ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Три красавицы!

Девочки и в самом деле выглядели великолепно: темные, завитые спиралью локоны, лица, похожие на сердечки. Эмили любовалась, как три девочки кружились в балетных туфельках. Две младшие настояли на том, чтобы туфли были розового цвета, а Марта предпочла черные, поскольку они подойдут к ее новым черным леггинсам. Покуда девочки танцевали перед зеркалом, Эмили примеряла кроссовки.

Мелисса сделала пируэт совсем рядом с Эмили и неодобрительно глянула на ее ноги.

– Вы уверены, что вам это подходит?

– Совершенно уверена.

Эмили пошевелила пальцами ног. Лодочки из пластика, которые она купила в сувенирном магазинчике при аэропорте, были, конечно, удобнее тесных лакированных туфель, но теперь ей нужно было что-то более практичное. Она улыбнулась, вспомнив о рекомендациях фермера насчет тепла и непромокаемости.

– С вашим платьем они выглядят просто смешно.

– У меня в сумке есть джинсы. Скоро я переоденусь.

Она давно собиралась это сделать. Собственно говоря, она и шла в примерочную, когда увидела маленькую девочку в слезах, одиноко сидящую на стуле. Того, что она приобрела здесь, и того, что привезла с собой, хватит на целый месяц.

Эмили уложила кроссовки в коробку и передала в кассу. Она подсчитала, сколько у нее осталось денег. Со своими кредитными карточками и наличностью она может прожить довольно сносно какое-то время. Продавщица пробила чек и стала ждать, пока кассовый аппарат обработает кредитную карточку.

– Извините, – вдруг сказала она, бросив на Эмили подозрительный взгляд. – Я не могу ее принять.

– Что вы имеете в виду? – Эмили не понимала, что происходит, ведь еще час тому назад она купила по этой кредитной карточке джинсы, футболки, белье и носки. – Здесь, должно быть, какая-то ошибка.

Женщина еще раз пропустила карточку через кассовый аппарат и помотала головой:

– Счет заблокирован. Вы по-прежнему желаете приобрести эту обувь?

– Да.

Эмили заплатила за кроссовки наличными и постаралась не паниковать. Как посмел отец аннулировать ее счета? Конечно же, он хочет принудить ее вернуться домой. Он хочет, чтобы она вернулась в Чикаго и вышла замуж за Кена и чтобы тот благодаря этому сохранил свое место в избирательных списках. Он хочет доказать ей, что без него она ничто.

Эмили вобрала в легкие побольше воздуха. Отец может добиться своего. Почти шесть часов минуло, как она сбежала, и ей вряд ли хватит наличных денег, оставшихся после уплаты за гостиничный номер и обед. А она-то надеялась, что этот день больше ничего плохого не принесет… Она взяла сумку и повернулась к детям:

– Ваш отец сейчас подойдет, поэтому надевайте свою старую обувку, а туфельки разложите по коробкам, договорились?

Мелисса сделала очередной пируэт и наткнулась на обувные коробки, сложенные штабелями. Несколько минут Эмили собирала коробки и уговаривала девочек угомониться и надеть старые кроссовки. Они были так возбуждены, что ни секунды не могли посидеть спокойно.

– Девочки, ведите себя прилично, – раздался мужской голос. Рядом с Эмили появился фермер с покупками в руках. Девочки прекратили возню и состроили при виде его одинаковые гримаски.

– Они вели себя хорошо, – заявила Эмили. – Просто немного потанцевали в новых туфельках, чтобы разобраться, подходят они или нет.

– Полагаю, что подходят, – сказал Мэтт, оглядывая три коробки, которые протянула ему Марта. – И вот это я должен купить?

Эмили готовилась к долгому спору с ним, но внезапно почувствовала, что очень устала.

– Да, должны. Каждая девочка мечтает о балетных туфельках.

Он пожал плечами, сложил покупки в груду у ее ног и направился к кассе в сопровождении дочерей, которые пристально следили, действительно ли он купит туфельки. Эмили отыскала большую сумку со своими вещами и впихнула туда только что приобретенные кроссовки. Она закинула ремень сумки на плечо, подняла свою дамскую сумочку и стала ждать семейство фермера, чтобы со всеми попрощаться.

Пора было двигаться в путь. Она хотела избавиться от своего идиотского платья. Хотела найти взрослую примерочную и переодеться в одежду, которая не напоминала бы ей о свадьбе и о взгляде Кена, когда он держал в объятиях их общего друга.

