ЛитМир - Электронная Библиотека

Только-только я подумала, что в безопасности, как в дверь деликатно постучали. Сердце моё учащённо забилось…

Тук-тук-тук…

Я тихонько повернула ключ в замке, пытаясь закрыться, затем — опустила щеколду — также тихо. Активировала часть заклинаний, запрещающих вход в мою комнату. Пусть думают, что я где-нибудь далеко…

Внезапно, я осознала, что не смогу вечно прятаться от Аслана… Ведь будет ещё и свадьба Вики, потом — родится их с Эдером ребёнок… Прятаться по углам, когда надо будет собирать сестрёнку на свадьбу, я не смогу, да и когда малыш родится — тоже… Я надеялась, что никогда Аслан не решится приехать к нам, но он здесь… И в — первые — я в панике… Не знаю, что делать…

Конечно, я понимала, что когда-нибудь всё равно его увижу, но сейчас — я была не готова его видеть. Сердце, так долго и тщательно, собираемое мною из осколков, могло снова разлететься, а я этого не хочу…

Стук в дверь снова раздался, затем, в коридоре послышались голоса.

— Её здесь нет. Где твоя сестра, Вики? — это голос Эдера — настойчивый такой — интересно, им опять что-то понадобилось от меня?

— Я тебе говорю — если что-то случается — она всегда бывает в своей комнате. Там ей думается лучше — «сдала» меня сестрёнка.

Ну что я могу поделать, если действительно, думаю, что в комнате могу спрятаться от всего на свете?

— А может просто выбьем дверь? Заодно и узнаем — там она или нет, — это уже Аслан.

И чего, спрашивается, ему неймётся в своей стране? Ну правитель — так правь! Чего по мелким провинциям мотаешься? Да и покушать они собирались…

Додумать я не успела — просто почувствовала, как кто-то весьма нагло пользуется магией, вскрывая мои замки — вот-вот и они войдут, я бежать некуда, разве что…

Я посмотрела на окно, в которое заглядывали зелёные листочки оливы…. Интересно, шум от разбитого стекла будет очень слышен?

Активируя последнее заклинание, защищающее мою дверь от взлома, поставленное ещё со времён моего подросткового ребячества, я разбила стекло табуреткой, и, очистив проём от торчащих в нём стёкол, сиганула вниз. Спасло меня от перелома ноги лишь то, что длинный подол платья зацепился за что-то, и я, пролетев несколько метров, спокойно повисла над землёй…. Оторвав последнее, что осталось от некогда шикарного голубого платья, я рванула по направлению к озеру. Уж там-то меня никто не найдёт — или просто не посмеет беспокоить.

— Олимпия, ты куда? — послушался удивлённый голос отца, восседающего верхом на лошади. Пыль ещё не осела, а значит, отец только что вернулся.

— Я? Я приду папа. Не ждите меня. — Выпалила я, и побежала в сторону озера за дом.

Кажется, отец пробурчал что-то вроде «вот дети пошли», а дальше я уже не слышала…

Голубая, спокойная гладь озера встретила меня лёгким, прохладным ветерком… Я вдохнула свежий воздух, затем — сняла остатки платья, оставшись в сорочке, и прямо с разбега сиганула в озеро, с короткого, построенного специально для нас, причала…

Озеро в нашей провинции было небольшим — даже с этой стороны можно разглядеть противоположный берег. Синее, оно словно отражало голубое небо, или, может наоборот? Небо отражало тёмно-синюю гладь воды, растворяя цвет в солнечных лучах?

Песчаный берег, тоскливые крики чаек — всё это так до боли знакомо… После приезда, я частенько приходила сюда — либо с сестрой, либо без неё — плавала я хорошо, иногда, даже могла переплыть на ту сторону круглого, практически ровного по краям, озера.

Отец в детстве частенько брал меня на рыбалку. Рано утром, когда землю ещё покрывает предрассветный туман, мы садились в маленькую деревянную лодку, и плыли к середине озера — там, отец доставал удочки и начиналось самое интересное — клёв в этих местах просто замечательный, и мы, после нескольких часов, уже могли похвастаться богатым уловом.

Потом, отец грёб к берегу, мы отдавали улов слуге, тот — в свою очередь, нёс его на кухню. И пока мы купались, наш улов превращался в аппетитное блюдо, которые мы и съедали с аппетитом, приходя после купания…

Кстати об аппетите… Я с обеда ничего не ела, а благодаря незваным гостям — не поем ещё очень долго…

С такими мыслями я и бродила по берегу, рисуя ногами на песке причудливые фигуры…

— Липа?

