ЛитМир - Электронная Библиотека

– У твоих сестер точно такие же сапоги, – за верил ее Мэтт. – В них ты не промочишь ножки на дворе. Мелисса даже не взглянула на него.

– Встань-ка, милая, и дай мне посмотреть, как они сидят, – сказала продавщица, и Мелисса медленно сползла со стула. Женщина потыкала пальцем носки сапог. – Отлично, немного на вырост, – сказала она Мэтту. – Хорошо, мы берем их.

– Я не хочу в них идти прямо сейчас, – сказала малышка.

Ладно. Надевай свои кроссовки.

Мне плохо в кроссовках. Они жмут.

Мэтт через силу улыбнулся продавщице, которая, глядя на него с сочувствием, пробивала чек на покупку сапог. Пожилая женщина, должно быть, гадала про себя, чего это мужчина отправился по магазинам со своими дочерьми один. Или не гадала. Возможно, ей все время попадались только отцы-одиночки. В любом случае не имеет значения, что подумала женщина. Ему безразлично ее сочувствие, зато он воздал должное ее терпению. Он позволил своей младшей дочери Маккензи вытянуть из кармана его джинсов бумажник и заплатить за три пары новеньких сапог. Тем временем Марта устремилась в отдел одежды для девочек, но Мэтт краем глаза все же видел, как его старшая дочь мелькает в толпе.

Он взял коробку с обувью и повел двух дочерей в незнакомый ему доселе отдел магазина, чтобы купить там своим девочкам несколько приличных нарядов для школы. Стефания предлагала свою помощь, но он отказался: это означало бы признать ее правоту и его ошибки. А он, черт возьми, еще не готов к этому. Ничего, как-нибудь справится и сам. В конце концов, он же их отец.

А быть отцом должно же что-то значить в этом мире.

– Папа! – Марта держала в руках нечто блестящее, черное и очень маленькое: то ли юбку, то ли шарфик. – Я хочу примерить!

– Ни в коем случае.

Ее лицо помрачнело, и она вернула юбку на полку с такими же мини-нарядами. Мелисса отпустила его руку и поспешила присоединиться к старшей сестре. Мэтт засомневался: а может, надо было проявить чуть больше такта? Однако в самом деле, нельзя же допустить, чтобы его семилетняя дочь наряжалась, как второсортная голливудская актриса. Он поискал глазами продавщицу, но отдел был переполнен покупателями. Макки дергала его за руку. Когда он посмотрел на нее, она зевнула. – Папа, пойдем!

– Потерпи, Макки. Вот купим сначала кое-что из одежды.

– Скоро? – заканючила она, подняв на него карие глаза, точь-в-точь такие же, как его собственные.

– Скоро, – пообещал он и повел ее к пустому стулу близ зеркальной колонны. – Посиди здесь с коробкой и отдохни, пока я помогу Марте выбрать одежду.

– Я хочу домой.

– Я тоже, – сказал Мэтт, ероша ее каштановые волосы. – Никуда отсюда не уходи, а мы постараемся как можно быстрее.

Широким шагом он двинулся к старшим дочерям. Сколько же все это продлится? Покупка новой обуви показалась ему делом непростым, но, кажется, выбор одежды для девочек – это еще сложнее.

– Мне нужно юбку, – заявила Марта. – Все носят юбки, и только одна я…

– Ладно, – сказал ее отец, оглядывая вешалки с одеждой. – Но только что-нибудь не очень броское и… подлиннее. Где джинсы?

Марта закатила глаза: – Мне осточертели джинсы.

Он пропустил ее высказывание мимо ушей.

– Какой твой размер?

– Тетушка Стеф сказала: восьмой.

– А твой, Мел?

Девчушка пожала плечами, поэтому за нее ответила Марта:

– Я думаю, у нее шестой. Спасибо, – сказал Мэтт, уводя дочерей к полкам с джинсами из хлопчатобумажной ткани. Однако здесь было слишком большое разнообразие расцветок.

– Каждая возьмет по три пары. Выбирайте цвета.

Марта указала на проход между полками:

– Для Мел и Макки джинсы придется выбирать вон там, в отделе для маленьких девочек.

– Разве?

– Ага, – сказала Марта и развернулась спиной к джинсам. – Так велела нам тетушка Стеф.

– О'кей, – согласился он, взяв Мелиссу за руку. – Ты примерь джинсы, а мы разыщем продавщицу, она поможет выбрать остальное.

– Можно я примерю еще и свитер? С маленькими сердечками…

Наличие на свитере маленьких сердечек было вполне допустимо.

