ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь она поняла, почему никогда не использовала слова «любовь» в их новых отношениях.

Когда-то между ней и Лукой было нечто большее, но сейчас слишком поздно начинать все заново.

Ребекка поехала в Европу. Франция, Швейцария, Италия – она посещала незнакомые места, и каждый раз думала, что если хочет окончательно. порвать с прошлым, то есть только одно место, куда она должна направиться.

Бекки путешествовала всюду поездом и автобусом, избегая автомобиля из страха оставить след о себе, который Лука мог вычислить. Она приняла некоторые меры, чтобы предотвратить слежку, но все равно старалась быть осторожной.

В Каренну она приехала на автобусе-развалюхе, в котором было невыносимо душно.

Вид больницы не вызвал никаких воспоминаний. Потом Ребекка нашла отделение полиции, такое же старое и, возможно, именно то самое, где Лука находился под арестом, не имея возможности прийти к ней. Затем зашла в небольшую церковь, где они хотели пожениться. Ей на глаза попался священник, возможно, он служил здесь с тех самых пор.

Когда Ребекка бродила по церкви, то встретила юношу, который жил здесь только год. Она неожиданно разговорилась с ним и рассказала ему обо всем. Откровенность перед незнакомцем, которая облегчает душу и ни к чему не обязывает.

За два часа до отъезда Бекки бродила по городу и вдруг увидела, что стоит перед небольшим домом, где они когда-то жили с Лукой, где моменты счастья озаряли их жизнь. Теперь дом был занят большим семейством, некоторых представителей которого она могла видеть через открытую дверь.

Она подошла ближе, замечая, что обои в доме те же самые, что Лука наклеил пятнадцать лет назад. Те же листья – желтые и зеленые.

Внезапно все поплыло у нее перед глазами, к горлу подкатила тошнота. И вдруг она все поняла.

Приступы тошноты по утрам, обостренная нервозность… Бекки прислонилась к стене, говоря себе, что скоро это пройдет, не зная, радоваться или рыдать.

Крупная высокая женщина вышла из дома и, увидев побледневшую Ребекку, почти затащила ее в дом.

– У меня было то же самое каждый раз, – сказала она, проницательно оглядев ее. – Ты давно узнала?

– Подозревала, – сказал Ребекка, с удовольствием потягивая горячий лимонный напиток. – Я не была уверена до сих пор.

– А ваш мужчина? Кого он хочет?

– Сына, – пробормотала она. – Он зациклился на этом.

– Поскорее скажи ему.

Женщина проводила Ребекку до остановки, посадила ее на автобус.

– Скажи ему поскорее, – убеждала она, провожая. – Сделай его счастливым.

О да, думала Бекки. Он был бы счастлив, но она попала бы в западню. Она не позволит этому случиться.

Если вы хотите найти кого-то, доверьте это профессионалам, говорил Лука. Но на сей раз профессионалы подвели его.

Четыре различных фирмы работали в течение трех месяцев, но узнали только о переезде Ребекки Ханлей во Францию на пароме. После этого она исчезла, и ни одно французское сыскное агентство не нашло ее. Лука понял, что, если она сумела ускользнуть от столь квалифицированных преследователей, ее решение оставить его окончательно и бесповоротно.

И Лука прекратил поиски. Он вернулся в Рим, с головой уйдя в работу.

– Ты хочешь так много денег? – однажды скептически сказала Соня. Она видела его насквозь.

– Да, я хочу много денег, – буркнул он.

Босс не стал спорить с ней, и это всерьез встревожило ее. Соня могла справиться с Лукой, когда он был дик, разъярен, безжалостен и груб.

Но Лука подчиняющийся вызывал у нее тревогу..

– Уезжай куда-нибудь, – сказала она ему наконец. – Уезжай сейчас же. Тебе надо отвлечься, и пока ты это не сделаешь – будешь ни на что не годен.

Лука внял ее совету и отправился на машине на север. Погода стояла прохладная, трасса была пустая.

Достигнув Тосканы, он позвонил в строительную фирму, которую основал на деньги Фрэнка Солвея и из которой вырос весь его бизнес. Фирма еще процветала под руководством опытного менеджера, давно назначенного Монтезе. Лука проверил счета, убедился в отличном состоянии дел, отметил превосходную работу менеджера и отбыл, понимая, что в нем самом нет никакой надобности.

После этого отправился туда, где давно мечтал побывать.

