ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Разве ты не знаешь, что Тор-Мозина обещала казнить моего дядю Горновея, если тот не сумеет уничтожить Кукушку? Он никому не причинял зла — мой дядя. Он скорее согласится умереть, чем убить ни в чем не повинную птицу…

На секунду глаза Томлины, в которых стояли еще слезы, задержались на Вовке.

— Ты?.. Я догадалась, догадалась! Ты пришел оттуда, где растут живые цветы? Да? Я угадала?

— Угадала. Меня все зовут Вовка… Вова… Володя… Я учусь в двадцать шестой школе.

— У нас тоже есть школа — сказала Томлина. — Но там учат лишь детей высокой знати. О! Там очень мудренно! Они изучают таблицу умножения. Все время учат, что два умноженное на два будет четыре и — представь себе — у них все время выходит четыре. Вот какую премудрую науку изучают дети.

— И ты никогда не училась в школе? — В голосе Вовки прозвучало такое удивление, что Томлина даже вскинула большие, дрожащие ресницы.

— Разве только я одна такая? Наши семьи должны шить одежду, обувь, платить разные подати на содержание двора и стражи ее величества. Она боится врагов и все больше и больше размножает каменных солдатиков, которых нужно одевать. Хорошо еще, что подчиненные не требуют еды…

— Ах, какую страшную сказку придумала Тор-Мозина, — не выдержал Вовка. — Неужели обитатели королевства могут жить без времени? без облаков? без солнца?..

— Солнце? — переспросила девочка и часто-часто заморгала ресничками. — А что это значит — «солнце»? Нам говорят, что мы самые счастливые обитатели самой необыкновенной страны, где не нужно думать, где время остановилось и никто не умирает, если того не захочет сама Тор-Мозина…

— Конечно, вы счастливы, потому что почти никто из вас не знает, как вы несчастны… Вы не знаете, как пахнут на рассвете живые цветы, как шумят дожди и зажигаются между землей и небом радуги…

— Да, да… Радуги… Дожди… Запах цветов… Леса в золоте… Я что-то припоминаю… — Томлина прикрыла глаза, снова вскинула ресницы и посмотрела на Вовку. Сказала: — Ах, зачем ты напомнил мне то, что я забыла давно… А теперь?.. Как я теперь жить буду? — и девочка расплакалась.

— Не плачь, Томлина… Поверь! Мы с Кукушкой все возвратим вам. Нам бы только завести Главные часы королевства…

Томлина задумалась.

— Нет. Я ничего не могу подсказать тебе… Но вот что, смелый мальчик, я могу провести тебя в опочивальню Тор-Мозины. Там я заведу разговор о Главных часах, и ты, быть может, что-либо узнаешь.

В эту минуту со сторожевых башен послышались голоса стражников.

— Обитатели королевства могут быть спокойны! Ее высочество Тор-Мозина поклялась своим левым мизинцем, что через три дня Кукушка будет казнена на площади вместе с незваным пришельцем…

— Слушайте, обитатели королевства! Слушайте! Запоминайте! Веруйте! Ее высочество…

— Решай, мальчик, мне нужно торопиться…

— Я иду с тобою, Томлина… Иду…

Они вошли в дверь, напоминающую пасть какого-то зверя, и побежали по гулким ступеням. Все выше и выше. Сквозь узкие окошки лился синий свет. Он освещал крутые ступени; с каменных стен печально смотрели крохотные человечки, обвитые цепями.

— Смотри, кто это? — спросил Вовка, который снова почувствовал, будто холодные липкие пальцы прикасаются к спине.

— Это же секунды, — просто объяснила Томлина. — Если вдруг пойдут Главные часы, то с первым ударом маятника они оживут. И тогда рухнет замок…

А ступени становились все круче и круче. Уже приходилось карабкаться по скользким камням.

Наконец, на одной из лестничных площадок Томлина остановилась, прислушалась и потянула на себя огромное металлическое кольцо в пасти льва.

— Войдите, — басом прогудел лев.

Они оказались в большом зале. Своды его подпирались столбами. Половина из них были светлыми, другие — темные с блестками.

— Здесь 24 столба, — объяснила Томлина. — Это плененные часы. Тор-Мозина любит потешаться над ними. Подойди сюда, — она провела его в узкий ящик с множеством отверстий и шепнула: — Тебе отсюда будет видно опочивальню и все слышно…

Вовка остался один. Он слышал, как мучительно на одной тоскливой ноте гудели за спиной плененные часы.

