ЛитМир - Электронная Библиотека

— Когда-нибудь найдешь свою «единственную», — возразил Бартон.

— Но я нахожу ее, снова и снова! Затем на следующий день я встречаю другую, которая тоже «единственная». Вот так и получается, что я одинок.

— Ты? Одинок? — Бартон расхохотался.

— Это правда, клянусь! Посмотри, у меня нет ни семьи, ни любящей жены, ни детей. — Лео печально вздохнул. — Ты не можешь себе представить, какая это трагедия для мужчины — сознавать, что природа создала его непостоянным!

— Ну да, конечно!

Оба рассмеялись. У Лео был замечательный смех — искренний, заразительный.

На последнем отрезке дороги Бартон начал зевать.

— Можно окосеть, если так долго смотреть на лошадиный зад, — пожаловался он. Прямо перед ними двигался старый, убогий фургон, из которого торчал конский круп. — Вчера вечером засиделись, отмечали твой приезд, а сегодня пришлось встать ни свет ни заря, чтобы вовремя попасть в аэропорт, — добавил он.

— Послушай, мне жаль. Но меня же еще не было!

— Не беспокойся, сегодня вечером отпразднуем еще раз.

— Я понял, — усмехнулся Лео. — Я бы сел за руль, но после перелета я еще в худшем состоянии, чем ты.

— Да ладно, уже недалеко, — буркнул Бартон. — И это хорошо, потому что развалюха впереди нас не выжмет больше пятидесяти миль. Давай обгоним ее.

— Лучше не надо, — быстро возразил Лео. — Если ты устал…

— Чем скорее мы приедем, тем лучше. Ну-ка!

Машина выскочила на встречную полосу и, набирая скорость, начала обгонять фургон. Лео мельком заметил водителя — молодую женщину с короткими рыжими волосами. Она бросила в боковое окно быстрый взгляд и увидела, что Лео смотрит на нее.

Бартон нажал на газ, и фургон остался позади.

— Ты видел? — воскликнул Лео. — Она подмигнула мне! Бартоп! Бартоп!

— О'кей, я просто на минутку дал передышку глазам. Давай, поговори со мной, чтобы…

— Чтобы ты не заснул. Я не уверен, что мы выиграли, обогнав этот фургон. — Лео с тревогой глядел па грузовик впереди, беспорядочно перескакивающий с полосы на полосу. Бартон вывернул вправо, надеясь обогнать его, но грузовик, неожиданно вильнув туда же, блокировал им путь, а затем внезапно сбавил скорость.

— Бартоп! — окликнул Лео, но его друг никак не отреагировал на этот маневр.

Наконец, его рефлексы включились, но сбавлять скорость было уже поздно. Бартон в последнюю секунду нажал на тормоз и чудом избежал столкновения.

Ехавшему за ними автофургону повезло меньше. Сзади раздался визг тормозов, глухой удар и толчок, сотрясший их машину, и, наконец, громкий вопль ярости и боли.

Водитель грузовика, ничего не заметив, безмятежно продолжил свой путь.

В задней части «гордости и радости» Бартона красовалась уродливая вмятина, которой точно соответствовала вдавлина в передке автофургона; прицеп с лошадью наполовину опрокинулся.

Молодая рыжеволосая женщина, прилагая неимоверные усилия, отчаянно пыталась осуществить невозможное — поставить прицеп на четыре колеса.

— Прекратите! — закричал Лео. — Это опасно!

Селина обернулась.

— Не лезьте! — Лоб у нее был в крови.

— Вы ранены, — возразил Лео, — позвольте мне помочь…

— Я сказала, не лезьте! Вам мало того, что вы натворили?

— Послушайте, не я вел машину, и в любом случае это не наша…

— Какая разница, кто из вас сидел за рулем? Все вы одинаковы. Гоняете в своих шикарных машинах, как будто дорога принадлежит вам! Вы чуть не убили Эллиота!

— Эллиота?

Сильный треск внутри прицепа ответил на вопрос Лео. Дверь, не выдержав, распахнулась, и конь, ударив копытами, выпрыгнул на дорогу. Лео и молодая женщина устремились ему наперерез, но он ловко увернулся и понесся галопом прямо через автостраду. Не колеблясь ни секунды, Селина понеслась за ним, лавируя в потоке машин.

— Безумная женщина! — воскликнул в ярости Лео и помчался за ней.

Он слышал визг тормозов и проклятия взбешенных водителей. Не обращая на них внимания, он, как сумасшедший, бежал за Селиной.

