ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Женевьева неуверенно взяла «мужа» под руку, и они направились в гостиную. Она ощущала жар его тела и силу мускулов, и ей вдруг захотелось прижаться к нему покрепче, захотелось оказаться под защитой этого мужчины.

– Мистер Хамфри, рада вас видеть, – сказала Женевьева. – Позвольте представить вам моего мужа мистера Максвелла Блейка. Максвелл, это мистер Джеральд Хамфри, управляющий шотландским отделением Королевского банка.

Хейдон с удивлением смотрел на тщедушного человечка с тощими ножками и в слишком просторном для него сюртуке. Сразу над левым ухом мистера Хамфри проходил пробор, а его жидкие седые волосы были прилеплены к голове помадой. Чтобы встать с кресла, ему понадобилась палка. Когда же он поднимался, то так раскачивался, что казалось, вот-вот упадет на пол.

– Рад познакомиться. – Хейдон подошел к мистеру Хамфри с протянутой рукой, чтобы успеть подхватить древнего гнома, если тот не устоит на ногах.

Банкир ухватился за его руку довольно крепкими пальцами и проговорил:

– Я также, сэр. – Старые, но бдительные глазки-бусинки сверлили Хейдона. – Сэр, когда я услышал, что милейшая мисс Макфейл вышла замуж, я сказал себе: какой это, должно быть, прекрасный человек, если взвалил на себя такую ношу. Человек принципа. Благородный человек. И смею сказать, человек с немалыми средствами. Конечно, мисс Макфейл прелестная женщина, – поспешно добавил банкир и ласково улыбнулся Женевьеве. – Но надо быть замечательным человеком, чтобы увидеть красоту не только в ней, но и в детях. Сейчас их, кажется, уже шестеро, не так ли? А вы так молоды. – Он окинул Хейдона взглядом. – У вас впереди еще много лет. Женитьба, дети, деньги… – Банкир расплылся в улыбке. – Миссис Блейк, вам очень повезло, что вы нашли такого красавца, такого рыцаря, вот. Желаю вам и мистеру Блейку долгих и счастливых лет жизни.

– Спасибо, мистер Хамфри. – Женевьева попыталась улыбнуться, хотя визит управляющего не сулил ей ничего хорошего. Ведь этот визит мог означать только одно – проблемы с ее банковским счетом. Присев на диван, она спросила: – Не хотите ли чего-нибудь выпить, мистер Хамфри?

Старичок отмахнулся:

– Нет-нет, спасибо. Не хочу обременять новобрачных. Я только хотел принести свои поздравления и информировать вас и вашего мужа о небольших изменениях, касающихся вашего банковского счета. – Выразительно взглянув на Хейдона, он снова уселся в кресло.

– Изменения? А в чем они состоят?

– На вашем счете, к сожалению, ничего не осталось.

Женевьева с удивлением смотрела на управляющего:

– Но как же так? Этого не может быть… Я внесла значительную сумму всего две недели назад.

– Да, так оно и было, – согласился мистер Хамфри. Снова взглянув на Хейдона, он улыбнулся. – Видите ли, я занимаю должность управляющего банком, но стараюсь предлагать личные услуги отдельным клиентам, таким, как ваша очаровательная жена. Я знаю ее еще с того времени, когда она лежала в пеленках. Управлял счетами ее отца, упокой Господи его душу. Виконт Бринли был исключительно порядочным человеком и очень гордился своей крошкой…

– Простите, что перебиваю, мистер Хамфри, но что же случилось с моими деньгами? – спросила Женевьева, вцепившись в ручку дивана.

Мистер Хамфри нахмурил седые брови.

– Деньги? Ах да, деньги… Их пришлось снимать, чтобы платить по закладным, моя дорогая. Каждый раз понемногу, но в результате… – Он со смешком повернулся к Хейдону: – Я уверен, что вы меня понимаете, мистер Блейк.

– Но почему? – недоумевала Женевьева. – Вы ведь знали, что деньги отложены на текущие расходы на несколько месяцев вперед – так всегда поступают со вкладами. Почему же вы пользовались ими для платы по закладным?

Мистер Хамфри вздохнул.

