ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И так далее. Опыта использования высокой рамки становится всё больше, и авторы книг по пчеловодству уже не могут обходить его своим вниманием. Вот цитата из большой красивой книги под названием «Энциклопедия „пчела медоносная“», изданной недавно под патронажем правительства Москвы:

А. Ливенский. «Неплохой является так называемая „гнездовая система пчеловождения“ в двух корпусах или в корпусе с двумя магазинами в ульях лежаках на 16–24 рамки. Рамки в них дадановские, скрепленные попарно одна над другой скобочками. Получается узковысокая рамка 435х600 мм. Эти сдвоенные рамки наващивают полными листами искусственной вощины и ставят весной в гнёзда семей сначала рядом с рамками с расплодом, а позднее в центр гнёзд, оттесняя постепенно на края более старые, тёмные соты. Такие рамки удобно осматривать, особенно на наличие в них роевых маточников. Сборка гнёзд на зимовку очень проста — отбирают крайние рамки с мёдом, а гнездо не трогают. На зиму вполне достаточно 7–8 таких сдвоенных рамок, если они будут заполнены мёдом наполовину во время главного медосбора. Старые соты удаляют с краёв, а свежие светло- коричневые оставляют на зиму и весну для последующего засева их маткой. Практика показала, что эта гнездовая система пчеловождения особенно удобна для пожилых пчеловодов, да и для начинающих тоже. Осмотры пчелиных семей производятся нечасто, пчёлы сильно не возбуждаются, сохраняется микроклимат в гнёздах. Осмотры происходят гораздо быстрее, чем в высоких стояках, особенно когда приходится искать маточники после долгой ненастной погоды. Зимуют пчёлы в таких лежаках обычно на воле и нередко по две семьи в улье, что улучшает зимовку. Даже 16-рамочного двухкорпусного лежака вполне хватает семье пчёл в условиях Центральной России. Пчёлы почти в них не роятся, а если семья приходят в роевое состояние, то только по вине пчеловода, своевременно не расширившего гнездо. Этот „новый“ старый улей — тоже шаг к улью 21 века, если в нём сделать подрамочное пространство 150–200 мм с сетчатым поддоном, выдвигающимся сзади для чистки дна и „чтения“ зимовки пчёл. К тому же не надо переделывать сами ульи-лежаки и рамки, стандартные для них».

Упоминает о высокой рамке и другой современный автор, убеждённый сторонник современного научного пчеловождения, Микульский Н.Н. в своей книге «Любительское пчеловодство» (г. Рыбинск, 2004 год):

«Приверженцы „большой рамки“ ратуют за отказ от всех способов и методов обслуживания пчёл вне зависимости от того, прогрессивные они или нет. Они тоже зовут обратно к прошлому (перед этим шла речь о колодах — прим. автора), доказывая, что пчеловодство — это ремесло, не требующее от пчеловода каких-либо знаний. Всё должно быть просто, как колода. При этом забывают, что вождение пчёл в колоде тоже требует мастерства, и немалого».

Если оставить без внимания явный перегиб последней фразы, то вот что интересно: очень подробно и толково разбирая в своей книге плюсы и минусы всех современных ульев и систем пчеловождения, автор в нашей системе видит только один недостаток — отказ от современных научных методов. Но ведь это

— вопрос подхода и мировоззрения, а также личного выбора.

Кстати, представляет интерес взгляд автора на дадановский улей:

«Учтите, однако, что стандартные промышленные ульи обладают рядом существенных недостатков. Некоторые из них вообще не пригодны к использованию перспективных методов пчеловождения. К примеру, самый распространённый у Российских пчеловодов дадановский 12-рамочный улей оказался очень неудачным. Вековое его использование принесло стране большие убытки».

Есть и другие упоминания о высокой рамке, но я думаю, приводить их уже нет особого смысла. Главное то, что естественные методы содержания пчёл в однокорпусных ульях на высокой рамке уже давно и успешно используются, несмотря на полное отсутствие информации о них в официальной пчеловодческой литературе.

