ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А что потом?..

Выяснив на практике, что принцип корабль/капитан работает, инженеры Блока Дато направят силу своего интеллекта-и, разумеется, интеллектов капитанов – на создание целого флота подобных судов. Суперфлот, состоящий из структуры, в основе которой лежит разум плюс машина, даст Президиуму преимущество над его постоянными врагами. Когда это произойдет, у Каджика появится возможность общаться с себе подобными – Такая перспектива радовала Каджика.

Впрочем, тут же возникала и весьма неприятная мысль.

Наука не стоит на месте. Он будет оставаться на службе у Президиума ровно до тех пор, пока приносит пользу. Что произойдет, когда появятся новые, более продвинутые технологии? Рутинные миссии? Торговые перевозки? Или ещё того хуже – гражданский флот? Его тело находится в капсуле, поддерживающей его жизнь, значит, она может быть продлена практически до бесконечности – не без специальных затрат, разумеется, – но захочет ли кто-нибудь тратить на это силы и средства? У него нет тела – пусть и не в прямом смысле слова, – следовательно, он ничто без своего корабля. Сколько ещё пройдет времени, прежде чем высшее командование пожелает назначить на «Ану Верейн» нового капитана?

Неожиданно ощущение одержанной победы испарилось.

Каджик прекрасно понимал, что является всего лишь инструментом. А проблема с разумными инструментами состоит в том, что им нельзя доверять, как и любому обычному Человеку, Именно потому, что им можно манипулировать, его жизнью всегда будут управлять приказы и приоритеты, чувство долга и сомнения в себе и своей компетентности. Он никогда не познает свободы – до самой смерти.

На корабле раздался сигнал тревоги – желтый, – предупреждающий команду о том, что судно в самом ближайшем времени совершит прыжок. В мозгу Каджика снова зазвучало настойчивое напоминание о долге и обязанностях, которыми он в последние несколько часов совсем не уделял внимания.

Вздохнув с облегчением, он приостановил обследование «муравейника» и отправил свое голо графическое изображение на капитанский мостик.

Маккайв, выглядевшая усталой, уже его ждала. Похоже, она работала не менее напряженно, чем он сам.

– Сколько, Аталиа?

– Десять минут, сэр.

– Есть какие-нибудь проблемы?

– Никаких, сэр. Корабль и экипаж в отличном состоянии.

– Прекрасно.

Каджик улыбнулся; несмотря на сомнения, которые его так и не оставили, он немного успокоился. Он больше не думал, что историю с «привидением» устроила она. Маккайв не меньше него озабочена случившимся, она потратила много сил на то, чтобы исправить положение. Если команда наконец успокоилась и забыла о странных происшествиях, что бы там их ни вызвало, в этом есть и её заслуга.

Впрочем, проблема задней двери и аварийного рубильника по-прежнему осталась нерешенной, но он был готов признать, что и там она выполняла долг – причем справилась со своими обязанностями превосходно. Возможно, даже слишком хорошо.

– «Паладин» и «Солдат Ирландии» отправятся на базу Жубетка первыми, – сказал он. – С целью предотвращения непредвиденных осложнений мы подождем пять минут, а потом последуем за ними. «Ландскнехт» – через две минуты после нас.

– Слушаюсь, сэр. – Маккайв отсалютовала ему и отвернулась.

На главном экране появилось четыре зеленых пятнышка – его отряд, – которые медленно приближались к отправной точке. Каджик молча наблюдал за ними, позволив себе расслабиться и превратиться в наблюдателя. Пилоты и астронавигаторы боевых судов, даже таких новых, как «Ала Верейн», прекрасно справляются с гиперпространственными прыжками, совершаемыми с целью увеличения скорости. Его роль состояла в том, чтобы решать, когда и куда следует направиться кораблю; все остальное – векторы, координаты, искривление пространства – дело специалистов.

Конечно, если у него возникнет желание, он может связаться с главным компьютером корабля и, таким образом расширив свои возможности, принять участие в таинстве совершаемого прыжка. Однако иногда лучше просто наблюдать и восхищаться тем, что люди, обладающие самым обычным интеллектом, в состоянии подчинить себе могучие силы природы.

