ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, но я могу выслушать все комплименты.

– Я не собирался встречаться с тобой, – внезапно хрипло произнес Ланс. – Дорри сказала, что ты выступаешь как раз в то время, когда я здесь буду. Я поклялся себе, что не пойду на стадион, но совсем забыл про телевидение…

– Ты возражаешь, чтобы я писала Дорри? – спросила Джин.

– Нет, что ты! Она просто сияет, когда получает твои письма.

Джин закрыла глаза. Зачем он приехал? Зачем нашел ее? Ей всегда казалось, что если они встретятся, то будут вести себя словно заклятые враги или, в крайнем случае, незнакомые люди. Но сейчас она поняла, что Ланс для нее самый родной человек на этом свете. Он знал ее так, как никто другой.

Джин взглянула в окно и наконец, догадалась спросить:

– Куда мы едем?

– Никуда, – просто ответил Ланс – Я попросил шофера поездить по городу. А куда бы ты хотела?

Она не знала.

– Я не могу вернуться в отель. По крайней мере, не сейчас.

– Хорошо, тогда поедем ко мне, – сказал он и поспешил добавить: – Мы бы могли поужинать вместе, а потом решить, что тебе делать дальше.

– Я не стану давать интервью. Мне достаточно просто бегать.

– Тогда стой на своем. Если это не предусмотрено твоим контрактом, то ты вправе не соглашаться.

– Я… – Джин замолчала в растерянности. Ланс внимательно посмотрел на нее.

– Ты ведь читала контракт?

– Ты же знаешь, что теперь я могу читать, – огрызнулась она.

– Не сомневаюсь. Я ведь спрашивал не о том, могла или нет. Я спросил, читала ли ты его? А если быть совсем точным, то читал ли его твой адвокат?

– Твой отец проверил контракт.

– Отлично. Но мой отец – всего лишь профессор истории, пусть даже замечательный.

Джин рассердилась.

– Он старался помочь.

– Разумеется, – согласился Ланс примирительным тоном. – Но не думаю, что Форбз заставил бы тебя терпеть все это, если бы не контракт.

– Спасибо! – буркнула она.

– Давай посмотрим правде в глаза, – продолжал Ланс. – Интервью – неотъемлемая часть спортивной карьеры. И как ты вообще собираешься общаться с прессой, если боишься даже имя свое назвать?

Джин молчала. Она не знала, что ей делать.

Форбз не может принудить ее ни к чему, но легко может выгнать из команды.

Страшит ли ее такая перспектива? Она не знала. Как пойдет ее жизнь без бега? Размеренно и монотонно потекут дни, похожие друг на друга, как братья-близнецы.

Пока она размышляла, машина плавно подъехала к парадному входу в отель, который рангом был намного выше, чем тот, в котором остановилась команда Джин.

Вслед за ними подъехал черный лимузин, и из него не вышла, а выплыла знаменитая кинозвезда. Настолько известная, что даже Джин узнала ее.

Девушка старалась не глазеть на нее, словно глупая школьница, но так и не смогла закрыть от удивления рот, когда кинодива легкой улыбкой и кивком приветствовала Ланса.

– Ты знаешь ее? – спросила Джин удивленно.

– Не очень хорошо, – равнодушно ответил он. – Она была подругой моей жены.

Похоже, что Ланс не слишком гордился этим знакомством. Оно и понятно – в конце концов, его жена тоже была кинозвездой.

Ланс мягко взял Джин под локоть, и они вошли в огромный холл. Для ужина было еще рановато, но кругом толпились мужчины и женщины в шикарных вечерних нарядах. Джин вдруг остро почувствовала, что ей не место среди них. Ее платье изумрудно-зеленого цвета в тон глазам было милым, но совершенно не походило на вечерний туалет.

– Я не могу ужинать здесь, – сказала она. – Слишком просто одета.

– Для меня ты самая очаровательная женщина в мире, – улыбнулся Ланс, и Джин поверила, что ему действительно все равно, как она одета. Но взглянув в сторону заполнявшегося ресторана, она упрямо повторила:

– Я не хочу туда идти.

– Хорошо. Мы можем заказать ужин в мой номер, – предложил Ланс. Уловив сомнение в ее лице, он добавил: – Но если ты не доверяешь мне… или себе…

– Слишком много о себе воображаешь, – фыркнула Джин.