– Конечно. Мы будем вон там, у зеркала, где Макки.

Марта улыбнулась, что было добрым знаком:

– Я быстро!?

– Да, это было бы очень кстати.

По пути он задержался у круглой подставки со спортивными свитерами пастельных тонов – две пары для девочек и их мам. Поднял голову, ища глазами Макки, и заторопился к ней, увидев, что некая молодая темноволосая женщина сидит на корточках возле его дочери, вжавшейся в стул.

– Макки!

Малышка взяла платок из рук женщины и высморкалась.

– В чем дело? Что вы говорите моей дочери?

Разглядев незнакомку, он успокоился. Стройная и элегантная, с темными волосами и бледной кожей, она походила на тех женщин, которые рекламируют косметику в телевизионных программах.

– Ваша дочь сидела одна и плакала. Я подумала, что она, возможно, потерялась, – сказала женщина, посмотрев своими зелеными глазами сначала на него, а потом на Мелиссу, которая молча стояла рядом, вцепившись в его руку.

– Спасибо за заботу, – поблагодарил он, глядя, как она похлопала Макки по руке, прежде чем встать.

На ней было длинное белое платье и белые туфельки из пластика.

– Моя дочь устала и ждала здесь, покуда мои старшие сделают покупки. – И зачем он объясняется перед незнакомкой?

– Вы принцесса? – спросила Мелисса.

Он заметил, что женщина улыбалась не одними губами – все ее лицо освещалось улыбкой.

– Нет, я не принцесса, – ответила она, разглаживая ладонью складки своего нарядного платья. – Теперь уже нет.

– У вас платье принцессы.

Она скорчила рожицу.

– Пожалуй, что так.

Надежды Мэтта на помощь возросли. Возможно, эта обаятельная женщина из персонала магазина.

– Не могли бы вы оказать нам небольшую услугу?

Она колебалась до тех пор, пока Макки не взяла ее за руку.

– Какую услугу?

– Я покупаю девочкам одежду для школы. Точнее, пытаюсь купить. Моя старшая дочь сейчас примеряет джинсы, а…

– Я ненавижу сапоги, – объявила Мел и указала на коробку под стулом. – Я хочу розовые туфли.

– Мы живем на ферме, – сказал Мэтт. – Любой легко поймет, что нельзя носить розовые туфли на ферме, где разводят крупный рогатый скот.

– На ферме… – Женщина окинула взглядом его куртку из хлопчатобумажной ткани и поношенные сапоги. – Ясно. Какого рода одежда нужна девочкам?

– Джинсы, шерстяные безрукавки, свитера с высоким воротом. Вещи практичные, теплые, непромокаемые. Сейчас-то не холодно, но зима не за горами, а я не собираюсь возвращаться в город в ближайшее время.

Макки дернула женщину за руку, чтобы привлечь ее внимание:

– Папа купил новый трактор.

– Какого цвета?

Мэтт нахмурился. К чему эти пустые разговоры?

– Послушайте, так вы работаете или нет?

– Зеленого, – ответила Мелисса. – Трактор зеленый. Как кукуруза.

У женщины был мягкий голос:

– Но кукуруза желтая.

– За городом зеленая, – настаивала девочка.

Красавица улыбнулась, и Мэтт почувствовал легкое головокружение. Им пора уже было хорошенько поесть, иначе от голода он свалится в обморок под вешалку с розовыми джемперами.

– Да, конечно, – согласилась женщина. – Зеленый, как кукуруза. Сколько тебе лет?

– Пять. Макки скоро будет четыре, а Марте уже семь. А вам сколько?

– Двадцать шесть.

– Вы уже старая.

– Да, – призналась женщина с улыбкой. – Сегодня я чувствую себя очень старой.

Она наклонилась, чтобы поднять дамскую сумочку и несколько пакетов с покупками, которые были прислонены к колонне. Мэтт прежде их не заметил. Конечно, она здесь не работает. Мог бы догадаться.

– Как и я, – добавил Мэтт, взяв коробку из-под стула.

– Пошли, Макки, разыщем твою сестру. Скажи «до свидания».

Маккензи Томсон разрыдалась и обвила руками колени незнакомки.

– Нет, – всхлипывала она. – Я хочу розовые туфли!

– Никто не получит розовых туфель, – сказал он, чувствуя, как люди вокруг начинают таращиться на них, и понизил голос: – Макки, пожалуйста, иди к папе.

2
{"b":"104285","o":1}