ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вам не нравится?

У Эммы обмерло сердце. Она рассчитывала, что работодатель будет в восторге.

– Не в этом дело. – Мэтт наткнул кубик брокколи на вилку и стал наматывать на нее спагетти. – Просто я никогда не пробовал такого раньше. – Он улыбнулся ей, чтобы, как она надеялась, успокоить. Он нечасто улыбался, поэтому его улыбки была добрым знаком. – Это хорошо выглядит. По-настоящему красочно.

– Мы оставили место для Рут. – Разумеется, оно пустовало. – Думаю, я отпугнула ее надолго.

– Она обычно не появляется здесь вечерами, – заверил ее Мэтт. – Ей нравится смотреть новости и болтать с Дэном Рафером.

– Она смотрит «Колесо Фортуны», – пискнула Мелисса. – Мы все смотрим. Вэнна – милашка.

– Нельзя смотреть телевизор допоздна, когда завтра в школу, – сказал отец девочек и обратил взор на Эмму. – Завтра мы собираемся на городской праздник. Будем рады взять вас с собой, если хотите. Там многолюдно, но всегда найдется местечко еще для одного. Доходы идут в общую копилку.

Она едва не забыла о затянувшихся выходных и праздничном понедельнике. В понедельник она с молодым мужем должна была уехать в Париж в трехдневное свадебное путешествие. Растянуть путешествие – отнять время у предвыборной кампании, сократить его – вызвать у Кена озабоченность политикой и своей карьерой. Так объяснял ее отец.

– Спасибо за приглашение, но, думаю, я останусь здесь.

– Вам следует взять выходной, – настаивал он. – Сегодня вы проработали весь день.

– Город далеко отсюда?

– До Блиндона около пятнадцати минут езды на север. Он маленький, но там есть всего понемногу: бакалея, доктор, продуктовые лавки, универмаг. В Блиндоне девочки ходят в школу.

– А кафе! – напомнила ему Марта. – С самыми лучшими в мире взбитыми сливками с шоколадом.

Эмма подняла брови в комическом ужасе:

– Лучше, чем в «Бабушкином угощении» в Линкольне?

– Она права. Вам следует поесть с нами, а я заодно покажу вам, где детский сад Макки. Если вы составите список бакалейных товаров, мы можем их купить попутно в городе.

– Бакалейных товаров?

Теперь Эмма понимала, что зашла слишком далеко. Следующей услугой, которую он от нее потребует, будет замена шин на его фургоне.

– Вы заглядывали в кладовую узнать, что вам нужно?

Ей нужен повар. Ей нужна служанка. И ей нужна пара таблеток аспирина.

– Хм, нет пока. Я сделаю это сегодня вечером.

Сразу перед тем, как попросить Паулу о помощи.

– Мы тронемся в час, – сказал Мэтт, будто планы на завтра уже утрясены. Он опустил глаза на свою тарелку и вздохнул. – Было бы, конечно, здорово, если бы сюда добавить немного мяса.

– Ты представляешь, что здесь происходит?

Эмма вытянула телефонный шнур и подтащила к стене кухонный стул.

– Нет, Паула, совершенно не представляю. Я была очень занята, и ты никогда не поверишь…

– Прочти газету! – крикнула ее подруга. – Твое имя попало в бульварную печать, а твой отец заперся в доме и избегает делать заявления перед прессой, только твердит, что ты больна и что он молит Бога о твоем скорейшем выздоровлении. Сестры Кена быстренько умотали к озеру на все выходные, поэтому для газетчиков они вне досягаемости. Никто не знает, где Кен, однако Фред думает, что он и кое-кто из его друзей ищут компрометирующие материалы. Или говорят, будто ищут.

– Наверное, слишком мало надежды, что все это само собою уляжется.

– Очень мало, дорогая, – вздохнула Паула. – Где же ты пропадаешь? Но где бы ты ни была, надеюсь, у тебя есть возможность там оставаться.

– Как тяжело я больна?

– Очень больна. Душевно и физически. Твой отец намекает на нервный срыв, но, разумеется, в таких выражениях, чтобы в любом случае никто не подумал, будто ты тронулась умом. Из душевно неуравновешенных невест получаются ужасные сенаторские жены.

– Если бы ты сейчас могла меня видеть, ты бы усомнилась в моем здравом рассудке, – прошептала Эмма.

