ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я тебя одну никуда не пущу! Чтоб сложила голову зазря?

— С чего ты взял, что сложу? — в моем голосе проскочило недовольство.

— Если здесь до тебя добрались, то и в походе доберутся. Я иду с тобой, и только попробуй вякни что в протест!

— Если тебя убьют, то я тут ни при чем! — предпочитаю сразу отпереться.

Тоаль улыбнулся.

— Пусть попробуют. Давненько мы с тобой в паре не колобродили.

— Давно… — я глянула на часы — четыре утра — зевнула и потянулась. — Спать все равно хочу. И адреналин не спасает. Долго там криминалисты шарить будут?

— Нет, им всего минут десять надо. Там мало что собрать осталось, но почистить не помешает, — Инк затушил окурок и закурил следующую. Взял пачку, вдумчиво прочел название. — Как ты эту крепость куришь?

— В армии и не тому научишься.

— Пить, курить и ругаться матом я научился одновременно, — усмехнулся Тоаль. — Почти цитата.

— Точная до тошноты.

— Ты еще скажи, что и травку там попробовала.

— Не. Травку я попробовала не там.

— И то хлеб… И как?

— Хреново! Дрянь редкостная! Так плющит потом.

— Только наркомана нам и не хватает.

Мы замолчали. По чайнику что-то бухнуло. Тоаль вздрогнул, огляделся.

— А, ну да, кофе…

— Будешь? — поздновато во мне проснулось чувство хозяйки.

— Нет.

Чайник обиженно выдохнул облако пара.

— Арчи…

— Прости…

В коридоре кто-то появился. Никак закончили?

— Разрешите? — в косяк поскребся один из криминалистов.

— Да.

— Мы закончили, — парень был взъерошенным. — Посмотрите?

— Да, — я поднялась, туша окурок.

Чего мне стоило эти метры до спальни пройти спокойно и неторопливо. Не хотела я туда входить. Вообще! Но пришлось… В комнате было чисто. Ребята из лаборатории уже упаковывали свои инструменты.

— Здравия желаю, Химера! — руководитель этих «мусоросборщиков», Патрик Чекко, жизнерадостно улыбнулся и протянул руку. — Давненько ты так не влипала.

— Привет, — я ответила на рукопожатие. — Влипала, но без вас и не дома. Все собрали?

— Да. Осмотри только, вдруг что забрать надо.

Я огляделась. Злость и ненависть такой силы без последствий не проходят. Если телефон, то… техника. Где пульт от телека валялся? Обнаружив пульт в кресле, я щелкнула по первой попавшейся кнопке. По вспыхнувшему экрану мгновенно «потекли» кроваво-красные буквы «УМРИ!»

Красиво так, с разводами.

Чего и следовало ожидать… Телевизору кранты! А ведь он почти новый!

— На вынос, — скомандовал Тоаль, маячивший где-то за моей спиной. — Ноут здесь?

Оставив вопрос без ответа, я просто вытащила комп из ящика под телевизором и открыла.

Включение.

Экран загрузки проскочил очень быстро. Привычное меню, привычные картинки. Все в норме.

— Чисто, — кивнул Чекко и заметно расслабился. — Защита наша?

— Да, зеровская, — я закрыла ноут. Что еще может быть повреждено? Больше техники в спальне у меня нет. Плеер в куртке остался, очки там же… Если вспомнить, что с работы я пришла часов в одиннадцать вечера, то неудивительно, что все осталось в прихожей. Я лентяйка та еще. Особенно, если спать хочу.

Какие вещи, дорогие мне, могло повредить?

Фото!

Я резко обернулась — Шон! — в два шага преодолела расстояние до комода, сорвала черный платок и подняла фотографию, лежавшую изображением вниз. Мощно меня кто-то ненавидит — стекло рамки треснуло, но само фото целое… Мои пальцы скользнули по трещине и, словно отвечая, по стене пробежала огненная вязь древнего языка. Только для меня.

Чур! Чур!

Тоаль скривился и по-звериному быстро осмотрел комнату. Он не видел, он чувствовал…

Вампиры подлежат уничтожению!

Сердце пропустило удар. Боль прошлась по телу, я пошатнулась, но устояла. Криминалист, оказавшийся рядом, подхватил под локоть, не давая шататься дальше.

Боль!

По нервам прошлась волна.

Вампир должен умереть, Ликвидатор! Помни!

Я эту боль знаю…

Это твой Мастер!

Мой Мастер? Я не вампир. У меня нет Мастера. Правда, есть три метки…

Ты должна убить этого Мастера.

