ЛитМир - Электронная Библиотека

– Никогда не понимала людей, которые клянутся друг другу в вечной любви, – прошептала она Денверсу, когда вечер был в самом разгаре.

– Ты еще просто очень молода. На самом деле вечная любовь существует, – пробормотал он.

– Ты действительно думаешь, что я еще молода и глупа?

– Ну что ты, любимая! Мы все знаем, что жизнь не такова, как нам хотелось бы.

– Это правда, – согласилась она.

Внезапно подбежала Элспета и обняла Ребекку.

– О, Бекки, я так счастлива. А как насчет вас двоих? Может, объявить сейчас и о вашей помолвке?

– Нет, – быстро сказала Ребекка. Но, поняв, что произнесла это слишком резко, поспешила добавить:

– Этот вечер принадлежит только вам. Если я стану отвлекать внимание гостей, у меня будут неприятности с моим боссом.

– Хорошо, но на своей свадьбе я брошу тебе букет.

Элспета тут же убежала, и Ребекка вздохнула с облегчением.

– Почему она назвала тебя Бекки? – спросил Денвере.

– Сокращенно от Ребекки.

– Мне больше нравится Ребекка. Это имя больше подходит тебе – обходительной и утонченной.

Бекки – это что-то взбалмошное и неуклюжее. Ребенок, который ничего не знает об этом мире.

Она быстро поставила стакан, потому что у нее внезапно задрожала рука. Но вряд ли он что-то заметил.

– Я не всегда была обходительной и утонченной, – произнесла она.

– Но я привык видеть тебя именно такой.

И, конечно, Денверсу Ребекка была нужна только такой – изысканной и утонченной. Что же, она не прочь выйти за него замуж – не по любви, а ради поддержки с его стороны. Ей уже тридцать два, и она не хочет бесцельно плыть по течению всю свою жизнь.

После помолвки Денвере предложил поужинать вместе, но Ребекка отказалась, сославшись на усталость. Он проводил ее до номера и в последний раз попытался продлить вечер, задержавшись у двери, чтобы поцеловать ее, но она сослалась на усталость.

– Я на самом деле очень утомилась. Спокойной ночи, Денвере.

– Ладно. Отдохни получше, завтра важный день.

– А что будет завтра?

– Мы же обедаем с председателем банка. Разве ты забыла?

– Конечно, нет. Спокойной ночи.

Если бы он вскоре не ушел, она бы, кажется, накричала на него.

Наконец она осталась в одиночестве. Ребекка выключила свет и стала смотреть в окно на яркие лондонские огни. Ей казалось, что она смотрит на свою жизнь, которая стала чередой бесконечных званых обедов, посещений оперы, модных ресторанов, приемов в роскошном доме, где она вскоре станет женой и хозяйкой.

Когда-то такой образ жизни был привлекателен для нее. Но сегодня вечером молодая пара, полная страстной веры в любовь, напомнила ей о некоторых вещах, в которые Ребекка теперь не верила.

Во все это верила Бекки, но Бекки была мертва. И все же сегодня вечером ее призрак вышел на сцену и посмотрел укоризненными глазами на Ребекку, напоминая, что когда-то у нее тоже было сердце, которое она отдала юноше с неистовым взглядом.

«Ребенок, который ничего не знает об этом мире» – таков вердикт Денверса. Он и не догадывается, насколько прав. Они были детьми, непосредственная Бекки и двадцатилетний Лука, и думали, что их любовь преодолеет все.

Бекки Солвей с первого взгляда влюбилась в Италию и особенно в окрестности Тосканы, где ее отец унаследовал состояние семьи Беллето от своей итальянской матери.

– Папа, как здесь божественно красиво! – воскликнула она, увидев Тоскану впервые. – Я хочу остаться здесь навсегда.

Он смеялся.

– Хорошо, дорогая. Как скажешь.

Он поступал так всегда, потакая ее желаниям, с четырнадцати лет исполняя все капризы Ребекки. Они остались вдвоем – мать девушки умерла, когда ей было двенадцать, – Фрэнк Солвей, успешный бизнесмен в области электроники, и его яркая, симпатичная дочь.

Его фабрики были разбросаны по всей Европе, и он непрерывно развивал бизнес в тех странах, где рабочая сила стоила дешевле. Во время ее школьных каникул они путешествовали вместе, посещая офисы его империи, или оставались в Беллето. Потом Ребекка закончила свое обучение в Англии – точнее говоря, когда ей исполнилось шестнадцать, объявила, что школа ей надоела.

