ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 41

Кольм направлялся во двор, чтобы дать распоряжения своим людям, когда на лестнице ему встретилась Габриела.

– Доброе утро, – сказала она. – Какой замечательный выдался день.

Кольм дождался, когда Габриела поравняется с ним. Он не мог отвести от нее восхищенных глаз. На Габриеле было платье благородного синего цвета, и Кольм залюбовался ею. Будь они женаты, он отнес бы ее наверх и уложил в постель.

Он не выдержит пять долгих месяцев. Возвратившись из похода, попросит священника благословить их союз. Когда он согласился взять ее в жены, Бродик предложил подождать со свадьбой шесть месяцев. Случись Габриеле понести в первую декаду, ни у кого не возникло бы сомнения по поводу отцовства. Но теперь у Кольма родилась новая идея на этот счет. Он-то наверняка будет знать, кто отец. А того, кто осмелится усомниться, он просто разрубит на куски, и дело с концом.

Он хотел прямо сейчас рассказать Габриеле о своих планах, но передумал.

– Лайам остается за старшего. Если возникнут проблемы, обращайся к нему, – сказал Кольм.

– Могу я спросить, куда вы направляетесь?

Вопрос удивил его. Ведь он посвятил ее в свои планы.

Неужели она забыла?

– На войну, Габриела.

У нее подогнулись колени.

– Прямо сейчас?

– А что в этом удивительного? Я же сказал тебе, что намерен сделать.

Она схватила его за руку:

– Вы сказали, что собираетесь убить Макенну.

– И непременно сделаю это.

– Но вы не готовы к войне. Нельзя просто так с бухты-барахты отправиться воевать.

– С чего ты взяла, что я не готов к войне?

– Сначала нужно объявить войну, – начала она. – Затем подготовиться. Изготовить оружие, уложить в повозки. Заготовить провиант, тоже уложить в повозки. Также уложить в повозки все необходимое, чтобы обеспечить человеческие условия.

Он сдержал улыбку и попросил:

– Расскажи-ка мне поподробнее о человеческих условиях.

Она принялась вспоминать, что брала знать, когда отправлялась в поход.

– Нужен прочный шатер, в шатре надо расстелить ковры, чтобы не ступать босым по сырой земле, когда идешь спать.

– Может, мне еще и кровать с собой захватить?

– Некоторые так и делают.

– А вино? Сколько бочек я должен взять?

– Столько, сколько сочтете необходимым, – ответила Габриела. – Есть определенные правила, Кольм. В цивилизованной войне…

– Война не может быть цивилизованной. Ты только что рассказала, как англичане готовятся к войне. Но я не англичанин.

– Но ведь готовиться все равно надо.

– У меня есть меч, лук и верный конь. Больше мне ничего не нужно.

– Тогда мне остается лишь молиться, чтобы война закончилась вашей победой прежде, чем вы проголодаетесь.

Она хотела уйти, но он привлек ее к себе и крепко поцеловал.

– Вы вернетесь ко мне? – спросила она.

– Вернусь.

Кольм ушел.

Кольм и его воины отсутствовали уже четыре дня, когда в его владениях появилась Джоанна.

Габриеле было небезынтересно встретиться с женщиной, на которой Кольм собирался жениться. Габриела твердо решила, что, как бы хороша ни была Джоанна, она не станет ревновать. Видно, Кольму она была небезразлична, раз он хотел взять ее в жены. Быть может, он даже любил ее.

Габриелу Кольм не любил. Жениться на ней его вынудили обязательства. Иначе он и не взглянул бы на нее.

А любит ли Кольма Джоанна? Можно ли его не любить? Он хорош собой, он смелый и сильный мужчина – защитник. Но что ей делать, если Джоанна любит его? Все равно она не будет ревновать.

Быть может, они даже станут подругами. Будут делиться женскими секретами.

Однако Габриеле понадобилось всего несколько минут общения, чтобы понять – подругами они не станут. Леди Джоанна оказалась стервой.

Фиона представила их друг другу. Джоанна была высокой, гораздо выше Габриелы, и худой. Формами не блистала, хотя было в ее красоте что-то классическое. Волосы до пояса, бледная кожа. Длинные ресницы прикрывали небесного цвета глаза. Она была хороша и знала себе цену.

– Джоанна, это леди Габриела, – сказала Фиона. – Я рассказала ей, что вы с вождем Макхью собирались обвенчаться, но отец против твоей воли выдал тебя за вождя Данбара.

