ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Зак, у которого есть план, это совершенно другой Зак. Это Зак деятельный, Зак неунывающий, Зак, который рвется вперед, и горе тому, кто окажется у него на пути… В данный момент у него на пути оказались: столик, устоял; лицо в зеленом, пять штук, устояло сорок процентов; официант с двадцатью бокалами и тремя подносами с шестью тарелками на каждом, даже не пошатнулся; три охранника-швейцара, размах плеч не менее двух метров, оказались неведомо где. Если же описывать коротко произошедшие события, то Менский, выбираясь из кафе, даже не заметив того прошел через пять кордонов полиции, посланной поймать сообщившего о жутком побоище индивида, а также семь кордонов бритоголовых братьев-близнецов, собранных со всего города с целью отомстить за своих собратьев. И, не заметив, что за его спиной началось форменное побоище, что и позволило Заку беспрепятственно покинуть площадь, Менский отправился в Великославию. Пройдя кварталов десять он подумал, что что-то тут не так. Еще через пятнадцать наконец понял, что именно не так — он понятия не имеет, где эта Великославия, да и добираться пешком в другую страну несколько недостойно правителя Мена. А потому данную свою оплошность тут же исправил — зайдя в ближайший магазин и купив карту местности. Как оказалось, Великославия — северный сосед Окраины, в столице которой, Выйыке, он сейчас и пребывал. И судя по карте, самым прямым, а также единственным, путем, который позволял ему добраться до цели, был Железный Путь. Что именно это такое он не знал, однако, как показала крупномасштабная карта Выя, этот самый Железный Путь начинался всего в нескольких кварталах от того места, где Зак сейчас пребывал. Обрадовавшись подобному совпадению, Менский незамедлительно, следуя указаниям купленного тут же путеводителя, отправился к Железному Пути.

Дойдя до места он наконец понял, что же скрывалось под столь загадочным названием. А скрывался, как оказалось, именно железный путь. Что это такое будет описано несколько дальше, а пока следует сказать пару слов по поводу того, что вообще представлял из себя транспорт в Иноземии. Не имея под боком ранавов, всегда готовых продать желающим завзов, местным жителям приходилось обходится тем, что есть. Вернее обходиться без того, чего у них не было. А не было у них почти ничего — ни крупных вьючных животных, типа коней или завзов, ни высокоразвитой техники, вроде паровой машины или двигателя внутреннего сгорания. Зато были, причем в огромном количестве, мелкие зверьки, вроде сусликов, которые не годились ни на корм, ни на шерсть. Да и вообще ни на что не годились, а бегали по полям да ели все, что могли найти. Происходило так до той поры, пока один иноземец, имя которого история, увы, не сохранила, не догадался, что быстро бегающих зверьков вполне можно использовать для езды. Для этого всего лишь надо построить тележку с колесом, запустить их в это колесо и постоянно подсыпать туда понемногу еды. При этом суслики, назовем их так, все время бегут за едой, крутят колесо, а тележка катится вперед. Идея вроде бы не оригинальная, однако как оказалось, невероятно действенная. И постепенно из банальной диковинки транспорт на сусликах в некоторых странах стал самым популярным видом транспорта, вытеснив на второе место такую вещь, как ноги. При этом с сусликами, как оказалось, работать невероятно просто — чем больше сыпется еды, тем быстрее они бегут. Живут эти суслики по сто лет, бегать могут с раннего детства до глубокой старости. Используя столь благородный материал, выросло сразу несколько огромных монополий, специализирующихся на производстве сусликомобилей. Соревнуясь друг с другом, кто сможет засунуть в один двигатель побольше сусликов, кто сделает пооригинальнее систему питания, кто предложит сусликодвигатель на больше передач, кто облегчит для сусликов беговую дорожку, ну и наконец кто сделает более экологически чистую систему выведения отходов жизнедеятельности сусликов. В результате появились сусликомобили, способные развивать скорость до пятидесяти километров в час, и на сто километров пути потребляющие не более десяти килограмм корма для сусликов. По всем странам открылись тысячи и тысячи заправочных станций, где в сусликомобили заливали воду и засыпали корм для сусликов. Открылось огромное количество станций технического и ветеринарного обслуживания. Начались даже проводится работы по созданию летающего сусликомобиля, но тут возникли определенные трудности — для того, чтоб суслики с нужной скоростью крутили колеса, и крылья удерживали сусликомобиль в воздухе, им понадобилось невероятно много еды, которая заметно утяжеляла вес транспортного средства и не позволяла ему взлететь. Предлагались другие виды пропитания, более калорийные и энергетически емкие, однако суслики их есть наотрез отказывались, отдавая предпочтение тому, что их предки еще сотни лет назад добывали себе на полях. Однако если летающий сусликомобиль пока оставался сказкой, сусликомобиль, способный перевозить огромные грузы и пересекать огромные расстояния, стал реальностью. И именно он назывался Железный Путь.

