ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Скажи ему... – Рош задумалась на мгновение. – Скажи ему, пусть будет готов – на всякий случай.

– Вам не причинят вреда, – начал уговаривать ее Квер. – Даю честное слово. Это не ловушка.

– Ты нас здесь запер! – выкрикнула Рош, которая не могла справиться с яростью. – И разорвал связь с кораблем. Как; это, по-твоему, называется?

– Возможность, – проговорил Квер, чувствуя, как пистолет вжимается в щеку. – Возможность поговорить.

– Мне-с тобой разговаривать не о чем. Выпусти нас отсюда.

– Вы же видите, я не вооружен. Неужели вы не можете по крайней мере убрать пистолет? Пожалуйста.

– А откуда мне знать, что снаружи нас не поджидают солдаты?

– Вы этого знать не можете, – проговорил он. – Но даю вам слово, там никого нет.

Рош насмешливо фыркнула.

– А почему я должна верить твоим заверениям?

– Не будьте дурой, Рош, – рассердился вдруг человечек. – Подумайте хорошенько! Правительница не станет тратить время на подобные глупости.

– В отличие от тебя, – заявила Рош.

– Такая вероятность существует, – сказал он. – Если бы я находился в отчаянном положении, то мог бы предпринять что-нибудь подобное. Я снова прошу вас, пожалуйста, выслушайте меня. Если вас отрезали от вашего корабля, значит, я поступил правильно, когда привел вас сюда.

– Что? Почему? – ничего не понимая, пробормотала Рош.

– Здесь абсолютно безопасно, – пояснил Квер. – С точки зрения электроники. Никто не может проникнуть внутрь или выйти из помещения. Как только дверь закрылась, мы оказались отрезаны от внешнего мира.

– А почему это так важно?

Квер смотрел на Рош несколько мгновений, и она вдруг поняла, что он в отчаянии.

– Потому что на самом деле меня зовут Атул Ансуриан, – ответил он. – Мне нужна ваша помощь. Без нее моя дочь и, вполне возможно, все жители станции погибнут.

Глава 7

Станция «Форпост»

955.1.32

0150

Рош еще немного подержала маленького человечка перед собой, заглядывая ему в глаза и стараясь понять, не лжет ли он.

Решив, что он говорит правду, она едва слышно произнесла:

– Но вы же умерли!

– Мне пришлось разыграть комедию, – извинился он. – Я должен был исчезнуть, чтобы остаться в живых. Иначе, весьма вероятно, я с вами сейчас не разговаривал бы.

– Но Пасекка...

– Ничего не знает, – резко перебил он ее. – Для Пасекки я всего лишь еще один безликий служащий, которым она командует. Пусть и дальше так думает. У нее мало мозгов, а я не могу доверить правду такому человеку – ее мысли слишком легко прочитать.

Рош вспомнила, как Майи описала Пасекку – прозрачная.

Квер – нет, Ансуриан – если ему можно верить, по крайней мере в этом отношении говорит правду – А откуда мне знать, что вы меня не обманываете? – спросила она.

– Я не прошу вас мне верить, – ответил он. – Просто выслушайте.

– Зачем? – поинтересовалась Рош.

– Я думаю, мы в силах помочь друг другу, – сказал Ансуриан. – В лучшем случае у меня есть несколько дней – потом правда выйдет наружу. А как только это произойдет, мы оба – моя дочь и я – можем погибнуть.

Рош охватило любопытство.

– Но если ваша дочь должна умереть за то, что убила вас, почему бы не признаться, что вы живы? Тогда ее освободят.

– Все не так просто.

Ансуриан подошел к столу в зале для совещаний и уселся на один из стульев.

– Прошу вас. – Он жестом пригласил Рош и Майи садиться на стулья напротив него.

Рош посмотрела на девушку, которая по-прежнему была сосредоточена.

– Майи?

– Ничего не могу узнать. Но снаружи нас действительно никто не поджидает. Складывается впечатление, что никому здесь вообще нет до нас дела.

– Хорошо. Скажи нашим, пусть сидят тихо. Я хочу понять, что здесь происходит.

Рош уселась за широкий деревянный стол напротив Ансуриана. Стул с низкой спинкой заскрипел под ее весом, но выдержал. Майи устроилась неподалеку.

