ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На этом беседа закончилась.

Дженет ворвалась в гостиную как была, неприбранная, с бигудями на голове, измазанная косметикой.

– Извините, дорогие гости: вынуждена вас расстроить! Мне нужно немедленно ехать. Гельмут, Линда, милые мои детишки, я вас люблю! Элдридж, ты – лучший муж в мире. Как-нибудь обо всем расскажу. Будьте здоровы и счастливы! Извините за внезапный отъезд. Долг перед Родиной. Надеюсь, вы меня поймете. Счастливо.

Она встала на колени, поцеловала детей в губы, мужа – в темя и побежала в спальню – переодеться. Элдридж не знал, что и сказать. Гости тактично попытались найти этому благовидные причины.

– Наверное, умер кто-то из родственников. Может, даже ее собственная мать. Кто знает?

– Дай-то Бог! Иначе это бы выглядело просто чудовищно! – строго сказала непоседливая и шумная старуха.

– Дай Бог, чтобы ее мать скончалась в Вашингтоне! Иначе ей нет оправданий! – откликнулся нестройный хор голосов.

– Мать ее умерла в Вайоминге двадцать лет назад, – пояснил муж.

– Ужасно! Неслыханно! – откомментировала рядом сидящая вдова.

Пять минут спустя дверь спальни отворилась. Новый сюрприз был уготован гостям: никаких следов милой, близорукой Дженет! Вместо нее в гостиную вошла феноменальная длинноволосая блондинка в облегающей одежде, с невероятным декольте, чувственная до крайности, картинная, хищная. В общем – женщина прекрасная, обольстительная, страшно привлекательная, с телом греческой богини, дьявольски сексуальная, с философским взглядом, глубоким, пристальным, всепроникающим. Плюс ярко-красные губы.

Она подошла к Элдриджу и повторила то, что уже сказала раньше:

– Родина зовет меня!

– Дорогая, ты обещала сегодня заняться со мной любовью, – сказал он, не обращая внимания на гостей. Те сделали вид, что ничего не слышали.

– Как-нибудь в другой раз. Долг, священный долг! Счастливо. Буду писать.

Глаза приглашенных вылезли из орбит: заняться любовью? Сказать вот так, перед всеми? Перед детьми? Перед гостями?

– Возмутительно! – воскликнула старуха, которую гнев, казалось, омолодил.

Донельзя смущенный муж пустился в объяснения. Он объяснил, что профессия его супруги объяснению не поддается. И так лучше. Все, что он может сказать: пока его жена занимается своим делом, Родина в безопасности. А что за опасность ей угрожает? Но этот вопрос остался без ответа.

И правда, трудно поверить в то, что Дженет была особой, покинувшей дом. В ней скрывались две совершенно разные женщины: одна – образцовая домохозяйка; другая – одна из опор американского образа жизни.

Дженет Картрайт исчезла на несколько дней или даже недель. Вместо нее появилась прекраснейшая из международных шпионок, известная истории с тех пор, как появилась дипломатия и с ней – международный шпионаж. Вместо Дженет Картрайт появилась другая женщина, спасающая свою Родину, феноменальная блондинка, принцесса, царица, богиня шпионажа,

ДЖЕЙН СПИТФАЙР,

шпионка и чувственная женщина.

Гости так ничего и не поняли. Поэтому Элдридж рассыпался в извинениях и стал подливать шампанского, виски, водки, рома, шерри, коньяка, джина, граппы, кальвадоса, текилы, портвейна, ферне-бранка, бенедиктина, шартреза, хереса, вина красного, вина белого, пива и даже бразильской кашасы «Ипиока», привезенной его женой в далеком 1964-м.

Глава 2

Джейн Спитфайр прилетает в Вашингтон: размышления шпионки

И вот она поднялась на борт самолета, летящего в Вашингтон. Все мужчины встали и галантно предложили ей свои места (кроме тех, что уже были затянуты ремнями безопасности). Но Джейн предпочла устроиться одна в салоне первого класса: она отдала недвусмысленное приказание, чтобы все пассажиры были перемещены в экономический класс, что сопровождалось тысячами извинений со стороны авиакомпании и обещанием компенсировать понесенный ущерб. Джейн необходимо было остаться в одиночестве, подумать о проблемах, с которыми наверняка придется столкнуться.