Она была босиком, в выцветшем синем халате, который нашла в чулане. В доме было тихо: дети лежали в своих кроватках, а Мэтт все еще работал под открытым небом, хотя уже сгущались сумерки. – Я не могу больше говорить, но я хотела…

– Эмили, скажи мне, где ты. Я не удивлюсь, если твой отец нанял частных сыщиков, чтобы разыскать тебя. Не может же он без конца твердить о твоей болезни. Ты в безопасности?

– Вполне.

– Могу я передать ему, что ты звонила?

– Нет, думаю, лучше не надо. Я передала ему, что позвоню через несколько дней, и выполню обещание.

– Знай, он проследит, откуда звонок, – предупредила Паула. – Его взбесило твое бегство. Он был очень холоден и вежлив со мной после всего. Когда священник объявлял, что свадьба отложена, можно было подумать, будто он объявляет о начале войны. Пресса приведена в боевую готовность.

– Он заблокировал мои кредитные карточки.

– Чтобы заставить вернуться домой? Это разумно.

– Нет, он угрожал отречься от меня, если я не выйду замуж за Кена, и я полагаю, он сдержит слово.

– Не может быть. Даже Джордж Грейсон не в состоянии пойти на такое. Он смягчится через несколько дней. – Голос Паулы вдруг изменился: – Завтрак в понедельник? Где?.. Нет, дорогой, не там. В прошлый раз я ела у Марио, там было так шумно, что я сама себя не слышала.

– Фред дома?

– О да, совершенно точно. Одну минуту, дорогая. – Она слышала, как Паула говорит со своим мужем, потом она вновь взяла трубку. – Он ушел в душ, поэтому у нас уйма времени поговорить без помех. Если у тебя нет кредитных карточек, тогда где же ты?

– Я нашла работу.

Тишина.

– Работу? – эхом отозвалась ее подруга. – Ты?

– Да. Настоящую работу.

– Хорошо, – объявила Паула. – Самое время начать жить независимо от Джорджа Грейсона. Что у тебя за работа и как ты нашла ее так быстро?

– Я делала покупки в магазине, – объяснила Эмма, не желая рассказывать Пауле о том, что она готовит и сидит с детьми на ферме. – А одно привело к другому.

– Ты всегда была замечательным покупателем.

– Вот и пригодилось, – сказала она, вспоминая растерянное выражение на лице Мэтта, когда он стоял посреди отдела одежды для девочек. – Мне нравится быть самой собою, Паула.

– Тебе прислать денег?

Она задумалась. Паула пришлет ей столько, сколько она попросит, но вряд ли правильно с ее стороны просить. У нее есть крыша над головой, место, где спать, достаточно еды. Если она сама ее приготовит, усмехнулась она.

– Нет, я в порядке. Здесь у меня есть все, что нужно.

– Хотелось бы верить.

– Поверь, у меня в самом деле все хорошо.

Паула опять вздохнула:

– Ты не заслужила такой участи, Эмма. Кен поступил дурно.

– Да. – Эмма совсем не хотела затрагивать эту тему. – Он не был бы счастлив, женившись на мне.

– Еще как был бы, – фыркнула Паула. – Он тогда выглядел бы как принц. – Она вздохнула. – Ты дашь мне знать, если тебе что-то потребуется?

– Обещаю. Я дам тебе номер моего телефона, просто на тот случай, если с моим отцом будет совсем худо и мне придется вернуться домой. – Она продиктовала цифры. – Никому не давай этот номер.

– Чей это код – 402?

– Небраски.

– Небраски, – повторила Паула ослабшим голосом. – Как тебя туда занесло?

Эмма окинула взглядом кухню, которую она только что целый час вычищала.

– Счастливым ветром, наверно.

Не стоило приводить Эмму с собой. Само ее присутствие привносило сумятицу. Мэтт вел свое семейство и свою гостью сквозь толпу, собравшуюся на ежегодный блиндонский праздник, и надеялся, что никто не обратит внимания на красивую женщину, которая держит за руки двух его младших дочерей так, будто она член его семьи.

– Зря ты это затеял, – ворчала Рут, опираясь на трость. – Не дело, что эта женщина здесь. Что подумают люди?

– Что я нанял помощницу.

Он намеренно сохранял вежливость. Люди подумают, что он пережил смерть жены и ввел в дом женщину, чтобы спать с ней. Городские кумушки притворятся, будто шокированы, а городские мужчины будут ломать головы над тем, как ему удался такой подвиг. И те и другие станут просто изнывать от любопытства, что же происходит в спальных апартаментах на ферме «Три грека».

15
{"b":"104285","o":1}