– Вне всякого сомнения, вы слышали официальную версию случившегося, – сказал Ансуриан.

– Что ваша дочь убила вас пару дней назад, а затем сдалась властям? – спросила Рош. – Да, слышали.

Ансуриан кивнул, на лице его застыло серьезное выражение.

– Дело закрыли, не успев открыть, – проговорил он. – У Службы безопасности есть тело и преступник, и никаких свидетельств того, что произошло нечто необычное. Если не считать, что мою дочь обвинят в убийстве собственного отца, если я буду продолжать делать вид, что умер. Но совершенно очевидно, что я этого сделать не могу. В ближайшие дни обман раскроется, и моей дочери придется рассказать правду.

Рош по-прежнему не понимала, какое отношение она имеет к происходящему.

– И что дальше?

– Правовых прецедентов подобной ситуации не существует, – пожав плечами, заявил Ансуриан. – Дело в том, что наши традиции продолжения рода несколько отличаются от общепринятых. Вэкс имеют не двоих родителей, как большинство каст. У нас всего один родитель, он создает ребенка, комбинируя свой генетический код с другим, иногда выбранным случайным образом. Ребенок всегда противоположного пола, чем его родитель, он созревает искусственно, а потом передается родителю, который в одиночку о нем заботится. У нас всегда один ребенок. Надеюсь, вы понимаете, что связь между отцом и дочерью, а также матерью и сыном очень сильна?

– И потому убийство одного другим считается самым страшным преступлением, которое только можно себе представить, – догадалась Рош.

– Самым чудовищным на свете, – подтвердил Ансуриан. – Единственным адекватным наказанием может быть только смерть. Не важно, кто убит – ребенок или родитель, – последствия всегда одинаковы. Прерываются две жизни. И длинная линия потомков, следующих один за другим.

Рош прекрасно понимала, о чем он говорит, но все равно никак не могла взять в толк, при чем тут она.

– Вы сказали, что у Службы безопасности имеется тело, – прервала она Ансуриана. – Вы себя клонировали и предоставили им клона?

На лице Ансуриана появилось искреннее негодование и одновременно отвращение.

– Нет, разумеется! – сказал он. Заметив смущение Рош, Ансуриан сделал глубокий вдох и медленно продолжал:

– Пожалуйста, поймите, мне сейчас очень трудно. При нормальных обстоятельствах я веду замкнутый образ жизни и чувствую себя неловко, когда оказываюсь рядом с другими людьми. В мои комнаты может входить и знает мое лицо только один человек – моя дочь Альта. Еще два дня назад она жила вместе со мной в тщательно охраняемом крыле станции, неподалеку от апартаментов правительницы.

– Альта жила с вами?

– Да, и продолжала бы жить до самой моей смерти со своим сыном – естественно, если бы решила его зачать. Однако она гораздо общительнее меня. И хотя Альта уважает образ жизни, который я для себя избрал, она не испытывает необходимости находиться в изоляции от остальных людей. Она работает – точнее, работала – в Отделе логистики и руководила распределением ресурсов, которые через нашу станцию поступают к тем, кто в них особенно нуждается. Возможно, она проявила излишнее легкомыслие, посчитав, что ситуация не настолько опасна, и не поверив объективным данным. Складывается впечатление, что в данном вопросе я оказался прав. Но не вызывает сомнений тот факт, что, если бы Альта не отправилась по своим делам и не вернулась тогда, когда вернулась, она умерла бы вместе со мной, или я умер бы один.

Рош внимательно слушала рассказ Ансуриана. Но все равно никак не могла понять сложностей отношений вэксов. Они находят себе любовников вне семьи или инцест является здесь нормой? Впрочем, сейчас это не имело никакого значения.

– Две ночи назад, – продолжал Ансуриан, – Альта вернулась домой поздно. Она зашла, чтобы пожелать мне спокойной ночи, и обнаружила, что я сплю, а в комнате, кроме меня, находится еще один человек. Альта говорит, что он собирался дать мне яд, который убил бы меня за несколько секунд. И не оставил никаких следов. – Ансуриан немного помолчал, прежде чем продолжить. – Альта – профессиональный воин, Рош.

28
{"b":"104274","o":1}