ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А мы тем временем займемся своими делами. Даже на полной тяге у нас уйдет день или два, чтобы добраться до станции.

– Если только она не переместилась, – заметил Гейд.

– Да, но тут от нас ничего не зависит – сейчас нам все равно это неизвестно.

– Очень хорошо, Морган Рош. – Унидофандр с заостренным концом слегка подпрыгивал в слабом тяготении; кое-кто из сборщиков уже начал перемещаться. – Мы будем держать вас в курсе наших дел.

Серебристая капля унидофандра аудитора Бирн покинула пещеру одной из последних. Рош подождала, пока все сборщики разлетятся, и собралась включить двигатель своего скафандра. Однако в последний момент она заметила Ярроу, чей черный унидофандр практически сливался с беззвездным небом.

Рош показалось, что таинственный сборщик наблюдает за ней, и ей стало не по себе. Зачем Ярроу ее спас, если он не тот, за кого себя выдает? До сих пор он не совершил ничего подозрительного, если не считать упорного молчания.

Несколько томительных минут она смотрела на него, но, когда стало ясно, что он не собирается двигаться с места, отвернулась и потянула привязанный тросом скафандр Дисисто за собой. Когда она оглянулась, черный унидофандр Ярроу исчез в одной из лунных шахт.

***

– Ящик...

– Не нужно, Морган, я все слышал.

Рош не стала задавать вопрос: как?. Хотя ей очень хотелось. Сейчас не время. Она находилась внутри одной из двух Крошечных кают «Рассвета», за закрытой дверью. Дисисто и Мавалина она оставила на капитанском мостике, предварительно заблокировав все панели управления и дверь. Гейд устроился в соседней каюте. Бывший наемник, который не спал несколько дней, выглядел ужасно после кворума и не стал спорить, когда Рош отправила его отдыхать.

– Насколько наши планы совпадают с твоими?

– Очень во многом. Я считаю, что мне следует покинуть свое убежище через двадцать четыре часа. Объясним мое слишком раннее появление, сообщив часть правды – что я прятался и фальсифицировал точное время прибытия, чтобы меня не могли найти. К этому моменту мы должны быть готовы к сражению.

– В каком состоянии корабль? Нагрузка на двигатели для полетов внутри системы была слишком велика.

– Ури старался их беречь, кроме того, у них удачная конструкция.

Рош улыбнулась:

–  – Могу я с ним поговорить?

– Извини, Морган, он отдыхает. Как только Ури проснется, я передам, что ты о нем справлялась.

– Спасибо, Ящик.

– Я предлагаю не сообщать, где находится «Ана Верейн», до тех пор, пока мы не подойдем совсем близко. Так нас будет значительно труднее перехватить.

Рош обдумала предложение Ящика. При таком раскладе им придется производить стыковку «Рассвета» с «Мародером» на высокой скорости – а это и при обычных обстоятельствах очень сложный маневр.

– Ты уверен, что поступаешь правильно? Твои предосторожности выглядит чрезмерными...

– Лучше так, чем попасть в ловушку, – ответил Ящик, повторяя мысли Рош.

– Пожалуй, ты прав, – с некоторым сомнением проговорила она. – Ты уже подумал о том, что мы станем делать после того, как освободим Майи и Кейна, – куда направимся?

– Я полагаю, что сначала нужно ознакомиться с информацией, которая есть у Руфо, а после этого принимать решения.

– А тебе не кажется, что лучше все заранее спланировать?

Если удастся избежать встречи с эсминцем кеш и вырваться из блокады, возможно, нам будет некогда особенно раздумывать...

– Я понимаю, что ты имеешь в виду, Морган, – прервал ее Ящик. – Однако я считаю, что сейчас следует проявить терпение. Не нужно забывать, что у нас нет ясной цели.

– Да, мне уже приходила в голову эта мысль, – устало согласилась Рош. – Подбодри меня. Ящик. Скажи, что нам по силам решить поставленную задачу.

– Я ничего не могу обещать, Морган. Слишком многое зависит от случайных факторов.

– А какова вероятность успеха?

– Извини, Морган. Я бы предпочел, чтобы вы шли в бой, рассчитывая на победу.

Рош вздохнула и отключила линию связи. Она полежала на койке, но уже через несколько минут поняла, что не сможет заснуть. Она встала и направилась на капитанский мостик, чтобы изучить показания коммуникационных дисплеев – Гейд сказал, что они ни разу не зафиксировали никаких входящих сигналов от Ящика.

