ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, – вмешался Винченцо. – Ты ничего не говорила. Ты просто подняла ужасный шум и до смерти перепугала нас обоих, маленькая негодница. – Он послал Джулии предупреждающий взгляд.

Предостережение было излишним. Она ни за что на свете не стала бы слишком сильно давить на ребенка. Сегодня перед ней сверкнул луч надежды, и этим она пока будет жить.

– Выпьешь теплого молока? – спросил Винченцо.

Роза согласно кивнула и снова прислонилась головой к Джулии.

– А ты можешь сам его принести, дядя Винченцо? Мне хочется, чтобы Джулия осталась со мной.

Он положил Карло обратно в кроватку и пошел на кухню.

– Тебе часто снятся страшные сны? – мягко спросила Джулия.

– Иногда. С тех пор, как погибли родители.

Только они все такие перепутанные, что потом я даже не могу сказать, о чем они…

Ее голос умолк, и через минуту Джулия поняла, что успокоенная девочка снова уснула. Она сидела, гладила спутанные волосы дочки и думала о ней с неистовой материнской радостью.

Через какое-то время Роза прошептала, приоткрыв глаза:

– Дэнни у Карло?

– Нет, он на полу.

– Можно его мне?

Джулия подняла потрепанного старого кролика и вложила его в объятия Розы. Девочка удовлетворенно пискнула и мгновенно уснула.

Джулия опустилась на колени возле кровати и так стояла, глядя на Розу полными любви глазами.

Вошедший минуту спустя Винченцо застал их в этом положении и тихо удалился, оставшись незамеченным.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

На следующее утро вернулась Джемма, и Винченцо пошел проводить Джулию домой. Роза хотела пойти с ними, но Винченцо мягко уговорил ее остаться. У них впервые после событий вчерашнего вечера появилась возможность поговорить наедине.

Какое-то время они шли молча, потом Джулия сказала:

– У меня такое ощущение, будто я с помощью Розы познакомилась с Бьянкой. Я этому рада. Теперь она для меня реальный человек. До этого у меня, похоже, была мысль о том, что ее надо изгнать, потому что она незаконно захватила мое место. Но теперь я не могу так поступить. Надо, чтобы места хватило всем нам. Роза придет ко мне только вместе с Бьянкой.

– Это была женщина с самой щедрой на свете душой, – печально сказал Винченцо.

– Да, я теперь это знаю. Она старалась посту пить со мной по справедливости, и я отплачу ей тем же.

– И в конце концов Роза придет к тебе, – сказал Винченцо. – И ты ее увезешь отсюда.

– А ты просто будешь стоять и смотреть, как я это делаю?

– Во всяком случае, я не собираюсь препятствовать ей, если она захочет быть с матерью. В родстве ваших душ сомневаться не приходится. И Роза это чувствует. В глубине своего существа девочка знает, кто ты такая. Она не осознает, что именно она знает, но это знание есть, и рано или поздно оно всплывет на поверхность.

– Это чуть не случилось вчера вечером, – сказала Джулия. – Она кричала по-английски.

– Почему ты так думаешь? «Нет» звучит одинаково на обоих языках.

– Но она кричала «Mummy», а не «Mamma».

– Да, – задумчиво произнес он. – Она заново переживала тот момент, но когда проснулась, то ничего не помнила.

Когда показался все еще закрытый ресторан, они увидели, что какой-то молодой человек пытается заглянуть через окна внутрь.

– Эй! – окликнул его Винченцо.

Молодой человек вздрогнул. Он был худой, светловолосый и нескладный.

– Здравствуйте! – сказал он. – Меня зовут Терри Дейл. Я работаю на фирму «Саймон и сын». Я ищу миссис Хейдон.

– Это я, – тут же отозвалась Джулия. И добавила, обращаясь к Винченцо:

– Это мои адвокаты в Англии. Я позвонила им, когда поселилась здесь.

– Прошу, – сказал Винченцо, открывая дверь ресторана и приглашая обоих войти.

– Я принес вам хорошие новости относительно компенсации, – объявил Терри Дейл, как только вошел. Он что-то написал на клочке бумаги и сунул ей. – Ну, как вам это?

При виде суммы Джулия широко открыла глаза.

– Вы уверены, что не приписали по ошибке лишний ноль? – спросила она.

