ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как вас зовут? — спросил Чань.

— Мое имя не имеет значения, уверяю вас, — сказала она. — Я всего лишь посланник…

Внезапный спазм в горле Чаня прервал ее речь. В его память накрепко въелось мимолетное видение Анжелики (неестественный цвет ее кожи, ее глубинное стеклянисто-синее мерцание и яркая прозрачная небесно-голубая поверхность), но он был не в состоянии перевести в обычные слова неожиданное, подавляющее воздействие этого образа. Поморщившись от неприятного чувства, он снова сплюнул, вызывая в себе бешенство, чтобы не прослезиться. Он шевельнул правой рукой, пальцы его сжались от ярости, когда он подумал о том, что вся мерзость, происходившая там, внизу, была устроена ради развлечения… уважаемых… зрителей.

— Я видел, что здесь произошло, — прошипел он. — Что бы вы ни сказали, это не поколеблет меня.

В ответ женщина отступила в сторону и сделала движение рукой, приглашая его пройти. При этом драгуны, стоявшие в шеренгу, разделились и, ловко щелкнув каблуками, выстроились вдоль двух стен, образуя для него проход. Метрах в десяти за ними Чань увидел вторую шеренгу, разделившуюся таким же образом и с таким же четким стуком каблуков, они встали вдоль аркообразного прохода, ведущего в глубины дома.

У себя за спиной в башне он услышал приглушенный рев — кричали зрители в камерах, но он даже не успел задаться вопросом, с чем это связано, — его качнуло от другого грубого видения, проникшего в его мозг. К своему бесконечному стыду, он увидел себя самого — тщеславного оборванца с тростью в руке. Он сладострастно тянулся к маленькой ручке с изящными пальчиками, простертой к нему… с брезгливым отвращением. Анжелика всем сердцем презирала его!

Видение исчезло, и он на нетвердых ногах пошел вперед. Подняв глаза, он увидел, что драгуны моргают, пытаются взять себя в руки, распрямить спины, увидел он и как женщина тряхнула головой, посмотрев на него с жалостью, но в выражении ее лица по-прежнему преобладала сдержанность. Она повторила свой жест, приглашая Чаня присоединиться к ней.

— Думаю, будет лучше, Кардинал Чань, — сказала она, — если мы выйдем за пределы зоны воздействия.

* * *

Они шли молча — драгуны в колонну по одному впереди и за ними. Сердце Чаня еще не успело оправиться от тяжелого удара — видения Анжелики, самые сладкие его воспоминания замутились горечью. Наконец Чань увидел, что женщина смотрит на книгу в его руке. В глубине души он уже отчаялся, был почти уничтожен и все меньше верил в то, что сумеет выпутаться из этой истории. Он не мог поднять взгляд на кого-нибудь из солдат, на женщину, на откормленные физиономии слуг, с любопытством глазеющих на него, идущего в окружении драгун. Ему отчаянно хотелось броситься на кого-нибудь с бритвой!

— Позвольте узнать, где вы это взяли? — спросила женщина, не сводя взгляда с книги.

— В одной комнате, — ответил Чань. — Женщина, получившая эту книгу, разглядывая ее, была сама не своя. Когда я там появился, она даже не чувствовала, что ее насилует солдат.

Он пытался говорить как можно резче. На женщину в черной маске с перьями это не произвело особого впечатления.

— И позвольте узнать, что вы сделали?

— Кроме того, что взял книгу? — спросил Чань. — Это было так давно, что я едва помню… Уж не хотите ли вы сказать, что вам до этого есть дело?

— А разве это так уж странно?

Чань остановился, голос его достиг несвойственной ему резкости:

— Судя по тому, что я видел, это невозможно!

Услышав его тон, драгуны, держа сабли наизготовку, остановились, их сапоги одновременно громыхнули по мраморному полу. Женщина подняла руку, призывая их к терпению.

— Зрелище, наверно, было весьма удручающим. Я понимаю, что работа графа трудна — ее трудно и понять, трудно вынести. Я, конечно же, сама прошла Процесс, но это ничто в сравнении с тем… с тем, что вы видели в башне.

На ее лице было совершенно искреннее выражение, даже сочувственное — Чаню это было невыносимо. Он махнул рукой, показывая назад — на заляпанный кровью пол.

— А что случилось здесь? Еще одна казнь?