Как и прежде, приборы показали, что за время ее беседы с Ящиком корабль не принял никаких сигналов, кодированных или нет, да и с его борта никаких передач не велось. Единственное, на что она обратила внимание, был короткий импульс, продолжавшийся одну или две секунды, вскоре после окончания последнего разговора. Он ушел с корабля куда-то внутрь системы.

Рош не знала, как трактовать происходящее. Может быть, Ящик загрузил в бортовой компьютер часть себя, которая передавала их разговор к основному сознанию единым кратким импульсом уже после того, как беседа закончена. Разумное объяснение: не следует забывать, что Ящик является маленькой частичкой Высшего человека. Вне всякого сомнения, процесс деления может быть повторен на новом уровне. Однако Рош сомневалась, что в памяти катера хватило бы места для такого сложного ИИ, как Ящик. Он утверждает, что «Ана Верейн» прячется за Какаматом, но импульс умчался совсем в другую сторону – хотя нельзя исключать, что сигнал прошел через транслятор.

– Не думаю, что в этом есть необходимость, Морган.

На сей раз голос, прозвучавший у нее в голове, не удивил Рош. Она предполагала, что ее действия заставят Ящик вмешаться.

– А что, по-твоему, я собираюсь сделать, Ящик?

– Я полагаю, что ты пытаешься понять, как я вхожу с тобой в контакт.

– Вполне возможно. Или меня тревожит предположение о том, что на борту катера появился жучок, который посылает информацию на «Четвертый Галин». – Она улыбнулась. – Как ты думаешь, такое более вероятно, чем заподозрить тебя в тайных махинациях? Ты ни разу об этом не заговорил, значит, у тебя есть некий план.

Ящик некоторое время молчал. Не слишком долго, но Рош этого хватило.

– Уверяю тебя, Морган, я ничего такого делать не собираюсь.

– Тогда почему бы тебе не сообщить о своих намерениях?

– Я еще не готов их обсуждать. Очень скоро ты все узнаешь.

Она нахмурилась.

– А почему не сейчас?

– Еще не время.

– Все в порядке?

Рош вздрогнула, услышав голос, который звучал вне ее головы. Она обернулась и увидела Дисисто, который сидел в скафандре со снятым шлемом. Рядом, как кукла со сломанной спиной, болтался потерявший сознание Мавалин.

– Я думала, ты спишь, – сказала она.

– Только не я. Слишком много времени пришлось провести в темноте. – Когда он понял, что Рош не собирается отвечать на его выпад, Дисисто добавил:

– Я вижу, вы не намерены предоставить мне хоть какую-то свободу движений?

У меня ужасно чешется нос.

Рош послала мысленную команду, разрешавшую ему двигать руками, но не позволявшую покинуть кресло, в котором он сидел.

– Теперь лучше?

Дисисто пошевелил руками.

– Намного. Благодарю.

– Ты считаешь, что я обращаюсь с тобой слишком жестоко?

Он покачал головой.

– Пожалуй, нет, – ответил Дисисто. – Мне повезло, что я до сих пор жив. Ваши товарищи меня уже давно бы пристрелили.

Рош улыбнулась, хотя знала, что Дисисто не шутит.

– Мне кажется, ты несколько преувеличиваешь.

Он не опустил глаз.

– Возможно. Однако они не слишком хорошо относятся к пленникам, которые не хотят сотрудничать.

Наступило молчание, которое прервала Рош:

– Знаешь, а ты все еще можешь мне помочь.

Он тяжело вздохнул.

– Я уже говорил и готов повторить тысячу раз: я не стану вам помогать атаковать шефа...

– А я и не прошу, – перебила его Рош. – Я лишь хочу знать, что он здесь делает, вот и все. Как и ты. От тебя мне нужно только одно: ответ на простой вопрос.

Дисисто провел рукой по небритому лицу.

– Я не могу ответить и не оказать вам помощь в других аспектах.

– Ты можешь стать посредником, – продолжала убеждать его Рош. – Руфо, Шак'ни и ребята из Кеш захотят прикончить нас, когда мы вернемся. Лично я предпочла бы сражению переговоры – а они могли бы выслушать тебя, если ты согласишься на роль посредника. Если Руфо отдаст информацию, которая нам необходима – вместе с Майи и Кей – ном, – мы оставим его в покое. Проклятие, мы даже можем, забрать его из системы, если он захочет. Я уверена, что ему не нравится зависеть в этом вопросе от капризов кеш.

63
{"b":"104273","o":1}