Причём все пасечники-естественники приходят к тем же методам содержания пчёл, что и мы, путём таких же (или очень схожих) размышлений. И в этом нет ничего удивительного, ведь Истина существует только одна, и ищущий непременно её обрящет.

Каким образом? Путём наблюдений, размышлений и практики. Тот путь, который привёл меня к естественным методам содержания пчёл, я постарался как можно подробнее изложить в первой части книги, которую собираюсь наконец завершить. Причём главной моей задачей было не просто дать конечные выводы и рекомендации, как и что надо делать, но постараться сделать так, чтобы вы прошли этот путь самостоятельно (в моём сопровождении), имея возможность проверить истинность каждого его шага.

Насколько это удалось — судить вам.

А сейчас пора переходить к практике.

Описание улья-лежака на 25 высоких рамок

Наша цель — сделать удобный, качественный, тёплый стационарный улей, который прослужит не одно десятилетие. Ещё он должен быть красивым, чтобы не портил участок и радовал глаз.

Поэтому лично я делаю ульи именно так, как нужно делать, невзирая на затраты времени и труда. И получаются они довольно-таки трудоёмкими и недешёвыми. Но зато всерьёз и надолго.

Эта задача расходится с задачей современного промышленного производства, уже давно сориентировавшегося на технологически простые, дешёвые и недолговечные изделия.

Поначалу корпуса ульев я собирал из сухих досок толщиной 50 миллиметров. Сделать это при наличии минимального столярного оборудования нетрудно, но, во-первых, толщины дерева в 50 мм для нашего климата явно недостаточно и, во-вторых, улей получается не очень долговечным по причине того, что деревянный щит, как бы хорошо он ни был склеен, под воздействием жёстких условий окружающей среды (солнце, мороз, влага) неизбежно коробится и растрескивается. А пчёлы к любым трещинам в стенках своего жилища относятся крайне негативно.

Позже эти ульи я стал обшивать двумя слоями джута (1 сантиметр для тепла) и поверх джута вагонкой. Наружная обшивка не только даёт дополнительное утепление, но и полностью принимает на себя воздействие окружающей среды, обеспечивая внутреннему корпусу стабильные условия и продлевая его жизнь во много раз.

Однако такой улей получается слишком тяжёлым и трудоёмким в изготовлении.

Поэтому на данный момент я перешёл на каркасный способ изготовления основного корпуса. В этом случае из брусков толщиной 50 мм набирается пустотелый каркас, который затем изнутри обшивается фанерой (4 мм достаточно) и заполняется утеплителем (я использую пенопласт). Снаружи корпус улья обтягивается ветроизоляционным материалом (подойдёт и пергамин) и обшивается вагонкой.

Такую технологию практически все авторы считают оптимальной, поскольку улей получается очень тёплым (5 сантиметров пенопласта эквивалентно (равно) приблизительно 15 сантиметрам дерева), долговечным (обшивка вагонкой!), лёгким, и гарантирует отсутствие каких бы то ни было щелей в стенках. Дополнительный плюс ещё и в том, что улей со временем можно будет обновить или подремонтировать, сменив при необходимости обшивку (внешнюю или внутреннюю) и даже утеплитель.

Дно улья делается либо по такой же каркасной технологии, либо собирается из массива дерева. Дно входит в четверти глубиной 10–15 мм, отобранные на нижних гранях боковых и задней стенок, и выступает спереди улья, образуя прилётную доску. Между выступающим дном и передней стеночкой оставляется щель в 10 мм, служащая нижним летком, который может быть открыт полностью во время главного медосбора или прикрыт на нужную длину. Это очень удобно.

Дно к задней стенке крепится петлями, и, поскольку улей опирается на подставку боковыми несущими стенками, может откидываться вниз для весеннего ухода.

На внутреннюю обшивку корпуса (без учёта дна) уходит три четверти листа фанеры, раскрой которой позволяет сделать внутреннюю высоту корпуса 520 миллиметров, а длину 940 мм (25 рамок). Ширина внутреннего объёма стандартная — 450 миллиметров.

19
{"b":"104329","o":1}