— Ваши собственные руки, Кардинал, в крови — вам ли говорить об этом?

Чань невольно вспомнил их всех — от мистера Грея до солдат внизу, на нем крови было немало, — но встретил ее взгляд с агрессивным вызовом. Никто из убитых им не имел значения. Они были простофилями, глупцами, вьючными животными… возможно, в точности такими же, как и сам он.

— Не знаю, что случилось здесь, — продолжила она. — Я была в другой части дома. Но это, несомненно, лишь свидетельствует о том, насколько серьезно происходящее. — Ее губы растянулись в ухмылке. — Прошу вас, — сказала она, — мы опаздываем…

— Куда опаздываем? — спросил Чань.

— Туда, где вы найдете ответы на ваши вопросы.

Чань не шелохнулся, словно останься он на месте, и это могло бы отсрочить подтверждение о гибели мисс Темпл и доктора. Солдаты смотрели на него. Женщина вперилась прямо в его черные линзы и подалась вперед, ее ноздри раздувались от запаха синей глины, но выражение лица не изменилось. Он увидел безмятежность в ее взгляде, свидетельствующую о прохождении ею Процесса, — но ни капли гордыни или высокомерия. Неужели, подойдя к самому сердцу заговора, он будет сталкиваться со все более изощренными заговорщиками?

— Мы должны идти, — прошептала она. — Мы не можем уделять вам столько времени.

* * *

Прежде чем Чань успел ответить, раздался громкий крик из коридора впереди, резкий голос, сразу же угаданный Чанем.

— Миссис Стерн! Миссис Стерн! — кричал полковник Аспич. — Где мистер Бленхейм — он срочно нужен!

Женщина повернулась на голос, а колонна драгун расступилась, пропуская своего командира, который приближался с еще одним взводом солдат. Чань увидел, что Аспич прихрамывает. Глаза полковника, как только он заметил Чаня, сощурились, губы вытянулись, но он тут же перевел пытливый взгляд на женщину.

— Мой дорогой полковник… — начала было она, но он грубо оборвал ее:

— Где мистер Бленхейм? Его уже давно ищут… Ждать больше нельзя!

— Я не знаю. Меня послали за…

— Мне это прекрасно известно, — прорычал Аспич, прерывая ее. — Но вы потратили на это столько времени, что меня послали за вами. — Он повернулся к своим солдатам, указывая на боковые комнаты и выкрикивая слова команды: — По трое в каждое крыло… Как можно быстрее… Если что увидите — немедленно дайте мне знать. Он должен быть найден — быстро!

Солдаты бросились исполнять приказание. Аспич, избегая встречаться с Чанем взглядом, подошел к женщине и предложил ей руку, хотя Чань решил, что скорее ее рука будет подмогой при его хромоте. Он попытался представить себе, что случилось с ногой полковника, и от этого ему стало немного легче на душе.

— Почему он еще не в цепях? — спросил полковник в бешенстве оттого, что этот вопрос еще не решен.

— Мне не давали таких инструкций, — ответила миссис Стерн, которой (по оценке Чаня, смотревшего на нее) было не больше тридцати.

— Он необыкновенно опасен и неразборчив в средствах.

— Меня об этом предупредили, и тем не менее… — И тут она повернулась к Чаню с подозрительно безразличным лицом. — У него нет выбора. Информация — вот единственное, что может хотя бы немного облегчить страдания Кардинала Чаня. Вот мы его и ведем к этой информации. И потом, у меня нет ни малейшего желания терять книгу в бессмысленной борьбе, а Кардинал как раз держит одну из книг в руках.

— Информация? — усмехнулся Аспич, оглядывая женщину, стоящую рядом с Чанем. — О чем? О его шлюхе? Или об этом идиоте Свенсоне?

— Молчите, полковник, — прошипела она, теряя терпение. Чань был доволен и немало удивлен, когда увидел, что Аспич мотнул головой, раздраженно фыркнул и замолчал.

* * *

Театральный зал располагался неподалеку, и Чань подумал, что вполне логично было бы использовать его для другого подобного же зрелища. Возможно, там уже собирались гости. У Чаня внезапно упало сердце — он подумал: если ее не оказалось на одном из столов у башни, то, может быть, мисс Темпл в этом самом анатомическом театре?

141
{"b":"104341","o":1}