Хотела бутылочку колы и тарелку картофеля фри, а еще найти гостиницу с обслуживанием в номере. Она могла себе это позволить, во всяком случае на одну ночь.

Она надеялась, что Мэтт Томсон управится быстро, потому что едва сдерживала слезы, а ей ни к чему лишние свидетели.

– Я по-настоящему вам благодарен, – сказал фермер, запихнув свой бумажник в карман джинсов и вручив последний пакет с покупками сияющей от радости Мелиссе.

– Не за что. – Она почувствовала, что слезы вот-вот брызнут из глаз, поэтому окинула девочек беглым взглядом и поспешила попрощаться: – Успеха вам в школе в этом году.

– Нет! – Маккензи обвила руками колени Эмили и уткнулась в них лицом. – Нет!

– Макки, – сказал отец, коснувшись ее плеча.

Он устало посмотрел на Эмили. У этого мужчины хватало своих собственных проблем, это было очевидно.

– Извините. Мы пережили недавно очень тяжелые времена.

Эмили глубоко вздохнула:

– Мне это знакомо.

Фермер постарался отлепить пальцы дочери от коленей Эмили.

– Извините, – повторил он. – Макки, нам нужно домой.

– Я хочу есть, – добавила Мелисса.

– И я, – поддержала ее старшая сестра. – Пойдем поедим чего-нибудь вкусного. – Она при близилась к Макки. – Ты же любишь гамбургеры? A взбитые сливки с шоколадом?

Макки фыркнула и повернула голову посмотреть, серьезно ли говорит ее сестра.

– Сливки?

– Сливки, – пообещал отец, осторожно отрывая ее от Эмили.

Малышка не собиралась так легко поддаваться на уговоры. Она вцепилась в платье Эмили и подняла на нее глаза:

– Ты тоже пойдешь?

Эмили погладила ее по мокрой щеке:

– Нет, милая, я не могу.

– Почему?

– Потому что… ну…

– Эмма наверняка очень занята, – сказал Мэтт и постарался улыбнуться ей как можно дружелюбнее. – И все-таки вы позволите хоть как-то отблагодарить вас за помощь? Мы собираемся здесь рядом пообедать на скорую руку, перед тем как ехать домой.

Ей следовало бы отказаться. Следовало бы отцепить детские пальцы от атласной ткани и уйти.

– Я бы… – начала она, но потом наткнулась на умоляющий взгляд Макки. У нее не было сил противиться слезам ребенка. – Хорошо, – услышала она собственный голос. – Если вы подождете несколько минут, пока я переоденусь.

– Конечно, – сказал мужчина, оглядев ее. – Наверное, это срочно. Вы собирались на званый вечер?

Одним ловким движением он отвел Макки подальше от Эмили и собрал вещи.

– Да, но планы переменились. – Эмили из последних сил удерживала слезы. – Где мы встретимся?

– Как насчет ресторана «Бабушкино угощение», здесь же, на Оу-стрит? Мы закажем столик.

– «Бабушкино угощение»? – повторила она с улыбкой. – Кто же устоит перед таким названием! О'кей. Я приду, как только переоденусь.

Макки нахмурилась:

– Больше не будет платья принцессы?

– Нет, – твердо сказала Эмили, пятясь назад. – Платье принцессы – это уже прошлое.

В дамской комнате она заперлась в первой же кабинке и разрыдалась. Прислонилась к стене и плакала до тех пор, покуда не почувствовала спазмы в желудке. Тогда взяла себя в руки, вытерла лицо влажным бумажным полотенцем, переоделась в новую одежду, подправила макияж и сложила свое подвенечное платье в сумку. Она не знала, зачем оно ей нужно, но было совестно выбрасывать такое чудесное платье в мусорное ведро. Платье принцессы, как нарекла его малышка Маккензи Томсон, не заслуживало столь печальной участи.

Эмили причесала волосы и посмотрелась в зеркало. Могло бы быть и хуже, напомнила она себе. Она могла быть с Кеном.

Мэтт посмотрел на часы. Она все еще не появлялась. Как только они поедят, надо усадить детей в грузовик, упаковать вещи и ехать домой. Поскорее бы оказаться на шоссе № 80! Он взял меню.

4
{"b":"104285","o":1}