ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Конечно. Я же говорил, что в твоей истории что-то не так. Ящик предвидел, как будут развиваться события, и позаботился о том, чтобы ты получила шанс на спасение.

– А кто такой этот ваш Адони Кейн? – спросил Эбсенджер.

– Возмутительно! – вспылил Чейз. – Поверить невозможно в такую нелепицу! Мы обсуждаем вопросы безопасности Содружества с людьми...

– Успокойся, Оберон, – угрожающе проговорила Де Брайн.

Гейд с некоторым удовольствием наблюдал за короткой перепалкой, и Рош вдруг подумала, что он очень ловко натравливает их друг на друга. Эбсенджер, политик, у которого хорошо подвешен язык, Чейз – вспыльчивый реакционер, и Де Брайн, возможно, самая опасная из троих – умная, холодная, расчетливая.

– Адони Кейн – действующий солдат, у которого модифицирована генетическая структура, – пояснил Гейд так – спокойно, словно обсуждал погоду на завтра. – «Полночь» засекла сигнал радиомаяка его капсулы и подобрала её за восемь дней до прибытия на мир Сиакка. Корабельные врачи обследовали Кейна, но не успели сообщить о нем в Штаб.

Собранные ими данные плюс то, что удалось узнать нам в Порту Парвати, позволяет сделать очень интересные выводы.

Штаб Разведывательного управления исчез с экрана, а на его месте появилось трехмерное изображение Кейна, в нескольких местах сегментированное, чтобы можно было увидеть внутреннее строение органов. Внизу и по бокам экрана побежали строчки – скорость метаболизма, генетические данные, клеточное строение, состояние нервной системы...

Рош не верила своим глазам. Сведения, представленные им в штабе повстанцев, были совсем не такими подробными.

Каким образом Гейду удалось получить выводы медиков с «Полуночи», оставалось выше её понимания.

И тут она сообразила: снова работа Ящика. Хотя зачем он сохранил эти данные, а затем скрыл от повстанцев, она не знала. Однако в данный момент Кейн интересовал её гораздо больше, чем Ящик и его мотивы.

Теперь она поняла, в каких местах Кейн был подсоединен к капсуле и системе жизнеобеспечения – живот, горло и бедра, – круглые ранки зажили спустя несколько дней после того, как он покинул капсулу. Главный врач «Полуночи» сделал вывод – весьма робкий, – что Кейн вырос в капсуле и при помощи имплантированных «учителей» получил базовое знание языка и двигательные навыки. Учитывая состояние тканей и отсутствие следов воздействия радиации, которой он не мог не подвергаться, находясь в глубоком космосе, Кейну скорее всего около года; с точки зрения умственного развития, разумеется, существенно больше.

Очевидный вывод звучит следующим образом: хотя капсула дрейфовала по крайней мере год, прежде чем её нашли, время её обнаружения заранее и тщательно спланировано. Даже учитывая, что капсула представляет собой чрезвычайно сложную конструкцию, изученную только поверхностно медиками «Полуночи», человеческие ткани не могут оставаться неповрежденными дольше, чем месяц или два.

Следовательно, Кейн не жертва неизвестной трагедии и не случайно оказался в капсуле, дрейфовавшей в открытом космосе, дожидаясь, когда его спасут. Он создан с определенной целью кем-то, кто хотел, чтобы его нашли. Сейчас. Единственный вопрос, на который не было отпета, заключался вот в чем: как долго находилась капсула в космосе, прежде чем он появился на свет?

Казалось, никто в комнате не намерен задать очевидный вопрос – тот самый, на который Рош хотела получить ответ ещё на Сиакке. Поэтому она спросила: – Зачем?

Ее удивил ответ Де Брайн.

– Чтобы очистить Содружество и его соседей от Древней касты, разумеется. Чтобы отомстить потомкам людей, уничтоживших создателей существ вроде Адони Кейна. Он является клоном Солнечного вундеркинда, даром Движения Во Славу Солнца.

– Еще один? – побледнев, выдохнул Чейз.

– Такая возможность всегда существовала, – мрачно проговорил Эбсенджер.

– Может быть, кто-нибудь из вас объяснит мне, о чем вы говорите? – попросила Рош.