Бартон почесал в затылке, пробормотал: «Вот психи!», достал мобильный телефон и набрал номер.

К счастью для его преследователей, Эллиот был слегка травмирован и не мог развить большой скорости, но, к несчастью для них, он решил, что ни за что не даст себя поймать — недостаток резвости он с лихвой возмещал хитростью, поворачивая в разные стороны.

— Вы бегите туда, — проревел Лео, — а я сюда, мы отрежем ему путь.

Но конь стрелой промчался между ними и поскакал в обратном направлении.

— Только не туда! — задыхаясь, воскликнул Лео. — Только не на шоссе!

Машины неумолимо приближались. Каким-то чудом Лео удалось схватить повод.

Эллиот с опаской смотрел на него, но первые же успокаивающие слова, казалось, подействовали: копь перестал дрожать и замер, робкий и смущенный, готовый довериться незнакомцу.

Подбежавшая Селина заметила, как мужчина с видом знатока рассматривает щетки над копытами коня, осторожно проводит по ним рукой и, наконец, изрекает: «Мне кажется, что это всего лишь легкое растяжение, но нужно, чтобы взглянул ветеринар»!

Еще и счет от ветеринара! Когда она уже выскребла свою «кубышку» почти до дна! Селина отвернулась и с силой провела рукой по глазам. Нападение — лучший вид обороны.

— Всего лишь легкое растяжение! — с горечью повторила она. — Не было бы никакого растяжения, если бы вы не затормозили так внезапно!

Послушайте, я не тормозил, потому что не я вел машину, — еще не отдышавшись, возразил Лео. — Это был мой друг, но он тоже не виноват. Обвиняйте парня, который сбросил газ впереди нас. Он, кстати, давно уехал. Но, справедливости ради… Черт подери, вы знаете, что это такое?

— Я знаю, что у моего коня травма и мой фургон поврежден. Я знаю, что в последнюю минуту мне пришлось нажать на тормоза…

— Ах да, ваши тормоза! Было бы любопытно взглянуть на них. Держу пари, это будет занятно.

— То есть пытаетесь переложить вину на меня!

— Я просто…

— Знаю я таких, как вы. Думаете: «Вот беспомощная женщина, едет одна. Ну-ка, посмотрим, сильно ли она испугается».

— Мне не приходило в голову, что вы сильно испугаетесь, — искренне возразил Лео. — Что касается беспомощности, то мне приходилось встречаться с тиграми-людоедами, которые были более беспомощны, чем вы.

Бартон перешел через дорогу и приблизился к ним.

— Подожди минутку, Лео…

Но Лео «завелся».

— Мы-то ведь здесь, да? Вот вы и вините нас! Мы просто удобные козлы отпущения и… и… — Каждый раз, когда Лео подводил английский, он переходил на родной язык, и в течение минуты слова лились из него неудержимым потоком.

— К черту, Лео! — взревел, наконец, Бартон. — Хватит с нас твоей итальянской агитации!

— Просто я хотел высказать то, что чувствую, — объяснил Лео.

— Тебе это удалось. Давайте, наконец, успокоимся и познакомимся.

Он повернулся к молодой женщине и добродушно представился:

— Бартон Хэнворт, ранчо Фор-Тен вблизи Стивенвилля, в пяти милях отсюда.

— Селина Гейтс. Направляюсь в Стивенвилль.

— Прекрасно! Мы займемся вашим… э-э-э… транспортным средством и ветеринаром, когда приедем. Я позвонил, и нам помогут. Пока будем со всем этим разбираться, вы останетесь у нас на день или два.

— У вас?

— А где же еще? — весело спросил Бартон. — Раз вы попали в переделку из-за меня, я должен помочь вам.

Селина подозрительно взглянула на Лео.

— Но он говорит, что это была не ваша вина.

— Ну, как вам сказать… Наверное, я немного замешкался, — признался Бартон, избегая взгляда Лео. — Дело в том, что если бы я вовремя сбавил скорость… ну, как бы там ни было, не стоит обращать внимание на то, что говорит мой друг. — Он наклонился с видом заговорщика. — Потому что он иностранец и иногда его трудно понять.

— Ну, спасибо, Бартон! — усмехнулся Лео.

Его внимание было поглощено Эллиотом. Он поглаживал коню морду, тихо говоря что-то, и конь явно успокаивался. Селина молча наблюдала за ними.

2
{"b":"10430","o":1}