– А ты рассказала леди Габриеле, что мой муж умер, теперь я свободна и могу выйти за Кольма? И я не упущу этой возможности.

Леди Джоанна не дождалась реакции, на которую рассчитывала. Габриелу так удивили ее слова, что она рассмеялась.

– Чего смеешься? – разозлилась Джоанна. – Я не сказала ничего смешного.

– Я бы выразила свои соболезнования по поводу кончины вашего супруга, но, похоже, вы уже сняли траур.

Джоанна взбеленилась:

– Я все о тебе знаю.

– Как ни странно, я о вас ничего не знаю.

– Неудивительно, я же не уличная девка.

Габриела лишь пожала плечами, что еще больше разозлило Джоанну.

– Кольм не возьмет в жены шлюху, так что у тебя нет шансов.

Габриела понимала, что Джоанна нарывается на скандал.

– Желаю вам хорошо погостить, – сказала она и ушла. Той ночью Габриела долго не могла уснуть. Она лежала, откинув одеяло, и думала о словах Джоанны.

Однажды, когда она станет женой Кольма, непременно расскажет ему, от какой страшной участи она его спасла.

Глава 42

Война не была цивилизованной. Она была кровавой и тяжелой.

Макхью не собирался нападать внезапно. Он сделал все, чтобы Макенна знал о его намерениях. Макхью пустил слух по соседним кланам, что идет мстить за брата.

Когда слух дошел до Макенны, он собрал войско, но не успел созвать союзников. Он поклялся, что нога Макхью не ступит на земли Макенны, и выдвинул войско вперед, чтобы нанести удар первым.

Макенна никогда не менял стратегии, полагая, что оправдавшая себя однажды схема будет работать от битвы к битве. Он будет нападать и отступать, раз за разом, волна за волной. Его воины были не так хорошо обучены, зато их было вдвое больше, и с каждой новой волной он будет бросать в бой свежие силы. У него было и еще одно преимущество: лучники. Когда воины Макхью будут спускаться с холмов в долины, преследуя врага, прятаться от стрел им будет негде. Даже если они дойдут до выхода из последней долины, лучники их добьют в упор.

Кольм рассчитывал на глупость Макенны.

Вождю Макенне и в голову не приходило, что враг может пересекать долины в темноте. Даже глупцы не станут скакать ночью. В темноте их лошади поломают ноги и сбросят седоков. Но Макхью не поехали верхом, они шли молча, ведя лошадей в поводу. К утру они зашли в тыл врагу. Они атаковали, вынудив воинов Макенны вступить в бой или бежать. Большинство бежали.

Выбив армию Макенны на открытое пространство, воины Макхью сражались как мечами, так и врукопашную и вскоре выиграли сражение, поскольку воины Макенны были трусливы, как и их вождь. Некоторые даже пытались прикрываться товарищами, будто щитами. Макхью прокалывал обоих мечом.

Кольм всегда первым бросался в бой, ведя за собой своих воинов. Макенна держался позади.

Тела покрывали долину, словно короста. Каждого мертвого воина из клана Макенны переворачивали в поисках вождя. Но его так и не нашли. Кольм стоял посреди поля битвы, с клинка капала кровь. Он негодовал – Макенне удалось уйти.

– Найдите его! – взревел он.

Замок Макенны захватили, деваться ему было некуда. Охота продолжалась.

Кольм нашел врага спустя три долгих дня. Он прятался, как последний трус, в гроте, неподалеку от скалы, выходившей на озеро Лох-Горнох. Два воина с обнаженными мечами защищали своего вождя.

Брейден соскочил с коня и встал рядом с Кольмом.

– Прочь с дороги, – приказал Кольм.

Воины бросили оружие и пустились наутек, спасая свои жизни.

Кольм занес над головой свой двуручный меч.

Последнее, что увидел Оуэн Макенна, – блеск клинка.

47
{"b":"104281","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вяжем в стиле Кофехаус спицами
Разделяя боль. Опыт психолога МЧС, который пригодится каждому
Девушки из бумаги и огня
Домашние уроки здоровья. Гимнастика без тренажеров. 50 незаменимых упражнений для дома и зала
Северное сияние
Туфелька для призрака
Бесконечный плей-лист Ника и Норы
Новые приключения Гомера Прайса. Сентербергские истории
Варвара-краса и Тёмный властелин