– Я хочу просто жить в Беллето, папа.

И как всегда, он сказал:

– Хорошо, дорогая. Как скажешь.

Отец купил Ребекке лошадь, и она проводила счастливые дни, пропадая в виноградниках и оливковых рощах, которые составляли богатство Беллето.

У нее были способности к языкам, и вскоре она выучила итальянский у своей бабушки, а если точнее, то освоила местный тосканский диалект. Фрэнк ужасно говорил по-итальянски, и слуги едва понимали его, поэтому он предоставил вести домашнее хозяйство Ребекке. Спустя некоторое время дочь стала помогать ему и в бизнесе.

Все, что она знала об отце, сводилось к одному – он был успешным бизнесменом. Но не все было так просто.

Отец закрыл одну из фабрик в Англии и открыл другую в Италии, затем поехал осматривать новое помещение в Испании, взятое в аренду.

Когда отец отсутствовал, Бекки вышла прогуляться и неожиданно столкнулась с тремя мрачными типами.

– Ты – дочь Фрэнка Солвей! – сказал один из них по-английски. – Бесполезно отпираться.

– Почему я должна отрицать это? Я не стыжусь своего отца.

– Будьте вы прокляты! – закричал другой. Нам нужна работа, а твой отец внезапно закрыл фабрику в Англии только потому, что здесь рабочая сила обходится ему дешевле. Никакой компенсации, никаких сокращений. Он просто исчез.

Где он?

– Мой отец сейчас за границей. Пожалуйста, позвольте мне пройти.

– Скажи нам, где он, – требовали мужчины. Мы проделали этот путь не для того, чтобы ты нас обманывала.

Ребекка испугалась.

– Отец приедет на следующей неделе, – в отчаянии произнесла она. – Я передам ему, что вы искали его, и, конечно же, он поговорит с вами.

В ответ раздался грубый смех.

– Он захочет поговорить с нами в последнюю очередь, он сбежал.., не ответил ни на одно письмо.

– Но что я могу сделать? – закричала она.

– Ты останешься с нами, пока он не приедет за тобой, – произнес один из мужчин.

– Ну уж нет, – сказал вдруг кто-то твердым голосом.

Все только сейчас заметили, как из-за деревьев вышел и остановился поблизости молодой человек. Его присутствие произвело впечатление на пришельцев – и не столько из-за его роста и ширины плеч, сколько из-за свирепости лица.

– Встань позади меня, – попросил он Ребекку и двинулся к мужчинам.

– Иди отсюда, – угрожающе промолвил один из мужчин.

Юноша, не сказав ни слова, небрежно развернулся и с легкостью опрокинул мужчину на землю.

– Ото… – сказал другой. Больше он не сказал ничего, поскольку юноша предостерегающе взглянул на него.

– Убирайтесь отсюда. И не возвращайтесь.

Рабочие ушли.

– Спасибо, – пылко произнесла Бекки.

– Ты в порядке?

– Да, благодаря тебе.

Трое сердитых мужчин испугали ее. Но этот человек по-своему был тоже опасен.

– Они ушли и больше не вернутся, – сказал он.

– Спасибо. – Она старалась говорить по-английски медленно, чтобы он смог понять ее. – Я так обрадовалась, увидев тебя. Я думала, мне уже никто не поможет.

– Не старайся говорить медленно, я знаю английский, – сказал он гордо.

– Извини, я не хотела задеть тебя. Откуда ты взялся?

– Я живу как раз за теми деревьями. Пойдем со мной, угощу тебя чашкой чая.

– С удовольствием.

Они пошли вместе к его дому.

– Я всех знаю здесь, но этих троих никогда прежде не видел.

– Они приехали из Англии, искали моего отца, но сейчас он далеко, и это разозлило их.

– Может, тебе не стоит гулять одной.

– Я не знала, что они здесь, и потом, почему я не могу поехать одна, ведь это земля моего отца?

– Ах да, твой отец – англичанин, о котором все говорят. Но не вся земля принадлежит твоему отцу. Вот эта узкая полоска земли, которая граничит с домом, принадлежит мне, а я не собираюсь ничего продавать.

2
{"b":"10432","o":1}