– Увы, моя дорогая, решение принял не я. Я получил указание из Глазго. Следовало немедленно погасить ваши долги, вот так-то. Кажется, мы слишком долго игнорировали ваши долги по закладным, а они, как вам известно, заметно выросли за годы, прошедшие после того, как вы попросили прекратить дальнейшие выплаты. Я пытался объяснить им ситуацию. Говорил, что вы недавно обустроились и в дальнейшем выплаты возобновятся, но они с этим не посчитались. Сказали, что мое отношение к вам противоречит политике банка. – Управляющий в возмущении передернул плечами. – Представляете, я в банковском деле пятьдесят лет, а какой-то мальчишка будет учить меня банковской политике. Я считаю это оскорблением. – Старичок стукнул тростью об пол. – Будь у меня время, я бы призвал этого субъекта к ответу. Я бы ему сказал, что стал управлять банком в Инверари, когда он еще лежал в колыбели! И я не нуждаюсь в том, чтобы какой-то юнец учил меня вести дела!

У Женевьевы голова шла кругом.

– Но мы рассчитывали, что сможем прожить на эти деньги несколько месяцев, – пробормотала она. – Что же теперь делать?

Мистер Хамфри посмотрел на нее с некоторым удивлением.

– Как что? Попросить мужа пополнить счет, – заявил он с веселой улыбкой. – Сегодня же я открою для вас счет, мистер Блейк, и вы переведете на него определенную сумму. Тогда все разрешится наилучшим образом. А ваш счет мы закроем, дорогая. – Банкир взглянул на Женевьеву. – Вам больше не придется забивать свою очаровательную головку скучными финансовыми делами. Ведь это станет для вас облегчением, верно?

Покосившись на Женевьеву, Хейдон заметил, как она побледнела. Что же касается банкира… Его визит был вполне объясним. Конечно же, мистер Хамфри узнал, что его клиентка вышла замуж. И узнал, что муж гораздо старше ее, к тому же он человек состоятельный, если судить по внешности. А муж, разумеется, должен отвечать за долги жены, поэтому мистер Хамфри пришел к разумному выводу: пусть мистер Максвелл Блейк и заплатит. Вероятно, мистер Хамфри решил, что это очень удачный выход из положения, потому что Женевьева действительно прекратила выплаты по закладным.

– Скажите, о какой сумме идет речь? – с невозмутимым видом спросил Хейдон. Ни в коем случае не следовало показывать, что они с Женевьевой не могут сейчас заплатить.

– Простите, но в данный момент я не могу назвать точную цифру, – ответил мистер Хамфри. – Если вы завтра зайдете ко мне в банк, я, наверное, смогу назвать сумму.

– Может, хотя бы приблизительно?

Мистер Хамфри ненадолго задумался, потом пробормотал:

– Ежемесячные выплаты по закладной не делались примерно два года. Я записал эти фонды на счет миссис Блейк, и получилось двадцать два месяца. Плюс проценты, разумеется.

– Сколько? – настаивал Хейдон.

Мистер Хамфри в задумчивости поскреб подбородок.

– Значит, так… Дом был заложен еще при жизни виконта. Ваша жена приняла на себя его многочисленные долги и изредка выплачивала их вплоть до последнего года – тогда миссис Блейк пришла ко мне и спросила, нельзя ли на несколько месяцев отложить выплаты? Я, конечно, охотно пошел ей навстречу и сказал, чтобы она не беспокоилась о долгах до тех пор, пока не сможет по ним платить. Поверьте, я всегда стараюсь улаживать дела клиентов.

Хейдон уже едва сдерживался:

– Так сколько же?

– Я думаю, закладные сейчас составляют две тысячи… и несколько сот фунтов. А долги примерно четыреста пятьдесят фунтов.

Женевьева почувствовала, как грудь ее словно сдавило тисками. Сможет ли она когда-нибудь набрать такую огромную сумму?

– И какие условия предлагает банк? – осведомился Хейдон.

– Боюсь, долги следует выплатить немедленно. А в дальнейшем… Прошу прощения за строгость, которую банк счел необходимым применить в данном случае, но в дальнейшем первого числа каждого месяца вам придется платить по закладной. – Банкир вздохнул, как бы давая понять, что ему очень неприятно это говорить, и добавил: – Надеюсь, вы простите меня за крайне печальное сообщение, но из Глазго написали: если вы не покроете долги в течение тридцати дней, банк будет вынужден обратиться в суд и продать ваш дом, чтобы взыскать долги. Но теперь, конечно, в этом не будет необходимости, потому что у вас есть мистер Блейк и он возьмет на себя все заботы, – закончил Хамфри, просияв.

21
{"b":"104284","o":1}