ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А Лайза ушла?

– Да. Но я надеюсь, что она еще вернется.

Но Дорри вовсе не хотелось ее возвращения.

– А если она не вернется, давай попросим присматривать за мной ту девушку!

– Ты говоришь о Джин Кейси? – поразился Ланс.

Дочка кивнула.

Почему она так симпатизирует этой англичанке? Неужели учуяла родственную душу?

– Мисс Кейси… – проговорил Ланс голосом, лишенным эмоций, – работает после учебы.

– А что она делает?

– Вот уж не твое дело! – Ему не хотелось давать дочери новый повод для размышлений.

Забудь! Ланс повторял это себе снова и снова. Но все же в девять он вышел из дома и поехал в ресторан.

Джин убежала на кухню, едва завидев его.

Это ужаснуло Ланса.

– Чего изволите, приятель? – спросил Джим, встречая многообещающего клиента.

– Я хотел бы поговорить с Джиневрой, – ответил Ланс.

– Джиневрой? – Хозяин поморщился, услышав полное имя Джин. – Она работает.

– Я ее профессор по истории, – внушительно проговорил Ланс, надеясь воспользоваться своим положением.

Но на хозяина это не произвело впечатления.

– И что? – невозмутимо осведомился он. – Здесь вам не колледж!

– Да… Я понимаю, что она работает, и собираюсь заплатить за ее время.

Джим недоверчиво посмотрел на странного чудака.

Ланс говорил себе, что совершает глупость, придя сюда. Но, похоже, Джин становилась его наваждением.

Хозяин все решил в свою пользу.

– Заказывайте пиццу – тогда и разговаривайте с официанткой.

– Хорошо, – согласился Диллон.

Он сел неподалеку от столиков, которые обслуживала Джин.

– Что будете заказывать? – Рыжая официантка с сиреневыми ногтями склонилась над ним.

– Нельзя ли, чтобы меня обслужила другая девушка? – спросил Ланс.

– Мистер, она только что попросила, чтобы я обслужила вас, а она – тех двух пьяниц. Неужели вы думаете, что я буду отказываться от такого предложения?

– В таком случае принесите что-нибудь и кофе. – Ему было все равно, что есть.

– Может, нашу фирменную пиццу? – предложила рыжеволосая.

– Отлично. – Диллон искал глазами Джин.

Официантка заметила это и смилостивилась.

– Когда ваш заказ будет готов, я сделаю вид, что очень занята…

– Спасибо, – искренне поблагодарил Ланс.

Через десять минут он услышал:

– Пятый столик! – Потом эти слова повторили еще несколько раз. – Джин, отнеси заказ, ладно?

Ланс ждал.

Джин хотела поставить пиццу и убежать, но он схватил ее за руку.

– Отпусти меня.

– Я хочу поговорить.

– Меня уволят из-за тебя! – зло возразила Джин.

– Тогда не поднимай шума. Лучше поговорить сейчас, – спокойно сказал он.

Джин, на вид холодная и бесстрастная, вдруг показалась ему ужасно беззащитной. Губы словно у ребенка – мягкие и трепетные.

– Почему ты не оставишь меня в покое? – прошипела она.

Ланс и сам не знал почему. Сколько раз он говорил себе, что нужно остановиться. Он так и намеревался поступить после этого разговора.

– Мне очень жаль, что Дорри обидела тебя, – начал он.

– Она только повторила твои слова.

– Неужели ты думаешь, что я обсуждаю своих студенток с дочерью?

Джин надеялась, что это не так, но гнев ее от этого не пропал.

– Это все? – Она взглянула на пальцы, сжимающие ее руку.

– Я отпущу тебя, как только услышу, что ты не собираешься бросать занятия с моим отцом.

Почему его это так волнует? – подумала Джин. Чувство вины? Страх разоблачения?

– Я не собираюсь никому сообщать о… о том, что случилось на прошлой неделе. Так что можешь не волноваться, – сказала она.

– Мне все равно.

Да, скорее всего так оно и есть. Ведь такая сплетня только повысит его репутацию среди девиц.

– Ты полагаешь, мне хочется всем рассказывать об этом? Ладно, я буду продолжать занятия с твоим отцом.

Ланс удивился столь быстрой капитуляции.

– Он говорит, что у тебя невероятно высокий интеллект.

– Ага, я Эйнштейн, – холодно пошутила Джин. – Именно поэтому разношу пиццу. Кстати, твоя скоро остынет.