Убить? Если меня не трогают, то просто так убивать — с этим не ко мне.

Тогда она убьет тебя.

Она? Кто она?

Подумай.

Нэд?

Да.

И непонятно как он так умудрился говорить со мной. Это не телепатия даже. Так, стоп, потом выясню что за фигня. На повестке часа вопрос — кто она? Кто из вампирш так сильно жаждет моей смерти? Мистана? Вряд ли. Расстались мы с ней вполне мирно, да и не потянет она. Ей всего шестьсот с хвостиком, некромантить она не может. Значит, отпадает.

Боль стихла так же резко, как и появилась.

Кто еще из клыкастых женского пола может меня не любить? Я больше и не знаю никого, хотя…

Дэниза…

Кроме нее больше некому. Что я ей сделала? Ответ прост — посягнула на ее «собственность». Тимура… Такая уверенность, практически обрушившаяся «лавиной» всегда вредила при нашей работе, но сейчас я была уверена — не ошиблась. Это она!

— Я убью ее! — угроза вырвалась машинально. Я оттолкнула руку Чекко и, вернув фотографию на место, прикрыла ее черным платком. Глаза видели лишь вязь проклятия. Поймать бы эту ускользающую боль «за хвост». По этой ниточке можно вытащить…

— Кого? — Тоаль озадаченно переглянулся с криминалистом. — Стас, ты в порядке?

— Дэнизу! Тим был прав, она жива, — я проигнорировала вопрос о самочувствии. — «Зацепить» не могу! Тварь!

Инк помолчал, потом поинтересовался: — Сколько тебе нужно на сборы? Поехали в офис. Если ты права, то кое-кто влип по полной. Ты — тем более.

— Я еще не влипла, а вот Тим… — чувства медленно приходили в норму.

Коллега покачал головой:

— Он пока не возвращался.

— Твою ж налево! Минут пятнадцать хватит! — и я метнулась в ванную. Хорошо когда есть привычка оставлять вещи в ванной. Так как живу я в гордом одиночестве, то одежду частенько оставляю (угу, бросаю, и только благодаря Арчи она всегда в порядке) в ванной. При экстренных сборах — очень кстати. Который раз в этом убеждаюсь… Когда я вышла из ванной, на ходу заплетая косу, в квартире был только Тоаль. Он сидел на кухне и отрешенно смотрел за окно. На мои шаги коллега обернулся: — Технику потом заказывать будешь. По возвращении.

— Арчи… — Сотовый отправился в карман, любимый пистолет — за пояс.

— Хозяйка, не могу. Задело слегка.

— Слегка?

— Не волнуйся. Оклемаюсь.

— Хорошо, — и уже вслух произнесла: — Пошли?

Тоаль кивнул и плавно поднялся, начиная опускать рукава обратно.

— Обуться не забудь.

— Я не совсем с ума еще сошла, — огрызнулась я, прикидывая какую обувь вообще… Хотя чего я мучаюсь? Кроссовки! Лучшая обувь на все времена. Шнуровать только приходится.

— Инш на месте?

— Проверим, — мужчина набросил куртку. — Готова?

— Да.

Он кивнул и открыл портал.

— Прошу.

Я молча шагнула первой… И вышла в тускло освещенном коридоре возле своего кабинета. Ну да, моя же «обитель» гораздо ближе к БигБоссовскому, нежели Инковская. Еще ближе телепортировать Инк не рискнул — чревато. У кабинета Кириллоша защита в несколько уровней. Есть шанс размазаться по пространству тонким слоем. Оно нам надо?

Мы переглянулись и, не сговариваясь, рванули до кабинета начальства, нарушая тишину офиса своим топотом. Затормозили только возле пустой приемной с открытой нараспашку дверью. Да и с чего бы там кому-то быть? Где вы в пять утра секретаря на рабочем месте обнаружите, если рабочий день у нее с девяти? Вот именно, что нигде. Дверь в сам кабинет была закрыта. Значит, Иншеан на месте… Присутствию БигБосса в такое время никто и никогда не удивлялся. Он у нас вообще существо малопредсказуемое и малопонятное. Появляется когда хочет и где хочет и исчезает так же. При всем этом в экстренных случаях не найти его просто невозможно. Хотя бывают и исключения из общего правила.

Мы вломились, даже не постучавшись: — Босс!

Кириллош оторвался от написания какого-то документа, посмотрел на часы, потом перевел насмешливый взгляд на нас.

60
{"b":"104277","o":1}