Пузыри сворачивающегося пространства поглотили два корабля, исказив световые лучи, проникающие сквозь них, и заставив погаснуть мерцающие вдалеке звезды. Энергетические следы, похожие на тонкие, колышущиеся на ветру волосы, скользили вдоль корпусов истребителей, обволакивая их призрачным сиянием.

На мгновение возникло ощущение, что рядом с «Аной Верейн» не осталось свободного места, – эхо сверхзвуковой скорости, с которой стартовали истребители, пронеслось сквозь время и столкнулось с настоящим, вызвав к жизни почти бесконечное число кораблей-призраков.

В тот момент, когда исчезли два корабля, в сознании Каджика прозвучал неожиданный сигнал. Охваченный предчувствием беды, он повернулся, чтобы посмотреть, что же произошло.

Сначала он почувствовал облегчение: все было в полном порядке; компьютеры закончили поиск, который он инициировал. Однако, просмотрев полученные результаты касательно «призрака», появившегося на борту корабля, Каджик испытал новый приступ беспокойства.

– «Паладин» и «Солдат Ирландии» успешно завершили прыжок, – сообщил офицер связи после анализа данных, полученных сенсорами «Аны Верейн».

Каджик рассеянно махнул рукой Маккайв, чтобы она взяла командование на себя.

– Начинаем отсчет, – проговорила Маккайв. – «Ана Верейн» совершит прыжок через четыре минуты.

– Все системы в полном порядке, командир, – доложила офицер-телеметрист.

– Хорошо.

Затем, по-видимому, почувствовав, что возникло какое-то непредвиденное осложнение, Маккайв подошла к помосту: – Капитан, что-нибудь не так?

– Не знаю. – Каджик активировал окно в своей голограмме, не обращая внимания на то, что оно появилось в самом центре его груди. – Вы узнаете это лицо?

Маккайв посмотрела на изображение, затем покачала головой: – Нет, сэр. А я должна?

– Думаю, не должны. Я по крайней мере его не узнал.

Маккайв подождала несколько секунд, а потом спросила: – Я не понимаю, сэр...

– Его зовут Адони Кейн. Точнее, звали. В соответствии с данными бортового компьютера он исчез две тысячи лет назад после того, как отдал приказ о нападении на гражданскую колонию. В результате погибло около четырех миллионов человек.

Маккайв ещё раз взглянула на картинку: – Прошу меня простить, но я все равно ничего не понимаю.

– Я сфотографировал его сегодня днем, в «муравейнике». – Голографическое изображение Каджика грустно улыбнулось. – У нас тут не просто призрак, а призрак высшего класса.

Его помощница довольно долго молчала, а затем неуверенно проговорила: – Понятно, сэр.

– Что с вами происходит? – Каджик наклонился к ней, приблизив портрет практически к лицу Маккайв. – Я нашел наше привидение! Я не знаю, что все это значит, но мы хотя бы разобрались, кто к нам пожаловал.

Маккайв нахмурилась, подняла на него глаза и ровным голосом поинтересовалась: – Какое привидение?

Каджик был так потрясен, что некоторое время не мог произнести ни слова. Он не знал, какой реакции ждал от своего заместителя, но, вне всякого сомнения, не такой. Капитан не предполагал, что она сделает вид, будто не понимает, о чем идет речь.

Однако, прежде чем он успел ей ответить, загорелся красный тревожный сигнал. «Ана Верейн» приготовилась совершить прыжок. Каджик вдруг испугался – что-то пошло не так.

Он повернулся к команде капитанского мостика.

– Нет... подождите

Возвращайтесь на базу Жубетка.

Отчаянно сражаясь с настойчивыми голосами, медленно, шаг за шагом, он внедрил свое сознание в программу корабля, пытаясь остановить прыжок.

– Мы не можем.

..приоритет «золото-один»...

Он опоздал.

«Ана Верейн» беззвучно разорвала ткань якорной точки и вошла в гиперпространство.

Что... происходит... со... мной?..

– Не сопротивляйся, – потребовал голос, прорвавшийся сквозь его боль.

73
{"b":"104272","o":1}