Ланс выпустил ее руку. Он сделал, что задумал. Теперь не было смысла оставаться здесь. Но он не уходил, наблюдая, с какой холодной безразличностью Джин обслуживает посетителей… Казалось, она сделана изо льда. Но почему же она была такой нежной и теплой в его руках в тот вечер? Он чувствовал… Что?

Ему не хотелось вспоминать. Он никогда не спал с женщинами, которых плохо знал. А последняя связь у него закончилась девять месяцев назад. Это были легкие приятные отношения с женщиной из издательства. Но Джин… Наверное, это просто инстинкт. Слишком долго он обходился без женщины.

Диллон так и не притронулся к пицце. Прежде чем уйти, он положил двадцать долларов под счет. Джин видела это. Ей были очень нужны эти деньги, но она позволила забрать их другой официантке. Его денег она не возьмет.

Джин с удовольствием продолжала ходить к старому профессору. Он вдохновлял ее и не переставал удивлять.

Для начала он поразил ее, заявив, что никакой она не дислексик. Тогда она решила, что, значит, недостаточно способна. Но Дуэйн Диллон убеждал ее в обратном, доказывая это на каждом занятии.

Джин старалась, работала усиленно, и уже через несколько недель результаты были просто ошеломляющими.

– Тебе нужно заниматься как можно больше, – сказал как-то профессор перед ее уходом. – Как насчет субботы? У тебя ведь нет соревнований?

Да, никаких соревнований у нее не было. Уже наступила зима, и Сэм Бейли посоветовал ей сделать перерыв. Но заниматься бегом она продолжала в прежнем ритме.

Дуэйн Диллон заметил ее замешательство.

– Не страшно, если ты не можешь. Ланс говорил, что у тебя есть чем заняться в выходные.

– Он так сказал? – вдруг разъярилась Джин. – Ваш сын ошибся, я приду.

– Отлично, приходи к обеду. А после мы продолжим занятия.

– Я… – Девушка уже сожалела о поспешном решении. – Я на диете, – соврала она.

– В таком случае Элис приготовит что-нибудь специфическое, да и я буду рад пообедать в твоей компании. Ланс собирается на выходные в Нью-Йорк, а Дорри – к друзьям.

Что ж, обед будет не таким ужасным, раз Ланс уезжает, подумала Джин, испытывая, однако, странное разочарование.

– Хорошо, спасибо.

Они вместе спустились на кухню, и профессор предупредил Элис о том, что Джин обедает с ними в субботу. Домоправительница не выказала неодобрения, что успокоило Джин.

– Пора встречать нашу маленькую леди, – сказала Элис, имея в виду Дорри. – Ты идешь со мной? – обратилась она к Джин.

Они вместе вышли из дома.

– Ты из Лондона? – спросила миссис Шерман.

– Из Ливерпуля.

– Невелика разница. Она тоже была англичанкой, бывшая жена Диллона-младшего.

– А вы ее знали? – Несмотря на досаду, в Джин проснулось любопытство.

– Видела пару раз, – фыркнула Элис. – Весьма эксцентричная особа. Но, видимо, звездам так положено.

– Что?.. Профессор Диллон был женат на кинозвезде? – Джин не могла скрыть изумления.

Элис Шерман кивнула.

– Она снималась в одном из его фильмов.

– Его фильмов? Он что, режиссер?

– Да нет же! Они ставили фильмы по его сценариям. Но тебе лучше молчать. Ланс не любит об этом вспоминать.

– Вообще-то мне не очень интересно!

– Хм… А эта девчонка, Лайза, имеет виды на профессора.

– На какого? – дерзко спросила Джин.

– На Ланса, разумеется. Но он не из тех, кто предпочитает молоденьких.

Джин придержала едкие замечания. С ней-то он пытался переспать. Что удержит его от того же самого с Лайзой?

– А ты не слишком любопытна! – Элис проницательно посмотрела на спутницу.

– Это не мое дело, – резко ответила Джин и, поспешно улыбнувшись, добавила: – Мне нужно идти. До свидания.

На самом деле ее волновало все, что касалось Ланса. Но она подавляла в себе любопытство. Нужно забыть его, забыть то, что она испытала в его объятиях – наслаждение и сладкую истому, – пока тело не пронзила вспышка боли.

10
{"b":"104286","o":1}