– Нет. Но то, что было между нами, никуда не испарилось, – тихо заметил он.

– Между нами ничего нет! – воскликнула, покраснев, Джин.

– Докажи это, – сказал Ланс. – Пойдем ко мне и поужинаем. Я и пальцем к тебе не прикоснусь, если ты этого не захочешь. Мы будем сидеть по разные стороны стола и вести светский разговор, а потом распрощаемся как цивилизованные люди. И обещаю тебе, что это будет последний раз. Не смею быть навязчивым.

Последний раз! Слова эти причинили невыносимую боль сердцу Джин. Как много времени прошло с момента их последней встречи! И вот он вновь бередит старую рану.

– Я… – Джин понимала, что лучше ей уйти, но не двигалась.

– Я не прикоснусь к тебе, – заверил Ланс, взяв ее за руку.

Она не отшатнулась и не попыталась сбежать, пока они поднимались в лифте в его роскошный номер-люкс. Джин сразу же прошла к огромному окну, из которого открывался вид на город в лучах заходящего солнца.

– Выпьешь что-нибудь?

Джин покачала головой. Она сомневалась, что вообще сможет есть. Надо положить конец и мучительной боли, и горькому одиночеству – всему, что несут ей встречи с этим мужчиной. Но неожиданно для себя она тихо произнесла:

– Я готова лечь с тобой в постель, Ланс.

Ланс замер в замешательстве. Он не был уверен, что правильно расслышал ее.

– Что?

– Я готова лечь с тобой в постель, – повторила она без тени улыбки. – Ведь ты этого хочешь?

– Я… Да, и этого тоже, – ответил Ланс таким же деловым тоном. – Ты всегда так прямолинейна?

Кажется, его не слишком радовало, как все обернулось. Но Джин не желала романтики. С этим человеком ее связывал только секс, и ни на что другое она не могла рассчитывать.

– Я не хочу, есть, – сказала девушка. – Да и в разговорах я не сильна.

– Что ж, тогда давай покончим со всем этим, – сухо согласился Ланс.

– Да.

– Ты думаешь, Джин, что это так же просто, как вырвать больной зуб? Считаешь, что сможешь исцелиться?

Как точно он понял, что она действительно надеется справиться с этим наваждением.

– Если хочешь, я уйду. – Не дожидаясь ответа, она направилась к двери.

Ланс догнал ее почти у порога и крепко обнял.

– Черт возьми, ты же знаешь, что это не так.

Но я не желаю, чтобы ты воспринимала свое состояние как болезнь.

А это и было болезнью, с жаром и жаждой.

– И это не остановит меня, – почти прорычал он. – Ничто не сможет остановить меня сегодня.

– Я… – В горле у Джин пересохло.

Ланс притянул ее к себе и приник ртом к мягким зовущим губам. Земля словно уплывала из-под ее ног. Как долго мечтала она об этой минуте, как страстно хотела ощутить себя желанной, отдаться чувствам и не задумываться ни о чем!

Он скинул пиджак, поднял ее на руки. Джин не стала сопротивляться, когда поняла, что он несет ее в спальню.

Синие глаза не отрывались от ее лица. Джин внезапно оробела и покраснела. Поняв ее смущение, Ланс отошел и задернул шторы. В темноте было легче расслабиться.

Он вернулся к Джин и слегка провел рукой по ее спине, расстегивая молнию платья. Легкая ткань с шелестом соскользнула с хрупкой фигурки. Она стояла перед ним, хрупкая, беззащитная, но такая желанная.

В комнате было тепло, но она дрожала, как в лихорадке. Ланс раздевался неторопливо и казался странно отрешенным. Чего еще она могла ожидать? Она предложила себя, и он не отказался. Обычный секс…

Но вот Ланс опустился на кровать рядом с ней и крепко ее обнял. И все вокруг перестало существовать. Каждой клеточкой она впитывала жар его горячего тела. Он словно наполнял ее теплом и силой. Губы Ланса обжигали ее лицо, шею, ласкали глаза и волосы.

– Боже, как я хочу тебя! – хрипло произнес Ланс.

Другая ждала бы слов любви, но не Джин. Она все равно не поверила бы его признаниям. Их связывало только желание. Джин не могла больше выносить этой сладостной пытки.

– Прошу тебя… – прошептала она.

Он что-то пробормотал в ответ, и она услышала то, чему не верила.

25
{"b":"104286","o":1}