— А где Томлина! А?.. — вдруг раздался старческий скрипучий голос Тор-Мозины. — Скорее, скорее! Разве ты не слышишь, противная девчонка, что меня уже ждут мои слуги. У них срочные вести. Я это слышу по тому, как чешет бороду мой верный Мудрец и как топчется от нетерпения Лорд Хранитель Времени…

— Простите меня, сударыня, но я не покидала опочивальни. Я слушала ваше дыхание, — залепетала Томлина. — Сегодня оно было ровным, что означает приятное для вас стечение обстоятельств.

— Ай! — вдруг рявкнула старуха, и Вовка даже присел в своем ящике. — Расчесывая меня, ты опять выдернула волосок. Ты это сделала нарочно! нарочно! нарочно! в отместку за то, что я хочу казнить кузнеца Горновея.

— Простите, — извинилась Томлина. — Я сделала это совсем нечаянно. Я всегда помню, что волосы на вашей царственной голове, как и на головах всех обитателей королевства, не растут, и потому я очень бережно…

— «Бережно» — передразнила Тор-Мозина. — Знаю я это «бережно». Вот я уже чувствую… вот здесь, на макушке пятачок. Как же я буду лысой разговаривать со своими подчиненными? Это может вызвать улыбку по отношению к моей особе.

— А вы не разрешайте подчиненным заглядывать на вашу царственную макушку, тогда никто ни о чем и не догадается.

— Что ж, ты не лишена изобретательности, — похвалила Тор-Мозина. — В благодарность за это я разрешаю… разрешаю…

— Разрешите мне задать вам всего лишь один вопрос.

— Ладно. Так и быть. Задавай свой вопрос.

— Скажите, а почему в нашем королевстве стоят все часы?

Володя видел, как вскочила Тор-Мозина, как в старческих ее глазах засверкала ненависть, а редкие косы упали на плечи.

— Ах, вот что тебя интересует?! Видимо, этому научил тебя Горновей? Погоди же, негодница, я отрублю тебе язык, если еще раз ты задашь мне подобный вопрос. Но… — Тор-Мозина неожиданно изобразила на своем лице подобие улыбки и уже ласковее спросила: — Этот вопрос ты придумала сама или это заинтересовало кого-нибудь из обитателей королевства? А? Знай же, дитя мое: часы остановились для пользы всех…

— А вдруг часы сами пойдут?

— Это уже второй вопрос, и я на него могла бы не отвечать. Но я утешу тебя. Никому не завести Главные часы королевства. Никогда… Пожелавшему совершить такое преступление, нужно проникнуть в Совиную башню. А это ой, как непросто! Потом нужно сразиться с Совой Бессмертной. Убить хранительницу Времени может лишь шпага страха. Но этой шпаги нет. Я велела ее расплавить…

— Ах! — вскрикнула Томлина, и Вовка даже присел. «Неужели все кончено?!»

— Что с тобой? — подозрительно спросила Тор-Мозина.

— Я нечаянно уколола палец о вашу шпильку…

И вдруг рывком распахнулись двери опочивальни и прямо на пол вывалились Мудрец Трехбородый и Лорд Хранитель Времени.

— Как смели?! — закричала Тор-Мозина с дрожью в голосе. — Разве вы не видите, что королевские одежды не прикрывают мою особу?!

— Ох, ах, их! — смешно прохрипел Лорд. — Я вижу, что я ничего не вижу.

— Мы позволим себе забыть о случившемся, — пропищал Мудрец и тут же вскочил.

— Я предсказал.

— Нет, это я первый увидел, — закричал Лорд.

— Нет! Я первый узнал от Совы.

— Нет… Я перу!.. мидван!.. Сова!.. — Они кричали все вместе, и ничего нельзя было понять из того, что они хотели сказать.

— Замолчите! — крикнула Тор-Мозина. — Или я немедленно казню самого болтливого. Ну, говорите по одному. Я слушаю. Что же вы теперь замолчали? Рассказывайте, или я…

— Будер-сов-гла — есть, — забормотали высокопоставленные особы.

— О! злодеи, — прошипела Тор-Мозина. — Говори ты, Лорд Хранитель Времени… Говори же!

— Я шел… Я проверял, надежно ли закованы Главные часы, и услышал шорох. Я обернулся и я увидел…

— Что ты увидел? — посинев, спросила Тор-Мозина.

— Я увидел, — прошипел Лорд.

6
{"b":"104345","o":1}