Длинная проселочная дорога тянулась вдоль тихих холмов. Дорога была ухабистой, и его дорогая машина все норовила застрять, но он даже не замечал этого. Лука был полон воспоминаний, туманных и обостренных одновременно. Он хотел и вместе с тем боялся ехать туда.

Наконец он увидел дом. Выйдя из машины, он неподвижно стоял секунду, рассматривая остатки того, что когда-то было его жилищем. Большая часть крыши сгорела, остатки обрушились – жалкое зрелище. Все, что осталось, было черно от пожара.

Вдруг Лука увидел нечто, заставившее его замереть. Кое-где были выдернуты сорняки, и свежие следы показывали, что это было сделано недавно. Через мгновение он услышал за домом слабый шум.

Его охватил гнев – какой-то чужак посмел вторгнуться сюда. Лука медленно обошел вокруг дома и на заднем дворе увидел трехколесный велосипед с самодельной тележкой, приделанной сзади. Похоже, здесь действительно возобновилась жизнь.

Возвращаясь к дверям дома. Лука закричал:

– Выходи! Что ты там делаешь? Выходи немедленно, слышишь?

Шум прекратился, словно тот, кто был внутри, раздумывал, как лучше поступить.

– Выходи! – снова закричал Лука. – Или я войду и доберусь до тебя.

Он услышал шаги, затем в проеме появилась знакомая фигура.

Лука смотрел на нее, не веря своим глазам.

Ему казалось, что он столкнулся с призраком.

На Бекки были брюки и твидовый жакет с высоким воротником, защищающим от осеннего холода. На голове вместо роскошных длинных волос – короткая мальчишеская стрижка. Лицо бледное, похудевшее, под глазами залегли тени, но выглядела Бекки невозмутимой.

Она стояла на пороге, словно отказываясь выйти в мир, которому не доверяла. Лука медленно приблизился к ней. На этот раз он был не уверен в себе.

– Что ты делаешь здесь, в этом диком месте?

– Место вполне спокойное, – ответила она. – Никто не беспокоит, не звонит.

– Давно ты здесь?

– Гм.., я не знаю. Возможно, неделю или две.

– Но почему?

– Почему ты приехал? – вопросом на вопрос ответила Бекки.

– Потому что здесь спокойно, – эхом отозвался он. – По крайней мере, если тебе не мешают.

Бекки вновь кивнула.

– Да, – сказала она со слабой улыбкой. – Да.

– Как ты живешь здесь? Дом не пригоден для жилья.

– Здесь вполне можно жить. Печь все еще работает.

Лука пошел за ней внутрь и с удивлением обнаружил, что Бекки сделала кухню вполне обитаемой. Все было полностью очищено – нелегкая задача без электричества. Интересно, сколько времени ей потребовалось, чтобы вымести пыль, очистить этаж и стены, подумал Лука. Все выглядело так, словно недавно было черным от копоти.

Теперь от кухни веяло уютом. Чайник на печи только начинал закипать. Бекки предложила Луке сесть и заварила чай.

– Я знаю, ты любишь с сахаром, – вежливо сказала она. – Но, боюсь, у меня его нет. Я не ждала гостей.

– Ты ни с кем не общаешься?

– Никто не знает, что я здесь.., надеюсь. Я езжу в деревню на велосипеде, кладу продукты в корзину и быстро возвращаюсь. Никто не беспокоит меня.

– Ты решила скрыться. Почему? Чего ты боишься?

Вопрос, казалось удивил ее.

– Ничего, я просто не хочу, чтобы что-то волновало меня. Я люблю быть в одиночестве.

– Здесь?

Слабая улыбка коснулась ее лица.

– Нет места лучше, чтобы уединиться.

Задумавшись на секунду, он покачал головой.

Они пили чай в тишине. Эта женщина, ведущая уединенную жизнь в разрушенной лачуге, так или иначе заслуживала уважения. Похоже, Бекки обнаружила мир, который ускользал от него.

– Ты не возражаешь, если я похожу у тебя здесь? – спросил он.

– Конечно. Это твоя собственность.

– Я не хочу отбирать у тебя дом. Мне просто интересно, что ты сделала.

18
{"b":"10432","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Книга вторая. Магическая Экспедиция
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Поединок за ее сердце
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха
Забей на любовь! Руководство по рациональному выбору партнера
Закон торговца
Игра в ложь
Азиатский стиль управления. Как руководят бизнесом в Китае, Японии и Южной Корее