ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дорогие члены клуба «Лоцман»! Здравствуйте!

Прошло совсем немного времени со дня основания нашего клуба. Настала пора осознать нам, что мы есть и зачем мы существуем. Позвольте мне выразить свои, весьма спорные подчас, мысли по этому поводу. Я не претендую "на истину в последней инстанции", поэтому очень жду обсуждения этой статьи (и, может, осуждения меня) в нашем печатном органе — ТС. Во-первых, хочется отметить, что мы все-же собрались! Люди, уважающие, чтящие и любящие Крапивина — особые, необычные в чем-то люди. (Спасибо нам всем! Кто не любит комплиментов?) Но я прекрасно понимаю, что критерий отбора (как сказали бы программисты, ключевое слово) — «Крапивин» — не очень совершенен. Творчество ВП очень многогранно, и каждый находит в нем что-то свое. Подчас новое обнаруживается при повторном прочтении, и тогда замечаешь — ты становишься взрослее… Ты «открываешь» еще один штрих творчества Крапивина для себя. На сегодня самая главная цель нашего клуба — быть ориентиром, «Лоцманом». Помочь одному человеку найти другого. Потому что иногда очень хочется найти Друга, найти приятного собеседника, просто человека, мысли, душа, характер которого тебе интересны и (может быть) небезразличны. Хотя клуб решает и другие, более прозаические вопросы. Например, самая полная на данный момент библиография всех произведений ВП скоро "выйдет в свет", и каждый сможет посмотреть ее и… обрадоваться — сколько еще ему предстоит прочитать.

Был такой момент, когда я почувствовал полное отчаяние клуб есть, список адресов в нем есть, а людей… не видно. Казалось бы — протяни руку, и… Но ТС — единственное видимое проявление работы клуба — являлась печатным органом не клуба, но его "главного координатора". Можно было бы самому — взять и "протянуть руку", написав письма всем. Но на это не каждый способен… Моя статья — это и попытка протянуть руку — к вам, к тем, кто написал в клуб не просто так, от скуки; к тем, кто ждал чего-то от клуба…

Я попытаюсь предложить свою модель дальнейшего функционирования клуба. Этой статьей я постараюсь охватить все поле деятельности, связанное с именем ВП. Наметить ориентиры, в которых может (и должен?) развиваться клуб. Может быть (я надеюсь на это, я в это верю!), эта статья вызовет больше откликов в сердцах (и письмах) членов клуба, нежели скромное объявление Юры в одном из выпусков ТС: "Почему никто не присылает материалы для ТС?". Пишите, не бойтесь, что получится коряво и не для печати ведь это же мы все — такие же люди! И нас не так много… Итак,… Кто мы? Зачем мы существуем? Чего мы хотим?

"Лоцман". Подклубы.

Я повторю свою главную здесь мысль, что тема «Крапивин» очень обширна, чтобы ее смог координировать один человек, или даже группа (2, 3, 5) людей (например, в Новосибирске). Потому что у них не будет сил, времени и… желания. Мне видится, что самым оптимальным оказалось бы условное деление клуба на подклубы. Люди, объединенные более тесно общим интересом к какой-нибудь одной «грани» творчества К, развивали бы ее более профессионально в рамках одного клуба, т. е. взяли бы на себя часть работы Юры; и, возможно, объединились бы более тесно — по интересу. Подклубы — это реальная необходимость для:

а) поиска людей, близких по духу, по интересам, по кругу интересующих проблем;

б) уменьшения объема информации, проходящего через руководство клуба;

в) увеличения ее (информации) качества и наиболее полного охвата всего, что связано с именем ВП и близкими темами.

…Все мы разные. Вам может нравиться все-все-все, связанное с Крапивиным. Могут нравиться отдельные произведения. Но, если даже нравится все, наверное, что-то конкретно нравится больше — может даже неосознанно, подсознательно. Все зависит, конечно, от пристрастий и наклонностей людей.