Эбсенджер тяжело вздохнул и развел руки в стороны: – Двадцать пять дней назад точно такая же капсула, в которой тоже находился один пассажир, обнаружена неподалеку от одной из наших систем курьерским кораблем «Рассвет». Капитан успела сообщить о своей находке, но не более того. Прежде чем она смогла представить нам подробный отчет, связь с кораблем прервалась и он исчез. Два дня спустя «Рассвет» появился снова и передал сигнал бедствия.

Старший офицер ближайшей военной базы отправил навстречу «Рассвету» буксир и поставил его в ремонтный док.

Практически сразу мы получили сбивчивые сообщения о том, что на базу кто-то напал, но вскоре и они прекратились. К тому времени, когда Армада выслала батальон, чтобы разобраться с тем, что там происходит, вся система была охвачена пламенем.

– Про это ничего не говорится в Сети РИ, – сказала Рош.

– Вы скрыли информацию, – сказал Гейд, обращаясь к Де Брайн. – Вы сделали все, чтобы никто не прослышал о, возможно, самой страшной опасности, которая грозит Содружеству.

– Мы не знали, что случилось, – запротестовала Де Брайн. – Причиной гибели системы могло быть все, что угодно: восстание, болезнь, война. У нас не было никакой возможности выяснить наверняка. Но нам пришлось установить карантин, чтобы предотвратить новые жертвы.

– Палазийская система, – проговорила Рош, наконец сообразив, о чем идет речь.

Эбсенджер кивнул: – Только после прибытия батальона мы поняли, что какой-то воин с модифицированной генетической структурой в одиночку захватил «Рассвет», а потом разгромил систему.

– Какая часть батальона вернулась на базу? – спросил Гейд.

Де Брайн поморщилась: – Из двадцати кораблей спастись удалось одному. Судя по снимкам, которые он доставил, от системы практически ничего не осталось. А теперь... – Она безнадежно пожала плечами. – Кто знает?

– Вы утверждаете, будто один человек смог сотворить такое? – удивленно переспросила Рош.

– Речь идет не о человеке, коммандер, – поправил её Эбсенджер. – Мы имеем дело с генетически измененной, точнее, усиленной структурой – нам пришлось столкнуться с Вундеркиндом, который способен на все.

– А теперь их стало двое, – сказал Чейз, ещё сильнее побледнев.

– Вы полагаете, Кейн... – Она замолчала на полуслове, глядя на изображение, застывшее на экране. – Я не верю.

– Чему не верите, коммандер? – поинтересовалась Де Брайн. – Что он способен причинить такие разрушения или что станет это делать?

Рош покачала головой: – Думаю, и то и другое.

– Морган, – вмешался Гейд, – ты же видела, как Кейн сражается с противником. А теперь представь его на корабле.

Или, например, такую ситуацию – Кейну удалось захватить крупный арсенал... Подумай, чем это может грозить. Если Вундеркинд в Палазийской системе обладает таким же потенциалом, что и Кейн... Мне совсем не трудно поверить, что он способен доставить нам серьезные неприятности.

– В таком случае получается, что он дрейфовал в космосе около трех тысяч лет

– Не он – его капсула. – Эбсенджер явно не испытывал никакого удовольствия, поправляя Рош. – Он не мог появиться из. какого-нибудь другого места. Только инженеры Движения Во Славу Солнца были а состоянии создавать клоны практически непобедимых воинов. Исходя из наших данных, командира флота звали Адони Кейн. Именно он отдал приказ, об уничтожении базы. А теперь они отомстили своим врагам; пусть и задним числом, но все равно отомстили.

– Блудный сын, вернулся; – пробормотал, Чейз.

Эбсенджер наклонился вперед.

– Однако Кейн помог Ящику, верно?

– И Рош, – добавил Гейд, повернувшись к офицеру связи. – В особенности Рош, уж не знаю, по какой, причине.

– Выглядит не очень правдоподобно, – задумчиво произнес Эбсенджер. – Возможно,. Кейн и Вундеркинд из. Палазийской системы отличаются, друг от друга. Вы сказали, что капсула Кейна передавала какой-то сигнал, в то время: как первая...

– Нет, – перебил его Гейд; – Я сказал, что маяк привел к ней «Полночь».

Де Брайн нахмурилась: – По-моему, это одно и тоже.

77
{"b":"104272","o":1}