Почему именно так? Да потому что представлял из себя три рельсы, одна из которых лежала на земле, в две другие стояли на опорах в трех с половиной метрах друг от друга. И по этим трем рельсам постоянно курсировали огромные, по несколько тысяч сусликов каждый, сусликомобили. Размером с крупное здание, они были настолько мощны, что толкали перед собою по несколько десятков вагонов, в которых вполне могли ездить люди, перевозиться грузы, да и вообще, все, что только душе угодно. Титаническими усилиями и огромным трудом тысяч людей подобные пути воздвигли по всему миру, тем самым позволив воплотить извечную мечту человека — перемещаться с места на место, не вставая при этом с дивана. Изначально просто прибыльное экономическое предприятие, постепенно Железный Путь превратился в стратегически важный объект, от которого зависела безопасность государства, и потому внимание ему уделялось соответственное. Причем, не зная предпосылок данного факта, само его наличие Зак заметил моментально — все отходящие с вокзала Выя по Железным Путям локомотивы были под охраной нескольких слоев арбалетчиков, и без предъявления как минимум трем рядам охраны документов никто попасть на ведомый сусликами поезд не мог. Причем, судя по внешнему виду стражи, а Зак мог оценить такие вещи с одного взгляда, тут собрались вовсе не зеленые новички, которых можно запугать или обмануть, а опытные ветераны, те, кто брезговал гоняться по городским улицам за бабушками-марафонками или проверять документы в центре Выя. Тут были те, кто, Зак чувствовал это, вполне могут оказаться достойными противниками, сведи их с ним судьба в открытом бою. А потому о том, чтоб применить силу, даже речи не шло. Менский понимал, что Иноземия готова постоять за свои права, и так просто, как у него все выходило до этого, будет отнюдь не всегда. Та что занялся Зак делом важным, стал думу думать.

А так как думу думается лучше всего на сытый желудок, Зак, совсем недавно вроде бы перекусивший, но опять испытывающий нечто вроде голода, отправился в буфет, где и продолжил мыслить. Первым, что пришло ему в голову одновременно с тарелкой чего-то поджаренного хрустящего овощного, было забраться на поезд не тут, а когда он отправиться в путь. Однако, проследив за поездами, эту идею Зак откинул — арбалетчики внешних двух колец действительно покидали свой пост, но зато внутреннего — занимали новый пост, на крышах вагонов, где, судя по всему, и несли дежурство до самого места назначения. А бегать за поездом, когда тебя обстреливают, занятие малоприятное и не очень благодарное. Вторым, что пришло в голову одновременно с тарелкой чего-то сырого хрустящего травянистого, было добыть себе те самые документы, по которым проникают на поезд люди. Однако и этот вариант имел определенные, и достаточно значительные, недостатки. Благодаря своей значимости, билеты на Железный Путь были столь же важным стратегически объектом, как и сам Путь, а потому получали их люди по другим документам прямо тут, проходя, как пронаблюдал Зак, длительное собеседование. Сомневаясь, что он его сможет так просто выдержать, Менский не был уверен и в том, что он сможет добыть себе документы за тот короткий период, пока их обладатели шли от места получения до проверки около поезда. Навыки карманника, это была одна из немногих отраслей человеческой деятельности, в которой Зак признавал себя абсолютным профаном, а отбирать документы силой на виду у тех самых сотен арбалетчиков было бы верхом глупости. Наконец, в то время, когда ему принесли напиток из кислых сухофруктов, в голове Зака начал оформляться третий, самый гениальный план из всех тех, что когда-либо приходили ему в голову. Это был уже почти готовый шедевр, который сразу же можно заносить в любые учебники, как пример того, что мысль человека обладает воистину неимоверной шириной полета. Однако, когда до момента озарения оставались считанные наносекунды, Зака самым наглым образом отвлекли. Гениальная мысль на это обиделась, и тут же покинула голову Менского в поисках кого-то, кто бы смог в себя ее вместить. А Зак был вынужден тем временем общаться с тем самым индивидуумом, сто совершил столь великое злодеяние, потревожив Менского во время мыслительного процесса.

12
{"b":"104334","o":1}