– Здорово, правда? Но это еще не все. Все знают, что вы разыскиваете вашего мужа, и если у вас есть какие-то зацепки, то тогда…

– Прошло много лет, – осторожно сказала Джулия. – Возможно, его уже нет в живых.

– Это не имеет значения. Даже если он мертв, полиция может отследить его былые связи, допросить тех, кого он знал, и гак далее. Это могло бы принести вам значительную прибавку.

– А я и не знала, что это делается таким образом.

– Официально нет, но такого рода информация может быть полезной…

Терри Дейл принялся писать еще цифры и показывать ей с видом щенка, ждущего, чтобы его погладили по головке.

– Очень жаль, но я ничем не могу вам помочь, твердо сказала Джулия. – У меня нет ни малейшей информации, и это мой окончательный ответ. Придется довольствоваться меньшей суммой компенсации.

– Да, жаль, потому что…

Джулия взяла бумажку с цифрами и порвала ее на мелкие кусочки.

– До свидания, мистер Дейл. Поблагодарите, пожалуйста, вашего босса за его старания и попросите довести дело до конца.

Выпроводив его, она вернулась к Винченцо и увидела, что он смотрит на нее с выражением, в котором смешивались поровну одобрение и подозрение.

– Я не видел этих цифр, – сказал он, – но они, должно быть, впечатляют.

– Еще чего! Чтобы дом кишел полицейскими?

Чтобы Роза расстраивалась? Ни в коем случае.

В душе она проклинала Брюса. Неужели его недобрая тень будет нависать над ней до конца жизни, губя все, что ей дорого?

– Я приняла решение и знаю теперь, что делать дальше.

У нее внутри будто вспыхнул свет. Винченцо это напомнило тот вечер, когда она вернулась с Мурано, излучая уверенность и решимость.

– Что ты собираешься делать?

– Во-первых, уйти с работы, как только ты сможешь обходиться без меня.

– Если хочешь, можешь это сделать прямо сейчас.

Силия возвращается из свадебного путешествия.

– А можно мне пока остаться в квартире?

– Конечно. Она все равно туда уже не вернется.

Но что ты собираешься делать?

Практиковаться. Заново отточить профессиональные навыки и умения перед тем, как взяться за твой дом.

На следующий день, прихватив альбомы для зарисовок и угольные карандаши, Джулия отправилась бродить по Венеции, набрасывая быстрые штрихи, создавая жизнь на бумаге.

Сначала она работала с достопримечательностями – площадь Святого Марка, мост Риальто, потом ее вниманием завладели маленькие канальчики, улочки с развешенным над головой бельем, пустые лодки, качающиеся на воде. Делать наброски было легко, но потом перед ней встала более волнующая задача – передать атмосферу этих таинственных уголков.

Уйдя с головой в работу, Джулия не сразу заметила, что уже не одна. Некое маленькое, но очень решительное привидение маячило прямо у нее за спиной и мгновенно исчезало, стоило ей только повернуть голову, но потом вновь появлялось и продолжало неотступно преследовать ее.

– Ну ладно, – наконец сказала она. – Выходи и дай мне посмотреть на тебя.

Какая-то фигура, замотанная шарфом по самые брови, в натянутой на уши толстой шерстяной шапке, вышла из-за угла и встала перед ней. Джулия скрестила руки на груди и стала с усмешкой ее разглядывать. Фигура без промедления тоже скрестила руки.

– Ты следишь за мной? – спросила Джулия.

Кивок.

– С тобой кто-нибудь есть?

Покачивание головой.

– Ты сбежала одна?

Озорная нотка в голосе была под стать озорному блеску глаз.

– Я не одна. Я с вами. – Роза оттянула книзу шарф, под которым обнаружилась дерзкая ухмылка. – Сегодня дядя Винченцо позволил мне пойти в ресторан вместе с ним. Он сказал, что вы наверху, и я хотела подняться, но потом увидела, что вы выходите из боковой двери. Тогда я пошла за вами.

– Кто-нибудь знает, где ты?

– Да. Вы знаете.

– Думаю, этого недостаточно, – сказала Джулия, с трудом сдерживая смех и вынимая сотовый телефон. Через секунду она связалась с рестораном. – Винченцо? Здесь кое-кому необходимо поговорить с тобой. – Она протянула телефон Розе. Говори.

21
{"b":"10433","o":1}