Два года назад я сделал подшивку из пяти повестей ВПК. Неожиданно для меня она явилась своеобразным тестом для тех людей, которым я давал ее читать. А повести были следующие: 4-я и 5-я из повестей про Джонни, «Сандалик», "Оранжевый портрет" и «Флаг-капитаны». Очень интересны результаты этого «теста»:

— Одному человеку понравились больше всего «Сандалик» и «Флаг-капитаны». Почему? В них действует сам писатель. Автобиографичность. В них наиболее хорошо показано, как завязывается тоненькая ниточка между мальчишкой — маленьким человечком — и взрослым. Взрослый и ребенок. Командорство. (Очевидно, что командорство и автобиографичность очень сильно связаны.)

— Другой, по натуре веселый и общительный, добрый и отзывчивый человек, правда, из-за этого (?) немного безответственный, выбрал повести про Джонни. Безусловно, они в чем-то похожи.

— Третий высказался за "Оранжевый портрет". Впрочем, сам того не понимая, он похож на Фаддейку — с той же мечтой в сердце.

…Но нас объединяет одно — мы неравнодушны к творчеству Крапивина. Чтобы помочь вам найти друг друга, я попытался выделить нечто общее в людях, которым нравится творчество ВП. Я попытался проанализировать, чем оно может нравиться тем или иным людям. Наверное, несколько наивно я выделил «грани» творчества наиболее яркие на мой взгляд, более-менее независимые пласты. Конечно, анализ мой несовершенен, очень многое не сказано (например, в силу ограниченности объема статьи) и, видимо, будет сказано на страницах ТС позже (если вам это будет интересно).

Чтобы наиболее понятно изложить свои мысли, я буду описывать иногда типажи — людей, у которых наиболее отчетливо выражено понимание той или иной «грани». Может быть, этих типажей и нет в чистом виде на свете — ведь в каждом человеке "всего понемногу замешано". Творчество нельзя расчленить на отдельные кусочки; нравится оно, конечно, во взаимосвязи. Но мне кажется, что человек индивидуален, и у него, наверное, бывают свои какие-то индивидуальные струнки. Может быть, тогда совсем не имеет смысла говорить о «типажах» — потому что все мы разные. Я думаю, что такое (чисто условное!) деление позволяет найти друг другу человека, более близкого, чем взятый наугад человек из клуба «Лоцман» (Который, быть может, написал в клуб просто от скуки, от нечего делать и т. д). Я железно уверен, что многих типажей я просто не заметил — я общался только с маленькой частицей людей, знающих творчество К. «Грань» — это возможный подклуб, где объединятся люди с близкими интересами. …Может быть, подклубы и не возникнут.

Я только хочу сказать, что Юра и Равель вдвоем не справятся со слишком обширной темой и, во-вторых, они сами заведомо отбирают информацию, интересную только им, и никак не уделяют внимания информации, связанной с отражением других граней творчества ВП, не интересных им, но интересных другим.

Я только хочу сказать, что если кто-то чувствует особый интерес к какой-то отдельной области, если таких людей набирается много и они объединяются, то это было бы здорово. Если кто-то чувствует в себе силы взять руководство(?), координацию(?) этой области на себя, это замечательно. Подклуб — это лишь формально, условно, т. к. все мы — члены одного клуба. Но без вашей поддержки клуб просто развалится!.. Подклубы могут устраивать собственные сборы. По моему мнению, именно в подклубах люди найдут именно то, что им интересно, что им нужно, и шансов собраться вместе у подклуба больше, чем у всего клуба. Может быть, общение с другими членами клуба будет менее интенсивным (например, за отсутствием необходимости).

I. ГРАНИ ТВОРЧЕСТВА

Крапивин — писатель.

Я хочу подчеркнуть свою главную мысль: Крапивину удалось удачно соединить в своих произведениях множество гениальных граней своего творчества. Как-то читал я в книге Гуревича мнение о том (передаю смысл цитаты), что "Крапивину очень хорошо удается такая двойная проекция своих произведений: дети зачитываются увлекательным сюжетом, взрослые тоже читают, говоря: "занимательно"". Дело здесь намного более серьезно и глубоко. Крапивин действительно удачно соединяет в своем творчестве "очень многое" и "для очень многих". Произведения его на самом деле и похожи, и разные. Крапивин — детский писатель.

13
{"b":"104340","o":1}