Командир самолета лично захотел поприветствовать Джейн, но та отказалась видеть даже его. Они попросила себе бокал холодной ратафии – что-то вроде шампанского, производимого на востоке Франции, в Лотарингии.

Самолет оторвался от земли. Джейн отхлебнула из бокала. Прикрыла божественные веки с длиннейшими черными ресницами и погрузилась в раздумья.

Уже настала ночь. Джейн отправила сообщение своему шефу, гласившее, что она скоро прибудет, и заказала роскошный номер в отеле «Джорджия».

«Все, чего я хочу, – это спокойной жизни для всех, – с горечью подумала она. – Ненавижу насилие и несправедливость! И всегда буду беспощадным врагом бандитов, наемников, террористов и прочих злоумышленников! Борьба не на жизнь, а на смерть!»

Джейн Спитфайр была шпионкой и работала на МРУ (Межведомственное разведывательное управление), которое так часто путают с другими разведслужбами, менее важными, но более известными (например, с ЦРУ – по созвучию). Итак, шпионка, но шпионка по убеждению. Она горела верой и поставила на службу родине свои природные качества: ум, красоту, ловкость, сообразительность, высокую культуру и сексуальность. Для нее шпионы были людьми, которые рискуют всем – больше, чем всем: жизнью! – ради своей страны.

«Я никогда не получу от своей родины публичного признания. Я не умру славной смертью. Гибель мою будут держать в секрете. Шпион может заработать тысячи, миллионы долларов, страховой полис на фантастическую сумму, может рассчитывать на какие угодно услуги… Но слава – нет, этого не будет никогда», – так с грустью размышляла Джейн.

Она также размышляла о словах шефа: тот предупредил, что речь идет о деле чрезвычайной важности – возможно, самом рискованном за всю ее карьеру. Это дело могли доверить только ей, и никому больше. «Безупречная», – назвал ее шеф. На самом деле это было не совсем так. Джейн с удовольствием вспоминала два своих самых блестящих успеха. Она состояла в той команде, которая свергла южновьетнамского диктатора Нго Динь Дьема, когда тот начал проводить собственную линию и стал неудобен Вашингтону. Из револьвера Джейн вылетела пуля, оборвавшая жизнь другого диктатора, Рафаэля Трухильо из Доминиканской Республики, когда тот сделался помехой для политики Госдепартамента. С очаровательной улыбкой она вспоминала, как, повинуясь ее приказу, бельгийские наемники замучили конголезского лидера Патриса Лумумбу. Джейн со вздохом припомнила то время, когда подчиненная ей группа спланировала и осуществила переворот против гватемальского президента Арбенса. А еще в памяти всплыли похищение и смерть чилийского генерала Шнайдера. Да, ее послужной список был превосходным и увесистым.

Она улыбнулась, подумав об этих победах, оказавших такую помощь ее родной стране. Затем нахмурила брови. Не всегда ей удавалось побеждать, не всегда опасные миссии завершались успешно. Джейн командовала одним из батальонов при высадке на Кубу и едва не попала в плен. Американский самолет спас ее в последнюю минуту. В Анголе ее планы также потерпели сокрушительную неудачу. А уж об Азии лучше не говорить….

Такова жизнь шпиона: взлеты и падения. Но в ее случае взлетов было больше – и потому-то начальники Джейн безгранично доверяли ей.

Что ждало ее теперь? В каком уголке света? Известно, что Соединенные Штаты – и они сами признают это, – всегда вели шпионскую деятельность во всех странах мира. Разумеется, как сказал президент Форд, в интересах этих стран… и в наших собственных! Остроумно, не так ли?

Где же сейчас будут задействованы ее способности?

«В Латинской Америке», – пронеслось в мозгу Джейн.

Что предстоит сделать? Убить президента? Подкупить генерала? Или политикана? Организовать заговор? Джейн не знала. Ей сказали только: «Это будет самое важное, самое ответственное и самое рискованное дело за всю вашу карьеру, Джейн!».

2
{"b":"104299","o":1}