теперь она хотела доказать всем, что не утратила своих способностей. Ну а Эммерик просто уверенно вел их вперед, как человек, хорошо знающий, чего хочет.

Кейн, внимательно поглядывая по сторонам, спокойно шел за ним.

Примерно через час они добрались до гор. Многочисленные тропинки пересекали расселины и балки. Бок и плечо Рош снова начали болеть, но она не позволяла себе жаловаться и, прикусив губу, продолжала идти за остальными, стараясь не отставать.

Прошло три часа, и Рош услышала предупреждение Майи: – Они рядом. – В словах суринки появилось напряжение.

– Насколько рядом? – тихо спросил Эммерик.

– Настолько, что я их чувствую, – ответила Майи. – Может быть, в пятистах метрах. На такой пересеченной местности я не могу определить точнее.

26
{"b":"104272","o":1}