Из раздумий меня вывел голос сестрёнки. Я сидела на песке, и даже не заметила, как солнце село.

По земле разливался тёплый туман, оседая капельками воды на листьях и траве.

— Что? — я подняла голову и посмотрела на сестру.

Луна ещё не вышла, но и солнце, только-только скрывшееся за горизонтом, продолжало тянуться своими лучами из-за горизонта. Так что видеть я сестрёнку могла вполне нормально.

— Ты на ужин не придёшь? — в голосе Вики отчётливо слышались нотки упрёка, — Эдер хочет с тобой поговорить…

— А я с ним как-то не очень… — отозвалась я, вновь вглядываясь в стелящуюся дымку над поверхностью воды. Становилось немного сыро и прохладно, но при мысли, что придётся выдерживать взгляд Аслана — я предпочитала заночевать здесь.

О чём и поведала сестрёнке.

— Липа, — со вздохом сказала она и присела рядом со мной, — Ты должна с ним поговорить! Объясниться, в конце концов!

— Вики — я посмотрела на сестру, — Я никому и ничего не должна. Последний раз, когда я кому-то что-то была должна — Далиара потребовала меня бросить любимого человека. Теперь — я не буду идти на поводу ни у кого, ни у чего. Прости — я обняла сестру одной рукой за плечи. — Но так нужно…

— А на ужин утка с яблоками….- как — бы невзначай бросила сестрёнка.

Я тяжко вздохнула — утка с яблоками — это, конечно хорошо, но лучше я останусь голодной — чем пойду в логово к зверю… Да и с чего бы такие изыски? Последний вопрос, я задала сестричке вслух.

— Так гости дорогие приехали. А птицу привёз отец. — ответила Вики, — и малиновки под грибным соусом будут…

Я снова вздохнула — и приказала себе думать о том, как буду себя чувствовать, когда встречусь с Асланом.

— И мороженое с мёдом, — добила меня Вики.

— Ладно! — выпалила я, — Твоя взяла! Но если ты меня обманула — придушу, и не посмотрю, что невеста Эдера. Понятно? — Я угрожающе посмотрела на сестру.

Всё-таки голод — не тётка… Да и мороженое с мёдом я очень сильно люблю…

Когда я уже почти была готова войти в дом, Вики остановила меня.

— И ты собираешься идти ужинать в этом тряпье? — она с негодованием посмотрела на остатки моей одежды.

— Ну… — я осмотрела оборванный подол, и выглядывающую из-под него сорочку.

— У нас уговор, Липа — ехидно сказала сестра, — Или ты идёшь переодеваешься в платье — или я расскажу о причине вашей ссоры с Асланом, Эдеру.

Я вздохнула, но подчинилась.

Большая столовая располагалась на первом этаже, но в противоположной стороне от наших комнат. Поэтому, я без труда юркнула на второй этаж и не была незамечена вражескими шпионами…

И только в комнате, где окно уже заделали, я поняла, какая же я дура…

Я прячусь от Аслана, когда нужно наоборот — сделать вид, что я вся такая сильная — и вовсе не страдаю от нашего разрыва…

Но я, естественно, страдала…

И вечер у меня сегодня будет трудный — нужно не только не дать понять, что что-то не в порядке, отцу, но и выдержать присутствие Аслана….

«Верала, помоги!» — подумала я, и наскоро вымыв голову и тело в приготовленной бадье (Вики всё предусмотрела), начала выбирать платье.

Точнее сказать — я просто сунула руку в приоткрытый шкаф и вытащила первое попавшееся.

Одевшись, только спускаясь вниз по ступенькам, я поняла, что платье из чёрного шёлка, подол и лиф — в красивой вышивке красного цвета. Я посмотрела на себя настолько, насколько смогла — широкие бретели делали декольте практически безграничным, да и волосы, я как назло, убрала вверх — а переделывать теперь некогда — уже показались двери Большой столовой…

Я вновь посмотрел на себя — чёрный шёлк красиво струился внизу, и облегал тело вверху. Если бы не тонкая сорочка — под всем этим великолепием — я бы подумала, что раздета, ибо именно такое ощущение создалось на коже…

59
{"b":"104332","o":1}